Французский эксперт: российско-турецкой войны не будет

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на встрече в Берлине, 19 января 2020 год.
Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на встрече в Берлине, 19 января 2020 год. REUTERS

В четверг, 5 марта, Владимир Путин в входе встречи с Реджепом Тайипом Эрдоганом в Москве выразил надежду, что ситуация в Идлибе не разрушит российско-турецкие отношения и подчеркнул важность личной встречи. Французский эксперт по Турции Ариан Бонзон считает, что «войны между Россией и Турцией не будет, поскольку ни одна сторона в этом не заинтересована».

Реклама

Встреча Путина и Эрдогана проходит ровно неделю спустя после так, как на северо-западе Сирии, в Идлибе в результате сирийских и российских авиаударов погибли тридцать три турецких солдата. В ответ турецкая армия фактически с одобрения Москвы развернула операцию против сирийского режима. Как отмечает Ариан Бонзон в своей публикации на сайте Slate, за девять лет войны в Сирии это первый случай серьезного удара по правительственным войскам со стороны иностранной армии. Французский эксперт также отмечает, что параллельно с военными действиями, несколько муниципалитетов, находящихся в руках партии власти организованно на автобусах привезли мигрантов к турецко-греческой границе. Таким образом, Анкара пытается скинуть ответственность за миграционный вопрос на Европу, в то время, как 80% самих турок выступают против приема мигрантов.

Ариан Бонзон считает, что новый приток беженцев в Европу может подорвать и без того хрупкое европейское единство и подпитывает крайне правых, что вовсе не вызывает недовольства главы Кремля. Владимир Путин извлекает собственную выгоду из ситуации.  Отводя взгляд, Владимир Путин позволил Реджепу Тайипу Эрдогану отомстить за смерть своих солдат и, следовательно, улучшить о себе общественное мнение, а Башару Асаду дал понять, что без российской поддержки он теряет влияние.

Сейчас на карту поставлена степень турецкого влияния и присутствия в Сирии. По итогам трех военных операций Анкаре удалось закрепиться в Африне, а также в пограничном районе протяженностью 100 км и глубиной 30 км, идущем из Телль-эль-Абьяда до Рас-эль-Айна. Турция намерена очистить эту территорию от курдов и создать там буферную зону с целью заселить туда сирийских мигрантов.

У Эрдогана узкое пространство для маневра и вся сложность заключается в том, чтобы после военных потерь в Сирии на создать у общественного мнения впечатление, что он сдает слишком много позиций. Ариан Бонзон считает, что благодаря России президент Турции расширил влияние на Ближнем Востоке и на международной арене, но он зависит от Москвы в своей политике сдерживания курдов в Сирии. Только европейская и американская поддержка может укрепить позиции Эрдогана, считает французский эксперт. Однако на данный момент Реджеп Тайип Эрдоган отчитывается в основном перед Владимиром Путиным, который отдалил Турцию от Евросоюза и НАТО и, несомненно, все еще хочет извлечь из этого выгоду, в том числе и благодаря энергетическому сотрудничество между Турцией и Россией.

Если встреча 5 марта не завершиться тайным или публичным соглашением, а Реджеп Тайип Эрдоган продолжит военную операцию в Сирии, он рискует настроить против себя и Россию, и Иран. Более того, как отмечает Ариан Бонзон, турецкая армия не обучена вести долгосрочную военную кампанию в условиях повстанческих боев, в которых учувствуют в том числе шиитские ополченцы и Хезболла, союзники Дамаска и Турции. А турецкое общество все более критично настроено на новую военную операцию. Турки не готовы отправлять своих детей воевать и умирать за Сирию.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями