Перейти к основному контенту

Выбор как крест: перейдет ли парижская архиепископия к РПЦ?

Собор Александра Невского в Париже — центр русской архиепископии с начала 1920-х
Собор Александра Невского в Париже — центр русской архиепископии с начала 1920-х wikimedia commons

7 сентября Архиепископия русских церквей в Западной Европе должна решить свою судьбу. В ноябре 2018 года Вселенский патриархат лишил ее статуса экзархата и предписал приходам русской традиции влиться в местные грекоязычные епархии. Однако церковная организация с центром в Париже не подчинилась указанию Константинополя. 7 сентября генеральная ассамблея епархии проголосует по единственному вопросу — за или против проекта о переходе к Московскому патриархату. Митрополит, назначенный Константинополем главой бывшего экзархата, заявил, что результаты голосования не будут иметь силу. 

Реклама

Незадолго до дня голосования Вселенский патриарх Варфоломей дал отпускную грамоту главе русской архиепископии Иоанну (Реннето), официально освободив его от руководства приходами русской традиции. Местоблюстителем был назначен глава грекоязычной митрополии Франции Эммануил (Адамакис). Был назначен и новый настоятель собора Александра Невского в Париже. Митрополит Эммануил заявил, что архиепископ Иоанн больше не имеет никакой административной и пастырской ответственности за общины русской архиепископии, а решения ассамблеи 7 сентября не будут иметь силы.

Сам архиепископ Иоанн заявил, что никогда не просил патриарха об отпускной грамоте, и это — нарушение церковных канонов и устава архиепископии. «Сейчас много напряженности, много недоразумений и, к сожалению, много попыток обмана. Но мы не должны свернуть с истинного пути», — написал архиепископ Иоанн в своем обращении и призвал всех делегатов съехаться в Париж и принять участие в ассамблее 7 сентября. Это голосование «будет по-настоящему решающим для нашего будущего», — подчеркнул он.

По мнению церковного публициста русской епархии Даниила Струве, формальное отстранение Иоанна — это заявка на контроль над рядом приходов с расчетом на раскол. В том, что раскол будет, собеседники RFI не сомневаются. Архиепископ Иоанн известен как сторонник «московского пути» — присоединения архиепископии к РПЦ. Тогда как Константинополь продолжает настаивать на «растворении» русских приходов в местных грекоязычных епархиях.

«Если они (Вселенский патриархат) хотят дать возможность тем, кто хочет к ним присоединиться, сделать это нормально, они обязаны создать какую-то структуру. Когда митрополит Эммануил говорит, что он — единственная власть, и ассамблея не имеет никакого значения, это не значит, что так произойдет. Но это позволяет приходам, которые хотят к нему перейти, объявить, что они с ним», — объясняет господин Струве.

Единственный вопрос — о переходе к РПЦ

Решение Вселенского патриарха об отстранении архиепископа Иоанна изменило повестку генеральной ассамблеи 7 сентября. На голосование решили вовсе не выносить вопрос о существовании архиепископии в составе Константинопольского патриархата в формате некой новой структуры. Этот вариант архиепископия сочла «утерявшим силу».

Единственный вопрос, вынесенный на повестку дня, — за или против присоединения к Московскому патриархату. «Вопрос стоит очень простой: согласны ли мы переходить вслед за архиепископом в юрисдикцию Московского патриарха или нет. Если нет, то это значит передачу ключей греческому митрополиту», — говорит Даниил Струве.

Предполагалось, что на ассамблее обсудят и проект настоятеля церкви покрова Богородицы и святого Александра Невского в Биаррице, протоирея Георгия Ашкова. Он предложил создать поместную церковь, которая не была бы ни в юрисдикции Москвы, ни в юрисдикции Константинополя. Однако, как говорится на сайте архиепископии, сам Георгий Ашков в начале сентября отозвал свой проект, выразив надежду, что его могут рассмотреть позже. Ранее собеседники RFI утверждали, что создание независимой церкви, учитывая сегодняшнее положение епархии, нереалистично. 

«Архиепископия, будучи новым церковным образованием (ей меньше ста лет), оказалась заложницей политики двух больших церквей — постимперских по своему характеру», — резюмирует сложившуюся ситуацию редактор альманаха современной христианской культуры «Дары» Сергей Чапнин (в 2015 году был уволен с поста ответственного редактора журнала Московской патриархии).

«В сложившейся ситуации, на мой взгляд, было бы важно искать новые формы существования таких малых церквей в рамках большого содружества поместных православных церквей. В эту сторону дискуссия вроде бы немножко пошла. И настоятель в Биаррице, отец Георгий Ашков, и отец Михаил Аксенов-Меерсон из Америки написал концептуально важное, на мой взгляд, письмо. Но, к сожалению, все это не было принято непосредственно как руководство к действию. На мой взгляд, это не просто поражение архиепископии, а большое историческое поражение всей православной церкви», — полагает Сергей Чапнин.

Условия перехода к РПЦ

В августе глава управления РПЦ по зарубежным учреждениям, митрополит Антоний по поручению патриарха Кирилла направил архиепископу Иоанну письмо, где перечисляются условия присоединения парижской епархии к Москве. В Москве обещают сохранить все богослужебные и пастырские особенности архиепископии, а также устав и традиции управления.

За два дня до голосования, 5 сентября, «учитывая некоторые ошибочные и безосновательные утверждения», на официальном сайте архиепископии появились пояснения к «проекту о присоединении». В заявлении подчеркивается: архиепископия вливается в Московский патриархат как автономная структура с особым статусом. Это означает, что она не будет частью недавно созданного Западноевропейского экзархата РПЦ.

Для этого в устав РПЦ внесут изменение, как это уже случилось в 2007 году после присоединения Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ) — самоуправляемой церкви в составе Московского патриархата. «Такое дополнение в уставе Московского патриархата способно защитить архиепископию от неожиданной и произвольной ликвидации», — говорится на сайте парижской епархии.

Как объясняет Даниил Струве, предполагается, что это должно защитить парижскую архиепископию от судьбы Сурожской епархии в Великобритании, которая в начале 2000-х годов, после смерти ее главы, митрополита Антония (Блума) потеряла свою автономию и самобытность, которые никогда не были одобрены Московским патриархатом и официально не были внесены в устав РПЦ.

Сергей Чапнин не исключает, что парижской архиепископии в составе РПЦ может грозить судьба Сурожской епархии. «Традиции архиепископии в общем находятся в противоречии с теми традициями, которые сегодня культивируются в Московском патриархате, — продолжает Сергей Чапнин. — Соборное начало, когда священники и миряне вместе обсуждают свои проблемы, — этого, конечно, в Русской православной церкви уже нет. Там есть жесткая вертикаль, вполне себе авторитарное управление. Русская архиепископия в Западной Европе не вписывается в этот стиль никак. Я думаю, что это будет представлять угрозу для церковной бюрократии в Московской патриархии. И с этой угрозой они будут вынуждены как-то соотноситься. Я думаю, способ очень простой. Старые священники будут умирать, а на их место будут приходить священники, воспитанные в семинариях Московской патриархии уже с совершенно другим духом».

Господин Чапнин обращает внимание на то, что Русская православная церковь оказалась в довольно сложном положении в Западной Европе. «У Русской православной церкви возникает совершенно потрясающая ситуация, когда на одной территории могут быть аж три епископа, каждый из которых подчиняется патриарху Московскому и всея Руси. Это собственно Западноевропейский экзархат (епархия Русской православной церкви как таковой), после присоединения зарубежной церкви (РПЦЗ) в Западной Европе есть епископы зарубежной церкви со своими параллельными Московскому патриархату приходами. Тем не менее они тоже подчиняются Московскому патриархату. И если теперь присоединится даже хоть какая-то часть архиепископии, то получится, что это уже третий епископ на той же самой территории. Естественно, эта ситуация ненормальная. Со временем она должна быть улажена. Она может быть улажена путем ликвидации зарубежной церкви в Западной Европе и тех приходов архиепископии, которые начнут с автономным статусом, а как закончат — непонятно», — объясняет редактор альманаха «Дары».

Даниил Струве, впрочем, отмечает, что если Москва нарушит условия, на которые она уже согласилась, то архиепископия всегда сможет вернуться к тому положению, которое имеет сейчас в Константинопольском патриархате, то есть самораспуститься.

Каковы гарантии независимости?

Гарантировать независимость архиепископии должно то, что она сохраняет свой юридический статус во Франции, говорится в коммюнике на официальном сайте епархии. Это означает, что генеральная ассамблея остается единственным органом, решающим вопрос о роспуске, сохраняется «полная независимость» управления финансами, движимым и недвижимым имуществом.

Что касается избрания архиереев, предварительный список предлагает совет архиепископии, но Московский патриарх вправе внести в него изменения. В архиепископии объясняют, что такая же схема действовала и со Вселенским патриархом.

В проекте имеется и следующий пункт (IX): «Каноническое усовершенствовании присутствия Московского Патриархата в Западной Европе, ныне представленного несколькими церковными структурами, требует дальнейшего обсуждения с участием всех заинтересованных сторон». Архиепископия заверяет, что речь тут ни в коем случае не идет о «растворении» епархии в экзархате РПЦ.

А пункт (III-12) о том, что «решения Священного Синода по согласованию с Патриархом Московским и всея Руси действуют в Архиепископии с учетом особенностей ее управления» — «предполагает переговоры о способах применения решений».

Редактор альманаха современной христианской культуры «Дары» Сергей Чапнин в интервью RFI отмечает, что теоретически этот документ выглядит «неплохо». «Однако надо иметь в виду, что сама каноническая, церковно-правовая структура Русской православной церкви довольно шаткая. Нормы могут быть записаны, но совершенно легко могут не соблюдаться. Документ как таковой не является гарантом независимости той или иной церковной структуры», — говорит Сергей Чапнин.

Кратко об истории русской архиепископии

Русская архиепископия объединяет несколько десятков приходов в Западной Европе, в основном — во Франции. Епархию основали эмигранты первой волны после революции 1917 года. Центром епархии стал собор Александра Невского в Париже. В 1930-х, на фоне разногласий с Москвой, церковная организация перешла под юрисдикцию Вселенского патриархата.
В XX веке ее статус несколько раз менялся. Наконец, в 1999 году Константинополь даровал русским приходам в Западной Европе статус постоянного экзархата — обособленной церковной области вне страны, где находится резиденция патриарха.

«Под крылом» Константинополя парижская епархия сохраняла относительную независимость, свои традиции особенности, следуя решениям и прениям выдающегося Поместного собора 1917–1918 годов, который многое сделал для децентрализации церкви (многие из этих мер не были реализованы Русской православной церковью).

Однако в ноябре 2018 года, на фоне предоставления независимости украинской церкви, Вселенский патриарх Варфоломей неожиданно, без консультаций с архиепископом Иоанном отозвал статус экзархата у русских приходов в Западной Европе. Церквям русской традиции Константинополь предписал влиться в местные грекоязычные митрополии, которые параллельно существуют в странах Европы. Не случайно в Константинополе это решение называют чисто техническим — чтобы устранить дублирование юрисдикций внутри патриархата.

Но с этим «техническим» решением архиепископия не согласилась и официально заявила, что свою судьбу будет решать самостоятельно. В феврале 2019 года на внеочередной генеральной ассамблее 93% делегатов от духовенства и мирян проголосовали против самоликвидации и перехода в греческие епархии.

В феврале стало известно, что парижская епархия ведет активные переговоры с РПЦ. В интервью RFI архиепископ Иоанн (Реннето) рассказывал, что главный предмет переговоров — сохранение независимости и особенностей парижской архиепископии. Например, включение мирян в церковное управление. Он не исключил, что в случае перехода к Москве часть приходов покинут архиепископию.

На вопрос RFI о своевременности перехода к РПЦ архиепископ Иоанн ответил, что идеальных церквей не существует: «Даже в монастыре не рай. На земле нет рая. Есть мужчины, женщины, сообщества людей со всеми их проблемами. И в церквях тоже есть проблемы. Если мы начнем говорить, что хотим самую идеальную церковь, таких нет. Тогда надо ехать на необитаемый остров и оставаться одному».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.