Перейти к основному контенту
УЗБЕКИСТАН / HRW

Узбекистан: отношения с HRW и Западом

Стив Свердлоу директор ташкентского офиса HRW
Стив Свердлоу директор ташкентского офиса HRW http://www.hrw.org/en/news/2011/02/12/what-will-uzbeks-say-about

В середине марта международная правозащитная организация Human Rights Watch объявила о том, что узбекские власти собираются ликвидировать ее офис в Ташкенте. Окончательное решение должен был принять Верховный суд Узбекистана, однако он больше не сообщает о возможном слушании по этому делу. Получить комментарии Министерства Юстиции Республики Узбекистан через его пресс-службу оказалось невозможным. Именно при Минюсте вынуждены регистрироваться международные организации и правозащитники. Евросоюз, в свою очередь, не отказывается от планов по открытию своего представительства в столице страны.

Реклама

О сложившейся в стране ситуации и о том, почему «тихая дипломатия» западных стран может привести к повторению Андижанских убийств 2005 года, в интервью RFI рассказал директор ташкентского офиса HRW Стив Свердлоу.
 

Стив Свердлоу: 24 декабря прошлого года Министерство Юстиции Узбекистана отказало мне в получении аккредитации. Я стал уже шестым представителем Human Rights Watch, который получил отказ. Потом где-то 10 или 11 марта Верховный суд позвонил одной из наших сотрудниц в Ташкенте. Нам сказали по телефону, что якобы через три дня будет слушание в Верховном суде Узбекистана о ликвидации нашей организации.

Наша сотрудница объяснила, что мы не можем явиться в суд, так как представителей нашей организации на территории Узбекистана нет. И этот человек, который даже не представился, сказал, что перезвонит. И после этого с нашей организацией из Верховного суда не связывались.

Мне кажется, что после того, как HRW заявила о том, что мы получили такой звонок и что у Министерства Юстиции есть намерение ликвидировать нашу организацию, узбекские дипломаты пытаются избегать плохих последствий, говоря, что нет такого намерения ликвидировать нашу организацию.

Мы, конечно, очень рады, что отдельные дипломаты из США и из ЕС выразили свой протест. Несмотря на то, произойдет что-то в суде или нет, это не меняет картину, если HRW не сможет получить визу или аккредитацию для своих сотрудников и представителей. Мы очень надеемся, что время придет, когда мы сможем находиться на территории Узбекистана, до тех пор мы будем заниматься страной издалека.

У нас есть регистрация, можно сказать, что до того момента, как будет ликвидирована наша регистрация в Узбекистане, мы еще фактически существуем. Но факт остается фактом, что когда власти отказали нам в аккредитации, они фактически закрыли HRW.

Узбекистан только сейчас присоединится к списку закрытых стран, которыми занимается HRW. Например, Иран, Бирма, Саудовская Аравия. Мы хотим, чтобы западные правительства дали Ташкенту понять, что просто так спокойно закрывать страну недопустимо.

АККРЕДИТАЦИЯ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ И ДИПЛОМАТОВ

Стив Свердлоу: Практика такова, что долгосрочную визу выдают только с аккредитацией. Аккредитация не должна становиться серьезным барьером, при котором власти могут найти любую причину в отказе человеку. Их мотивация – исключать любую форму инакомыслия и критику нынешнего режимп.

Аккредитация – это такая хитрая игра, которую очень успешно используют в течение многих лет. И даже у многих дипломатов есть проблемы с аккредитацией. Когда они проявляют активность по вопросам прав человека, когда они поднимают сложные темы на дипломатических встречах, очень часто им угрожают потерей аккредитации. Это значит, что они должны уехать из страны.

ЧТО БУДЕТ ПОСЛЕ ЗАКРЫТИЯ ОФИСА HRW

Стив Свердлоу: Это очень опасная ситуация для местных правозащитников, которые остаются без международных свидетелей тех проблем, с которыми они встречаются каждый день. Мне кажется, что общая ситуация с правами человека может ухудшаться. Проблема пыток в местах содержания и заключения очень серьезная, достигла уже давно критической точки. Без присутствия организации, которая изучает и анализирует эти проблемы, будет очень сложно и остальному миру, и даже узбекскому правительству, прийти к выводам о том, как можно улучшить эту ситуацию.

ОТНОШЕНИЯ УЗБЕКИСТАНА С ЕВРОСОЮЗОМ

Стив Свердлоу: Европейский союз каждый октябрь собирается и обсуждает ситуацию с правами человека в Узбекистане, и каждый год выпускается документ, в котором призывает Узбекистан и узбекское правительство выполнять несколько обязательств по поводу прав человека. Одно из них – чтобы власти дали международным, неправительственным организациям возможность выполнять свою работу на территории Узбекистана.

Теперь мы видим, что явное нарушение своих обязательств перед международным правом и, в частности, перед документами из ЕС, для них не имеют никаких последствий. И мне кажется, это очень опасный момент, когда режим, который серьезно нарушает права человека, в очередной раз демонстрирует, что он понимает, что нет никаких последствий. Потому что ситуация в таком случае может только ухудшаться и стать еще более нестабильной.

ТИХАЯ ДИПЛОМАТИЯ ЗАПАДА

Стив Свердлоу: Мы можем видеть результаты политики ЕС, и в том числе США, относительно Узбекистана. Последние два года идет тенденция к так называемой «тихой дипломатии». Она царствует в отношениях между Западом и Узбекистаном. Это означает, что когда речь идет о правах человека, она идет за закрытыми дверями, где нет никаких последствий для невыполнения своих обязательств.

Также мы видим, что за эти два года тихой дипломатии почти ни один правозащитник не был выпущен на свободу. И многие из них страдают, и их здоровье в критическом состоянии. Мы видим, что эта тихая дипломатия - может быть наивность или, может быть, это геополитические интересы, но все-таки это плохая политика, которая не приведет ни к чему хорошему.

Опять-таки, Египет, Ливия, Тунис, Йемен, Бахрейн – все эти ситуации сейчас нам напоминают о том, что нельзя просто поддерживать автократов без последствий. То есть, может быть, эта политика сейчас кажется разумной, но в какой-то определенный момент ситуация станет очень нестабильной.

Когда простые граждане Узбекистана начнут требовать больше демократических свобод в своем обществе, они посмотрят на политику Европы и США и подумают, «где они были, когда наши права человека нарушали»? Они очень нуждаются в настоящей поддержке своих прав.

Мне кажется, что более разумная политика – это не только поддерживать геополитические интересы, но и совмещать эти интересы с правами человека. Мы призываем их осознавать и публично критиковать то, что эти основные моменты не были выполнены. То есть правозащитники должны быть освобождены.

Международные организации должны иметь право существовать и выполнять свою работу на территории Узбекистана. Можно иметь конструктивный диалог, можно не разрывать отношений. Но, в то же время, нужно твердо, открыто, публично настаивать на выполнении своих обязательств.

ВОЗМОЖНА ЛИ В УЗБЕКИСТАНЕ РЕВОЛЮЦИЯ?

Стив Свердлоу: Все сводится к проблеме изоляции, так как Ташкент закрывает страну наблюдателям и международным организациям. HRW и всем сложно что-то сказать по поводу возможности такого рода событий.

Конечно, мы все хорошо помним андижанские события шесть лет назад, и чем они кончились. Мне кажется, когда нет альтернативного места для выражения альтернативной политической мысли, когда нет свободы в обществе для того, чтобы даже выйти на площадь и говорить о своих правах, когда нет возможности иметь свободные выборы и когда откровенно нарушаются права в системе судопроизводства, это создает ситуацию, при которой нестабильность растет.

Поэтому такие события, как Андижан, могут повторяться. Мне кажется, что такая опасность грозит всегда. Важнее всего – чтобы Запад помнил андижанские события, когда сотни мирных граждан были убиты. Конечно, никто не хочет повторения такой истории.
 

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.