Перейти к основному контенту

Эксперт ООН о «новой эре» военных беспилотных летательных аппаратов

Беспилотник Reaper французских ВВС с двумя управляемыми авиабомбами с лазерным наведением GBU-12 на базе операции "Бархан" в Нигере 15/12/2019.
Беспилотник Reaper французских ВВС с двумя управляемыми авиабомбами с лазерным наведением GBU-12 на базе операции "Бархан" в Нигере 15/12/2019. Daphné BENOIT / AFP

Докладчик ООН по внесудебным казням Аньес Калламар осуждает опасный прецедент, созданный гибелью всесильного иранского генерала Касема Сулеймани в атаке американского беспилотника в январе в Ираке. «Мы вступили в новую эру беспилотных летательных аппаратов», — беспокоится мадам Калламар, в то время как в вопросах их использования существует правовой вакуум. С докладчиком ООН Аньес Калламар побеседовал корреспондент RFI в Женеве Жереми Ланш.

Реклама

►Оригинал на сайте www.rfi.fr

RFI: В вашем докладе говорится о неконтролируемом распространении беспилотников.

Аньес Калламар: Сегодня около ста государств обладают военными беспилотниками. Из этой сотни 35 используют самые смертоносные дроны. Но не только на государствах лежит ответственность за эту тенденцию в военной области. Доступ к беспилотным летательным аппаратам теперь имеют и вооруженные группировки, в частности ИГИЛ. Помимо количественного распространения беспилотников, наблюдается также их качественное развитие. Иными словами, дроны становятся намного быстрее. Они гораздо более смертоносны. И хотя, как отмечают военные, войны не выигрывают беспилотниками, эти аппараты стали основным оружием в проведении военных операций.

Создает ли убийство иранского генерала Касема Сулеймани в Ираке опасный прецедент?

Абсолютно. До сих пор целями беспилотников были представители негосударственных вооруженных группировок. В январе 2020 года впервые одно государство избрало мишенью военного представителя другого государства, находившегося на территории третьей страны. Мы перешли от использования беспилотников в борьбе с терроризмом к их применению в целях, которые могли вызвать огромный международный конфликт. Это значит, что любой министр, например, министр обороны Франции, может стать объектом нападения во имя самообороны. Получается, что дверь открыта для любых операций.

Вы осудили эту атаку. Но что делать помимо осуждения? Особенно если учесть, что речь идет о США, постоянном члене Совета Безопасности ООН.

Совет Безопасности, по меньшей мере, должен был обсудить этот инцидент, однако он этого не сделал. По моему мнению, лучший ответ на убийство генерала Сулеймани — сделать все для того, чтобы подобное не повторилось. Государства должны взять на себя обязательство не использовать этот прецедент. Еще возможно установить строгие принципы разработки, экспорта и использования беспилотных летательных аппаратов.

Есть и еще одна проблема — юридическая. Суды сразу же заявят, что такого рода убийства не относятся к их юрисдикции. Существует правовой и институциональный вакуум. И тем не менее, несколько месяцев назад в Германии суд заявил, что он компетентен в деле убийства иранского генерала, потому что США использовали германскую территорию для запуска своего беспилотника. Я надеюсь, что и у судов других стран хватит смелости объявить, что это оружие подпадает под их юрисдикцию.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.