Перейти к основному контенту

Учителя и выборы: «Традиционный козел отпущения отвязался и убежал»

Члены избирательной комиссии на участке в Москве (фото из архива)
Члены избирательной комиссии на участке в Москве (фото из архива) AFP/NATALIA KOLESNIKOVA

Члены московской ячейки межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» решили не участвовать в работе избиркомов на выборах в Мосгордуму. Они опубликовали открытое письмо к своим коллегам. В нем они назвали ситуацию с недопуском к выборам независимых кандидатов «беззаконием», а действия силовиков на протестных акциях в Москве в июле-августе этого года — «настоящей бойней». Авторы призвали коллег «подумать о том, как они будут объяснять детям свое участие в имитации выборов».

Реклама

Многие избирательные участки в России традиционно размещаются в зданиях школ, а учителя становятся членами участковых избирательных комиссий — Москва в этом смысле не исключение. Нельзя не вспомнить, что во время ряда предыдущих федеральных выборов камеры видеонаблюдения, установленные на школьных избирательных участках, неоднократно фиксировали вбросы, осуществляемые сотрудниками школ. Впрочем, сопредседатель профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий считает, что в данном случае у власти уже нет причин прибегать к фальсификациям.

Всеволод Луховицкий
Всеволод Луховицкий YouTube

Всеволод Луховицкий: Это не политический текст, это прежде всего обращение к совести. Мы не можем и не хотим кого бы то ни было к чему бы то ни было призывать. И обращение написано не всем профсоюзом, а конкретными людьми, членами московской первичной организации «Учитель». Там нас всего 14 человек. Для нас несомненно, что в Москве проводить в такой ситуации выборы вообще бессмысленно. Это не будут выборы. Выборы — это когда граждане имеют право выбирать. В данном случае уже недопуском такого количества кандидатов и всеми безобразиями, которые произошли в июле–августе в Москве, гражданам не дали выбрать тех людей, за которых они ставили подписи. В этой ситуации мы как учителя, которые несут особую ответственность прежде всего перед своими учениками, сами мы лично считаем, что голосование и участие в выборах в этом варианте лишено всякого смысла. Поэтому мы говорим про себя: мы в них участвовать никак не будем.

Те учителя, которые работают в избирательных комиссиях, могут понять, на наш взгляд, что нынешние выборы отличаются от всех предыдущих. На предыдущих не было ситуации, когда столь массово людей, готовых для выборов, взяли и не пустили. На прошлых выборах можно было думать, колебаться, рассуждать. С нашей точки зрения, рассуждать здесь уже не о чем. Поэтому мы обращаемся к учителям-членам УИКов, чтобы они подумали, каким образом они будут смотреть в глаза ученикам, если своим участием в УИКах будут поддерживать эти выборы и делать их будто бы состоявшимися. По закону любой член УИК имеет право за 10 дней до начала работы избирательной комиссии написать заявление и выйти из ее состава. Никаких формально-юридических оснований для того, чтобы его наказывать, преследовать, штрафовать и так далее, нет. Если это будут неюридические способы давления и если такие люди найдутся, тогда мы будем их защищать.

Вы думаете, много кто прислушается к вашему призыву «подумать»?

Нет, я думаю, что не много. Московские учителя вообще, к сожалению, в отличие от учителей провинциальных, во-первых, относительно неплохо живут, а во-вторых, почему-то гораздо больше, чем в других регионах, боятся за свое место. Хотя никаких оснований у них для боязни нет. Москва — богатый город, и, соответственно, не думаю, что найдутся сотни желающих последовать нашему совету.

Вы обращаетесь к честным, порядочным людям, которые своим наблюдением могли бы, по крайней мере, обеспечить некоторую прозрачность самого голосования…

Я думаю, что сейчас, на этих выборах, никаких вбросов не будет — нет смысла что-то вбрасывать. Ничем не отличаются те «альтернативные» кандидаты, за которых предлагают голосовать, от тех кандидатов, которые в нынешней думе заседали. Никакой разницы между коммунистами, единороссами и справедливороссами нет. За очень редким исключением. А те отдельные люди, как тот же Митрохин или Борис Кагарлицкий от «Справедливой России» — так они опять же, судя по всему, пройдут в любом случае. Потому что, как я подозреваю, есть какие-то негласные договоренности.

***

Еще один член профсоюза «Учитель» москвич Леонид Перлов считает, что к представителям его профессии уже приклеен ярлык «фальсификатора».

Леонид Перлов
Леонид Перлов YouTube

Леонид Перлов: Я сам в участковых комиссиях не работал, и членов профсоюза «Учитель» вообще стараются не привлекать к этому делу. Думаю, потому что рассчитывать на то, что их купить, запугать или заставить, нельзя. Я имею в виду фальсификации.

Вы рассчитываете, что ваше обращение к коллегам будет эффективным?

Не знаю. Не думаю, честно говоря, что это будет иметь серьезный эффект. Профсоюз маленький, членство в нем не поощряется администрацией, как правило. Учитель — крайне зависимый человек.

Звучит, как некоторое оправдание

Я не оправдываю. Ни в коем случае. Я не оправдываю, но могу понять причины, почему люди на это идут. Как можно оправдывать такие вещи? И потом, очень важный момент: мы ведь не призываем ни к чему в этом обращении. Мы призываем только подумать. И все. Дальше человек принимает решение сам.

На мой взгляд, основной смысл обращения — не в этом. С выборами этими текущими, московскими, все ясно, они уже другими не будут. Махинации во время подсчета уже значения не имеют, все кандидаты в депутаты, которые могли представлять серьезную угрозу для московского начальства, уже сидят по кутузкам. Устраивать махинации с теми, что остались, уже смысла нет. Не для кого. Важно то, что к учителю плотно приклеился ярлык фальсификатора. По предыдущим, по крайней мере, двум последним выборам, учителю отведена в избирательных кампаниях вот такая социальная роль. И общество именно в этом плане и заточено. «Учитель — значит, фальсификатор и жулик». Главным образом обращение направлено на то, чтобы возможностей выставить учителя в очередной раз в таком свете не было.

Возможно, такое обращение было бы более уместным, если бы независимых кандидатов допустили до выборов — чтобы ваши коллеги под давлением руководства не оказались втянутыми в фальсификации…

Сослагательное наклонение в данном случае мне не представляется уместным. Их уже не допустили. И людей, которые были с этим не согласны, уже побили. Я при всем присутствовал, но в силу, видимо, возраста, седой бороды, в автозак меня не затащили, но как это делалось, я видел собственными глазами.

Вас в данной ситуации волнует уже исключительно репутация профессии, а не сами выборы?

Да, совершенно правильно. На ход и результат выборов, я полагаю, это обращение не повлияет. Лично для меня как для старого учителя, члена профсоюза, в данном случае важнее репутационный момент. Вот, учитель, традиционный козел отпущения в таких ситуациях, вдруг отвязался и убежал.

Как вы думаете, надавить, заставить учителей работать в избиркомах могут?

Заставить — это зависит от конкретного человека. Попытаться надавить — думаю, да, могут. Но вы, наверное, помните, что мы обещали юридическое сопровождение, защиту тем, кто попадет в такую ситуацию. Юристы в Конфедерации труда (Конфедерация труда России — общероссийское профсоюзное объединение — RFI) хорошие, нам случалось выигрывать процессы. Эти люди не останутся один на один со своим начальством, это мы можем обещать вне зависимости от того, будут они или не будут членами профсоюза.

***

Сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц считает, что обращение профсоюза «Учитель» в данной ситуации носит скорее деструктивный характер.

Григорий Мельконьянц
Григорий Мельконьянц RFI

Григорий Мельконьянц: Профсоюз вправе обращаться к своим членам с рекомендациями, советами, призывами. Но при этом, если смотреть на его полезность для общества, то, скорее, он носит негативный характер. Почему? Потому что в составах комиссий есть разные члены. Есть такие, которые заряжены на какие-то нарушения, а есть порядочные, честные члены комиссии. И мы заинтересованы, чтобы в составах комиссий были именно честные, порядочные люди. И если кто-либо призывает этих честных людей из составов комиссий выходить, мы остаемся только с теми, кто может нарушать закон или занимать какую-то нейтральную позицию. На мой взгляд, это неправильно, неконструктивно. На этих выборах достаточно активно могут быть организованы какие-то нарушения, может быть протестное голосование, которое, хотелось бы понять, в каком объеме происходит. Если будут какие-то махинации с явкой, это тоже очень важно знать — такой барометр того, что происходит на выборах. Поэтому, если людей там честных не будет, мы можем просто не узнать правду о выборах.

Члены профсоюза «Учитель» не видят разницы в том, кто победит в этих неконкурентных выборах и не считают возможным дискредитировать себя участием в них…

Да, в Москве есть серьезные проблемы с конкуренцией. И на этом этапе старта избирательной кампании, хода избирательной кампании, конечно, свобода выбора под большим вопросом. Но при этом остается день голосования, и большое количество людей придет на избирательные участки. Выборы — это такой своеобразный большой социологический опрос. От его результатов зависит в том числе поведение и оппозиции, и самое главное — поведение власти. Если из-за искаженных результатов власть будет вести себя самонадеянно, будет считать, что у них высокая поддержка, что за альтернативных кандидатов никто не голосует, и просто не будет считаться с мнением большого количества людей… Других выборов у нас нет, к сожалению. И порой приходится заниматься такой не очень приятной работой — подсчитывать голоса на таких не вполне свободных выборах. Смотреть результаты даже этих несвободных выборов, за кого голосуют люди, есть ли протестные голоса, это очень важно.

Насколько рационально с позиции честных выборов привлекать к работе в УИК учителей и вообще бюджетников, столь зависимых от властных структур?

Конечно, бюджетники — это достаточно зависимая категория граждан. Хотелось бы, чтобы больше было в составах комиссий людей из сферы бизнеса, каких-то общественных инициатив, но практика такова, что у нас порядка миллиона членов избирательных комиссий по стране. Это достаточно большая армия людей, и не каждый готов тратить необходимое количество времени в период кампаний на то, чтобы дежурить в составах комиссий, сутки заниматься организацией голосования, и не всем это нравится. Поэтому, к сожалению, административный ресурс работает именно на то, чтобы закрыть эти дыры, чтобы были в составах комиссий люди.

Я уверен, что у каждого бюджетника-члена комиссии есть возможность отказаться от участия в фальсификациях. Можно впрямую идти, в лобовую атаку, можно поступать более мудро и более элегантно уходить от настойчивых требований обеспечить нужный результат. Конечно, если бюджетники участвуют в работе избирательных комиссий, они должны быть защищены от такого рода давления на них. И в этом отношении и роль профсоюзов достаточно важна, то есть они могут им оказывать правовую поддержку. Если бы, наоборот, профсоюз «Учитель» разработал какие-то памятки, информационные материалы с разъяснением, каким образом учитель может отказаться от участия в фальсификации в случае, если ему поступает такое предложение, каким образом он должен документировать эти факты, каким образом это противоречит трудовому законодательству, избирательному, уголовному. Вооружить этими памятками, инструкциями и телефонами, куда можно позвонить, когда учитель столкнется с такой проблемой — вот тогда, я думаю, будет другой коленкор, другой подход к разрешению ситуации.

***

Выборы в Мосгордуму пройдут 8 сентября. Мосгоризбирком отказался зарегистрировать в качестве кандидатов большинство известных оппозиционеров, среди которых Дмитрий Гудков, Илья Яшин, Любовь Соболь, Константин Янкаускас, Иван Жданов, Юлия Галямина. Это объяснили большим количеством недействительных подписей избирателей. В ходе нескольких акций протеста большинство незарегистрированных кандидатов получили административные аресты и в данный момент отбывают их в спецприемниках.

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.