Беларусь: без пяти минут «свирепый тоталитаризм» и военное положение

Вооруженная милиция на Марше против террора 1 ноября в Минске
Вооруженная милиция на Марше против террора 1 ноября в Минске AP

В отношении большинства задержанных участников последнего воскресного марша несогласных с итогами выборов президента возбуждено 231 уголовное дело. Ранее власти ограничивались административным преследованием. Погасят ли протесты новые приемы белорусских силовиков?

Реклама

В белорусском силовом блоке сменились руководители, поменялась и тактика работы: на участников мирных массовых манифестаций стали заводить уголовные дела — ранее демонстрантов наказывали за административные правонарушения вроде «участие в несанкционированном мероприятии». Уголовные дела возбуждены с размахом: 2 ноября Следственный комитет сообщил, что преследованию по УК подвергнется 231 человек из 314 задержанных на Марше против террора. «По данным следствия, 1 ноября на территории столицы прошли несанкционированные массовые мероприятия, в ходе которых задержаны несколько сотен граждан, грубо нарушивших общественный порядок. Их действия были сопряжены с явным неповиновением требованиям представителей̆ власти и повлекли нарушение работы транспорта и организаций. Также повреждены объекты городской инфраструктуры и автомобиль органов внутренних дел», — говорится в сообщении СК. Уголовное дело возбуждено «по факту организации действий, грубо нарушающих общественный порядок, и активного участия в них по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса», подозреваемым по делу признан 231 человек. Среди подозреваемых по делу трое журналистов, сотрудничающих с телеканалом «Белсат»: Дмитрий Солтан (Буянов), Дмитрий Кравчук и Артем Богославский.

Накануне марша Александр Лукашенко в очередной раз заявил о прекращении «хождений по улицам» и снова обвинил соседние европейские страны и Запад в целом в раскручивании протестов в стране. По мнению политолога Андрея Егорова, руководителя Центра европейской трансформации, сейчас в Беларуси «мы видим введение чрезвычайного положения без официального объявления чрезвычайного положения». «Мы видим избирательное закрытие границ, препятствование въезду и выезду граждан Беларуси за пределы или в страну, мы видим создание полувоенной администрации — назначения силовиков в областные администрации, они там должны контролировать гражданские власти в некоторых регионах, ужесточение ответственности за участие в массовых мероприятиях. И все это проходит на фоне очень жестких заявлений Лукашенко о подавлении протестов, достаточно вспомнить про «руки отрубать», «никого в плен не берем» и все такое. Уголовные дела — это продолжение этой логики, власти изо всех сил стараются запугать людей», — отметил политолог в интервью RFI. «Но что они будут с этим количеством «уголовки» делать? Сложно представить себе следственную перспективу для 200 с лишним дел, тем более что даже по действующему законодательству эти люди попадают максимум под административную ответственность. Как к этому всему отнесется судейско-следственный корпус, ведь мы знаем, что происходящее вызывает неоднозначную реакцию и там, часть из них увольняется, кто-то молча, кто-то с заявлениями. Некоторые судьи отказываются наказывать людей даже по административным делам. Не исключаю, что такой объем уголовного преследования вызовет волну судейских отставок», — отметил Андрей Егоров.

«Массовые преступления против белорусского народа продолжаются. Впервые с 1988 года было разогнано народное шествие в день памяти предков Дзяды, — пишет о марше 1 ноября глава правозащитного центра «Вясна», экс-политзаключенный Алесь Беляцкий на сайте организации. — Были грубо нарушены, затоптаны в грязь народные традиции, этика и обычное человеческое достоинство. Против мирных демонстрантов использовались спецсредства, их обстреливали резиновыми пулями, в них бросали светошумовые гранаты, их беспричинно избивали при задержании, над ними издевались во время транспортировки в отделы милиции. Очевидно, что приказ на насилие и на возбуждение этого мега-уголовного дела был отдан с самого верха. Нарушения прав человека в стране достигли невиданных доселе масштабов. Такого в истории Беларуси не было со сталинских времен. Против народа власти развязали настоящий террор. Беларусь быстро скатывается в свирепый тоталитаризм».

Но принесут ли желаемый эффект отправка протестующих студентов в армию, демонстрантов в колонии и тюрьмы? Алесь Беляцкий в разговоре с корреспондентом RFI заметил, что несколько политзаключенных в одном месте — «это настоящая головная боль для администрации заведения, я видел это сам во время своего срока, где же они возьмут столько тюрем, чтобы рассредоточить всех политзеков?» «Да, это проблема для властей, — согласен Андрей Егоров. — Тут можно даже вспомнить события накануне революций 1917 года в Российской империи, когда бунтующих студентов отправляли в армию, а те там разлагали дисциплину, агитировали, просвещали, создавали солдатские советы и т.д. Как бы и тут не обернулось агитацией на местах. Такие действия властей могут не только не погасить протест, а еще и укрепить сети солидарности людей».

Что касается последнего протестного воскресенья, которое, по мнению многих, осталось за силовиками, то, как считает Андрей Егоров, «не стоит оценивать так однозначно, то, что части демонстрантов удалось дойти до мемориала в Куропатах — уже символическая победа». «Причем действия силовиков в этот день были совершенно безумными и хаотичными. Люди все это увидели: дикое сафари на поле у расстрельного леса в Куропатах, избиение дубинкой велосипеда, странные передвижения солдат-срочников. Это никак нельзя назвать победными действиями, это было дико, отвратительно, глупо и порой смешно. В глазах общества это были очевидные действия неадекватов. Хотя были просчеты и у протестующих. Часть людей двинулась к Куропатам ровно в 14:00, хотя обычно около часа люди подтягиваются, ведь массовая концентрация страхует от насилия силовиков», — отметил политолог.

Андрей Егоров не исключает, что протестная активность белорусов в ближайшее время может пойти на спад: «Тут совокупность факторов — постоянные репрессии, наступление холодов, определенная эмоциональная усталость за три месяца. Но, с другой стороны, любая безумная чрезвычайщина (а власти уже показали талант к такой чрезвычайщине за весь этот год) сразу же вызовет всплеск протестной активности. Равно как и проактивные действия штаба Светланы Тихановской и Координационного совета. Сама же протестная энергетика никуда не делась, установка на победу и готовность бороться долго — никуда не исчезли, равно как и сети солидарности, и самоорганизованные структуры, которые появились за это время. Начинает работать логика, которую озвучивала ранее Мария Колесникова: «Если мы не победим — нас всех закатают в асфальт». И все это понимают».

Политолог Андрей Елисеев, директор по исследованиям EAST-Center, пишет на своей странице в Facebook по поводу недавнего смещения с постов глав МВД и КГБ и направления их помощниками Лукашенко в Гродненскую и Брестскую области: «Формирование персоналистского военного режима близко к завершению. Перестановки силовиков не обязательно указывают на брожения в силовом блоке в понимании сколько-нибудь серьезного раскола, как многие начали утверждать. Наоборот, Лукашенко тем самым предотвращает раскол в гражданском компоненте госуправления, среди вертикальщиков. Силовики в данном случае используются в качестве донора, чтобы подпереть вертикаль власти как самую шаткую из трех основных опор (силовой блок, властная вертикаль, Кремль) поддержки Лукашенко». По его мнению, назначения силовиков «региональными помощниками фактически означают третью, (пре)финальную стадию оформления персоналистского военного режима».

2 и 3 ноября, по информации правозащитного центра «Вясна», рассмотрение административных дел участников мирных протестов достигло «небывалого масштаба»: только 2 ноября 51 человек наказан 660 сутками административного ареста, 80 человек получили большие денежные штрафы. «Бесконечный судебный конвейер» — такова оценка «Вясной» последних событий в Беларуси.

Журналисты — это, можно сказать, отдельно преследуемая в Беларуси профессиональная группа. По данным Белорусской ассоциации журналистов, с 9 августа и по сегодня журналистов в Беларуси задерживали 320 раз, сейчас в тюрьмах находится 9 сотрудников различных СМИ.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями