Перейти к основному контенту

Фотограф Умида Ахмедова: «Я не согласна с тем, что мне диктуют»

Ташкент. Внутренний двор медресе Кукельдаш. Начало 2000-х.
Ташкент. Внутренний двор медресе Кукельдаш. Начало 2000-х. Умида Ахмедова

В мае 2016 Умида Ахмедова, фотограф и кинооператор из Узбекистана, стала лауреатом премии имени Вацлава Гавела за творческое инакомыслие (Václav Havel International Prize for Creative Dissent). В 2009 году Ахмедова выпустила фотоальбом «Мужчины и женщины: от рассвета до заката» и сняла документальный фильм «Бремя девственности», после чего в ее отношении было возбуждено уголовное дело за клевету и оскорбление узбекского народа. Перед торжественной церемонией вручения премии, которая состоится в Осло, Умида Ахмедова ответила на вопросы RFI.

Реклама

RFI: 9 мая вы стали лауреатом премии Вацлава Гавела. За что вам была присуждена эта награда?

Умида Ахмедова
Умида Ахмедова DR

Умида Ахмедова: Честно говоря, это было для меня очень неожиданно. Там такие люди получали эту премию — Pussy Riot, Павленский, иранская художница… Но в пресс-релизе написали, что я своими документальными фотографиями подаю урок для молодежи. Отчасти я с ними согласна — я не считаю себя героем, но я никогда не поддавалась никаким государственным манипуляциям. Я снимаю то, что вижу. Я не задумываюсь, что кому-то понравится, а кому-то — нет, снимаю, как есть. Я никогда в жизни не думала, что это героизм.

Тем не менее, по отношению к вам велось судебное преследование.

Да, конечно, и до сих пор я не оправдана. До сих пор некоторые люди шарахаются от меня как от человека, которого судили. Мы шесть лет назад подали на апелляцию в Верховный суд Узбекистана — и ни слуху, ни духу, никакого ответа. Статья, по которой открыли уголовное дело за мой фотоальбом «Мужчины и женщины: от рассвета до заката» и фильм «Бремя девственности», который был сделан в рамках гендерной программы при швейцарском посольстве, гласит так: «за клевету и оскорбление узбекского народа».

В чем конкретно была клевета на узбекский народ?

Мой адвокат тоже задал вопрос — никто не ответил, потому что только президент может решать, в чем клевета. Никто и не собирался отвечать. Кто лично жаловался на меня? Ведь эта статья гласит следующее: если, допустим, я бы вас оскорбила, вы идете и обращаетесь в суд, что я вас оскорбила. Но такого заявления не было. Не знаю, откуда это придумали — так ничего и не доказали.

Вернемся к премии: она была дана за этот же альбом или в целом за ваше творчество?

Вы знаете, дело даже не в том, что за альбом или тот фильм. Они сказали — за творческую и гражданскую позицию. Потому что после всего я не закрылась, не спряталась, я продолжала заниматься творчеством, я активна в социальных сетях. Меня в очередной раз судили за акцию «узбекский Майдан», как они ее раздули. Мы вообще не ожидали, что это будет узбекский Майдан, мы принесли к посольству Украины в январе 2014 года петицию. Да, мы симпатизировали Майдану, и вся наша симпатия заключалась в том, что мы, человек восемь, сфотографировались у памятника Тараса Шевченко. Нас забрали, через несколько дней нас судили, правда, административный суд был. Может, и за это, за какую-то гражданскую позицию. Она у меня такая, какая есть. Как можно без гражданской позиции? Как можно называть себя фотографом или документалистом, если у тебя нет гражданской позиции? Мне это непонятно.

Над чем вы сейчас работаете?

Мы с моим мужем Олегом Карповым продолжаем делать фильмы. Собственно, фильм («Бремя девственности») наш общий, потому что он режиссер, у нас там общие идеи. Мы недавно сделали фильм «Самарканд», а сейчас у меня фотопроект, который называется СНАП — средства наглядной агитации и пропаганды — такой был предмет в советское время, когда я училась. У нас на каждом углу пишется, что Узбекистан — страна с великим будущим, что Узбекистан — моя гордость, — какие-то такие коммунистические призывы, но на сегодняшний лад. То есть идеи наглядной агитации и пропаганды идут еще оттуда, из той жизни. Я фотографировалась на фоне этих баннеров — за ними далеко ходить не надо, полчаса пройдешь по Ташкенту — можно снять десятки фотографий. «Свети родной Узбекистан», «Независимый Узбекистан с великим будущим» — каждый год придумывают какой-то лозунг о нашей великой стране. Это идет оттуда, из советской эпохи. Нового ничего не придумали.

25 мая вам будут вручать премию. Вы готовите речь?

Речь о том, что я не политик и не оппозиционер, я не партийный человек, не социолог и не политолог. Я просто человек, который в своем творчестве не согласен с тем, что мне диктуют. И еще я буду говорить о страхе. Это очень мерзкое чувства страха, когда оно берет над тобой контроль.

Одновременно с Ахмедовой премии, учрежденной Фондом по правам человека (Human Rights Foundation, HRF), удостоены также иранская карикатуристка Атена Фархадани (Atena Farghadani) и российский художник-акционист Петр Павленский.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.