Перейти к основному контенту

Французская пресса: Тяньаньмэнь — абсолютное табу в Китае

Мужчина с авоськами сдерживает колонну танков на площади Тяньаньмэнь, июнь 1989 года
Мужчина с авоськами сдерживает колонну танков на площади Тяньаньмэнь, июнь 1989 года REUTERS/Arthur Tsang/File Photo

В ночь с 3 на 4 июня 1989 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине китайская армия с помощью танков подавила студенческую демонстрацию. По данным китайского Красного креста, погибли 2600 человек. Официальных данных о погибших и раненых нет до сих пор. 30 лет спустя французская пресса пишет о переписывании истории, цензуре и о том, что «бойня на площади Тяньаньмэнь» остается в Китае абсолютным табу.

Реклама

Пекин тратит колоссальные средства на цензуру и пропаганду, чтобы стереть из памяти кровавое подавление демонстрации 4 июня 1989 года, объясняет Le Figaro. Как и в последние три года, китайского диссидента Ху Цзя в этом году снова отправили «на каникулы» подальше от столицы, чтобы не дать ему прийти на площадь почтить память погибших. Заставили покинуть город и других оппозиционеров, диссидентов и журналистов. Кроме того, в этом году в конце мая и начале июня на повестке дня в Китае несколько юбилеев — в том числе 70 лет со дня установления коммунистического режима, и власти желают избежать оппозиционных выступлений во время церемоний.

Le Figaro приводит факты, подтверждающие существование жесткой цензуры в отношении памяти о событиях на площади Тяньаньмэнь. Они не упоминаются в школьных учебниках, любой намек на них вырезают из книг и художественных фильмов. Только Global Times, официальная англоязычная газета, упомянула в эти дни трагическую дату, подчеркнув, тем не менее, что подавление демонстрации позволило китайскому обществу «идти вперед» и добиться экономического успеха. В прошлом году четырех китайских активистов приговорили к трем годам тюрьмы за то, что они продавали бутылки с напитками, этикетки на которых содержали призыв почтить память погибших 4 июня 1989 года.

Молодые китайцы ничего не знают о событиях 1989 года

«Коммунистическая партия добилась огромного успеха в деле идеологического контроля и переписывания истории: молодые граждане Китая, родившиеся после событий, возможно, ничего не знают о них», — утверждает на страницах Le Figaro независимый историк Чжан Лифань.

Перед входом в Пекинский университет журналисты показывали студентам знаменитую фотографию, на которой студент в одиночку пытается остановить танковую колонну. Практически никто из опрошенных не смог точно сказать, что за события отражает фотография. Наиболее частый ответ был: «Я не интересуюсь политикой». Но и те студенты, которые отчасти представляли себе, что произошло на площади Тяньаньмэнь тридцать лет назад, не всегда осуждают кровавый исход событий. «Когда думаешь о развале Советского Союза и соцлагеря, понимаешь, что репрессии были необходимы», — ответил журналистам один из студентов.

На страницах Le Monde китайские ученые говорят о том, что архивы остаются закрытыми, и любые исследования на эту тему невозможны. Журналисты взяли интервью у живущих в изгнании участников и свидетелей событий. По их словам, причиной того, что даже за границей так и не была создана оппозиционная политическая сила, является отсутствие поддержки со стороны китайской диаспоры. «Люди боятся Пекина, боятся, что их увидят в нашем обществе», — заявил Le Monde бывший участник студенческих протестов Чжоу Фэнсо. Он руководит в США небольшой НКО Humanitarian China и рассказывает, что спецслужбы препятствуют любой помощи в деле увековечения памяти погибших и сбору свидетельств о событиях.

Libération публикует статью о событиях 1989 года под заголовком «Тяньаньмэнь, трагедия, преданная забвению». Власти Китая, пишет газета, даже если вскользь упоминают о событиях, утверждают, что их предшественники отреагировали правильно и сохранили стабильность страны. «После большой бойни — полное забвение и полная тишина», — так Libération характеризует ситуацию в нынешнем Китае. Журналисты также обратились за комментариями к диссидентам и участникам событий. Вывод — кровавые события на площади Тяньаньмэнь остаются в Китае абсолютным табу, не были подведены итоги, в том числе не установлено количество погибших, не почитается их память, запрещены любые церемонии.

Получить точные цифры погибших и пострадавших от китайских властей до сих пор невозможно — архивы закрыты, участники и свидетели событий подвергаются преследованиям, а любые исследования в этой области практически запрещены, утверждают французские газеты.

«Прививка» от политических катаклизмов, страх и самоцензура

Libération, как и Le Figaro, цитирует официальную газету Global Times, на страницах которой репрессии представлены как удачная «прививка» против нестабильности страны. Генерал Вэй Фэнхе, министр обороны Китая, выступая недавно на форуме по безопасности в Сингапуре, с одобрением высказался относительно мер, принятых центральными властями в 1989 году, сказав, что они помогли «положить конец политическим катаклизмам».

«В 1992 году Ден Сяопин сказал нам „обогащайтесь!“ Это значило — „замолчите“», — напоминает оппозиционер и бывший преподаватель философии Цай Чун Го. Китай стал с тех пор второй экономикой мира, продолжает Libération, китайцы гордятся достижениями страны, эти успехи питают их националистические чувства.

Но у событий 1989 года есть и другие последствия — страх, самоцензура и полный контроль властей над обществом. «Китай больше не является закрытой диктатурой, как при Мао. Но Запад не отдает себе отчета в том, что китайские власти используют его технологии для слежки, промывки мозгов и насаждения авторитарной модели в противовес демократии», — такими словами диссидента заключает газета свой материал о событиях на площади Тяньаньмэнь.

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.