Перейти к основному контенту

Французская пресса подвела итоги правления экс-президента Туниса

После 23 лет правления президент Туниса Бен Али был вынужден бежать из страны и окончил свои дни в Саудовской Аравии
После 23 лет правления президент Туниса Бен Али был вынужден бежать из страны и окончил свои дни в Саудовской Аравии DR

Бывший президент Туниса Бен Али скончался в четверг, 19 сентября, в возрасте 83 лет. После более двадцати лет руководства страной Бен Али был вынужден покинуть Тунис и окончил дни в Саудовской Аравии. Французская пресса рисует портрет «бывшего диктатора», «экс-самодержца» и «свергнутого царя».

Реклама

Бен Али, которого называли «спасителем Туниса» прежде, чем назвать «диктатором», был карьерным военным, а затем министром внутренних дел и навсегда остался «фликом», «легавым», пишет Le Figaro.  — Тех, кто надеялись, что Зин аль-Абидин Бен Али будет стараться либерализовать политическую жизнь в стране, ждало разочарование, — так статья начинает рассказ о бывшем тунисском президенте.

В 2018 году бежавший в Саудовскую Аравию глава государства был заочно осужден по обвинению в намеренных убийствах, злоупотреблении властью и хищении государственных средств. Суд приговорил Бен Али к нескольким срокам, некоторые из которых — пожизненно. Перед судом также предстали члены «клана Трабелси», — окружение жены Бен Али, Лейлы Трабелси, бежавшей из Туниса вместе с мужем. Именно первую леди, бывшую работницу салона красоты, и ее «клан» обвиняли в безграничном влиянии на президента и в распространении коррупции в государственных структурах. Трабелси, как пишет Le Figaro, например, требовали 51% капитала всех иностранных предприятий, действовавших в Тунисе. «Франция закрывала глаза, а американские дипломаты говорили о «квази-мафиозном государстве»».

Бен Али был первым из глав государств арабского мира, вынужденных оставить свой пост. «Однако, — отмечает Le Figaro, — его нельзя назвать таким же свирепым тираном, какими были Сталин или Каддафи, или продолжает являться Ким-Чен-Ын». При нем «всего лишь» численность полиции дошла 100 000 человек, а само министерство внутренних дел стало «заносчивым, коррумпированным и жестоким» органом. Преданные президенту члены полиции получали очень низкие зарплаты и кормились за счет поборов народа. Когда во время народных мятежей полиция открыла по митингующим огонь, армия вынудила Бен Али бежать из страны.

От «спасителя Туниса» до «самодержца»

Пресса описывает биографию бывшего президента — безупречное начало и медленный переход к тирании, вызвавшей ненависть народа. Бен Али родился в бедной многодетной семье, где воспитывались одиннадцать детей. Успешная военная карьера привела его к обучению в престижной военной академии Сен-Сир во Франции, а затем в военной академии в Балтиморе (США). Генеральское звание он получил, едва достигнув 30 лет.

Однако уже в 1983 году он возглавил силы, подавлявшие «голодные митинги» в столице Туниса. От действий силовиков тогда погибло 80 человек, но за проведение «успешной» операции генерал был назначен госсекретарем по вопросам безопасности, а  затем министром внутренних дел.

Пресса дает особенно подробный анализ политики Бен Али в отношении религиозных фундаменталистов, за которую к тунисскому президенту благосклонно относился Запад, закрывая глаза на внутренние тунисские проблемы.

На президентском посту, отмечает Le Figaro, Бен Али вел двойную политику в отношении фундаментального ислама. Газета сравнивает главу Туниса с наездником, «который то натянет, то ослабит узду».

Le Monde также объясняет антиисламистскую политику президента: «Начав с исламистов, как и было обещано во время президентской кампании, он взялся затем за левых, а затем и за всех демократов». Прессе заткнули рот, мультипартийная система была запрещена, за исключением декоративной оппозиции, а правосудие стало получать приказы исполнительной власти.

Однако, продолжает Le Monde, страх вскоре возобладал над народным недовольством. Население попросили обменять свободу на благополучие, но вскоре оно лишилось и того, и другого. Уровень роста экономики был по-прежнему высок — до 8%, однако распределение богатств осуществлялось несправедливо.  С годами в Тунисе начинает расти безработица, особенно среди молодежи, распространенными явлениями становятся взятки и рэкет. С 2000-х президент окончательно порывает связь с населением и замыкается в семейном кругу своей жены, продолжает Le Monde.

«Я ничего не знал, меня обманули»

Двадцать три года Бен Али провел у власти, но потребовался всего месяц, чтобы его прогнать, — пишет газета, называя бывшего президента «бумажным тигром». Статья напоминает о последнем телевизионном выступлении главы страны: он выглядел испуганным и «умоляюще повторял: «Я не знал», «Меня обманули»». «Однако к этому времени жители Туниса уже ненавидели этого человека, которому Европа и, в частности, Франция продолжали петь хвалы по трем причинам — борьба с исламизмом, а также несравнимая со всем остальным арабским миром свобода женщин и экономическая стабильность лишенного нефтегазовых запасов Туниса».

Libération называет период правления Бен Али «историей бесконечного скольжения вниз, когда все прогнивает, даже школьное образование — его самый большой успех и чуть ли не государственная религия».

На протяжении многих лет западный мир считал Бен Али наименьшим из зол, подтверждает Libération, — в Тунисе процветал туризм, экономика была стабильна, просвещению и образованию уделялось большое внимание,. «Пока международные правозащитные организации обличали репрессии и пытки, Жан Ширак во время одного из своих визитов в Тунис сформулировал принцип, очень подходивший Бен Али,— «первое право народа — право на еду».

«Однако в конце своего правления Бен Али представал уже Санта-Клаусом с пустым мешком и истощенными оленями, — продолжает газета. Кассы опустели, идей не хватало — президенту больше нечего подарить своему народу». Наконец, интернет, хоть и подвергнутый цензуре, в корне изменил ситуацию. «Окончательный крах» — так озаглавила Libération статью, в которой подводит итоги правления Бен Али.

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.