Пандемии современности: «гонконгский грипп»

Гонконг 26 января 2020.
Гонконг 26 января 2020. REUTERS/Tyrone Siu

В 1968-1970 годы «гонконгский грипп» унес жизни миллиона человек по всему миру при почти всеобщем безразличии. Совсем иначе обстоят дела в 2020 году с распространением коронавируса. Мир и наше восприятие изменились. О «гонконгском гриппе», который считается первой современной пандемией, напоминает журналист Французской службы RFI Арно Жув (Arnaud Jouve).

Реклама

►►► Оригинал статьи на www.rfi.fr

Многие пандемии оставили драматический след в нашей истории. Некоторые из них были опаснее, чем другие, в их распространении всегда была доля неизвестности, в зависимости от эпохи они оставляли разные следы. Историю человечества сопровождали крупные пандемии. «Антонинова чума» (была принесена в Римскую империю войсками, возвращавшимися из походов на Ближний Восток) между 165 и 180 годами унесла жизни пяти миллионов человек. Пришедшая из Египта «юстинианова чума» (первая в истории зарегистрированная эпидемия чумы во время правления византийского императора Юстиниана I) началась в 541 и свирепствовала два столетия до 750 года. Она унесла 25 миллионов жизней по всему Средиземноморью. «Черная чума», начавшая свой смертоносный путь, скорее всего, с северного побережья Каспийского моря, в период с 1347 по 1352 год унесла почти 200 миллионов жизней, истребив от 30 до 50% населения Европы. Оспа убила 56 миллионов человек в 1520 году. Шесть эпидемий холеры унесли миллион жизней в период между 1817 и 1923 годами. От страшного «испанского гриппа» 1918-1919 годов умерло от 40 до 50 миллионов человек. И это лишь самые масштабные пандемии в истории.

Наша современная история отмечена, среди прочего, эпидемией ВИЧ (вирусом иммунодефицита человека, СПИДом), который был обнаружен в США в 1970-х годах и, по имеющимся на сегодняшний день данным, уже унес жизни 25-30 миллионов человек. С туберкулезом, от которого в 2015 году умерли 1,8 миллиона человек во всем мире и который по-прежнему продолжает свирепствовать в экономически неблагополучных странах.

Недавняя история также отмечена «азиатским гриппом», который первоначально был обнаружен в провинции Гуйчжоу в Китае, откуда и распространился по всему миру в 1957-1958 годах, убив от одного до четырех миллионов человек. «Азиатский грипп» был причиной другой, менее известной пандемии в 1968-1969 годах, которую назовут «гонконгском гриппом (лихорадкой)».

История «гонконгской лихорадки»

Мутация штамма азиатского гриппа, появившегося десятью годами ранее, в вирус H3N3 стала причиной «гонконгского гриппа». Этот грипп, вероятно, появился в Центральной Азии или в Китае уже в феврале 1968 года и очень скоро распространился как пандемия. К середине июля 1968 года эпидемия дошла до Сингапура, а оттуда попала в тогдашнюю британскую колонию Гонконг, где охватила 15% населения.

В конце июля медики предупредили, что в Гонконге насчитывается полмиллиона случаев заболевания. Оттуда «гонконгский грипп» распространился по странам Юго-Восточной Азии, в Индию, Австралию, Японию и достиг северного полушария в течение зимы 1968-1969 годов. Вернувшиеся из Вьетнама американские солдаты привезли болезнь в США, где за месяц от «гонконгской лихорадки» умерло 50 000 человек. А уже из США пандемия распространилась по Европе. Осенью 1969 года Франция пережила первый всплеск заболевания. Только в январе 1969 года от «гонконгского гриппа» умерло 6000 человек.

В октябре 1969 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) провела международную конференцию по «гонконгскому гриппу» с участием многих научных экспертов и постановила, что пандемия закончилась. Тем не менее, в течение этого же периода эпидемия продолжала распространяться, и между декабрем 1969-го и январем 1970-го по Европе «прокатилась» ее еще более смертоносная вторая волна. Только во Франции и Германии умерло 40 тысяч человек.

«Гонконгский грипп», который стал третьей пандемией XX века после «испанки» и «азиатского гриппа», долго оставался недооцененным. В 2003 году французский эпидемиолог Антуан Флао (Antoine Flahault) провел исследования, в результате которых стало известно, что от «гонконгской лихорадки» во Франции умерли 31 226 человек. Согласно глобальной оценке ВОЗ, в период с лета 1968 по весну 1970 года гонконгский грипп унес миллион жизней.

Недооцененная пандемия

Несмотря на высокую смертность, пандемия «гонконгского гриппа» привлекла мало внимания на Западе. Мир был занят другими проблемами. Страны Запада переживали эпоху «Славного тридцатилетия» (Les Trente Glorieuses — термин, введенный французским экономистом и социологом Жаном Фурастье в 1979 году по аналогии с «Тремя славными днями» 27-29 июля Июльской революции 1830 года для обозначения периода с 1946 по 1975 г., когда в развитых капиталистических странах, главным образом членах Организации экономического сотрудничества и развития, произошли столь значительные экономические и социальные изменения, что в Западной Европе и Японии, вслед за США, сформировалось общество потребления. Во Франции уровень жизни стал одним из самых высоких в мире). Мир находился также в состоянии Холодной войны между Западом и Востоком.

Против войны во Вьетнаме и существующей модели общества — общества потребления — протестовала часть молодежи. Французское общество, как объяснил историк и демограф Патрис Бурделе (Patrice Bourdelais), переживало период после «революции 1968 года», де Голля сменил президент Жорж Помпиду, забастовочное движение продолжалось на многих предприятиях. В международном плане ширилось возмущение голодом в Биафре. Но страна все равно жила в динамике прогресса. А у политиков были другие приоритеты, далекие от «гонконгской лихорадки». Ученые, похоже, тоже не оценили в должной степени масштаб пандемии. В июле 1968 года Институт Пастера в комментарии газете Le Monde отметил, что эпидемия, по-видимому, не имеет  серьезного характера. Доктор Женевьев Катень (Geneviéve Cateigne) из Института Пастера, которую процитировала газета Libération, сказала в 1969 году: «Во Франции нет настоящей эпидемии. И в Европе ее нет. Волноваться не стоит. Эта эпидемия, безусловно, будет развиваться как довольно обычная сезонная эпидемия».

В средствах массовой информации «гонконгский грипп» прошел относительно незамеченным, за исключением статьи в лондонской Times от 12 июля 1968 года, которая предупреждала о сильной волне «респираторных заболеваний» в Гонконге. Однако в прессе термин «пандемия» не использовался. При освещении «азиатского гриппа» он широко употреблялся.

Несмотря на закрытие школ из-за отсутствия учителей и некоторых магазинов, значительных перебоев в работе транспорта из-за большого числа заболевших  сотрудников и резкого роста числа смертей, пресса отнеслась к этой эпидемии легкомысленно, считая, как писали разные издания, цитируемые газетой Libération, «что распространение гриппа стабилизировалось, он, кажется, идет на спад, а к имеющимся заботам не следует добавлять опасность коллективного психоза». В разгар кризиса газета France-Soir сообщила о 12 миллионах больных, но «гонконгский грипп» так и не вышел на первые полосы периодических изданий того времени.

Первая пандемия современной эпохи

Для эпидемиолога Антуана Флао «гонконгский грипп» вошел в историю как первая пандемия современной эпохи, возможно, потому, что, как определяет историк из Брюссельского свободного университета Серж Жомен, «гонконгский грипп характеризовала высокая скорость распространения из-за быстрого развития транспорта и интенсификации воздушных перевозок». Но также и потому, что «гонконгская лихорадка» была первой пандемией, оказавшейся под международным наблюдением. Полученные сведения легли в основу работ по моделированию и прогнозированию развития новых пандемий.

С сентября 1968 года штамм «гонконгского гриппа» был выделен в Институте Пастера. Однако производство эффективной вакцины против «гонконгской лихорадки» так и не началось. Было подсчитано, что вакцины в любом случае будет произведено недостаточно для защиты населения в то время, когда вакцинация против сезонного гриппа еще не была распространена. Тем не менее, вакцина могла бы спасти немало жизней, и санитарные власти извлекли из этого урок. Как отмечает Патрис Бурделе, «именно с этого момента началась систематическая политика поощрения вакцинации пожилого населения (против гриппа)».

От «гонконгской лихорадки» до коронавируса

Во время эпидемии «гонконгского гриппа» в 1968-1970 годах продолжительность жизни была не такой, как в наше время. Считалось естественным, что человек в 65 лет умирает, тогда как сегодня это считается неприемлемым.

Для историка из парижской Практической школы высших исследований Венсана Женена (Vincent Genin) «несколько лет назад перспектива умереть от эпидемии была, конечно, страшной, но не неприемлемой. Произошла эволюция менталитета, и сегодня мы достигли антропологического порога. Мы больше не миримся со смертью. Кроме того, мы наблюдаем в наших обществах исчезновение, стирание представлений о смерти». Серж Жомен добавляет, что «цена человеческой жизни, несомненно, была в прошлую эпоху совершенно иной». С коронавирусным кризисом впервые общества выбрали жизнь, а не экономику.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями