«Мягкий» или «жесткий» Брекзит: Великобритания и ЕС должны принять «окончательное» решение

премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен на встрече в Брюсселе, 9 декабря 2020 г.
премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен на встрече в Брюсселе, 9 декабря 2020 г. Aaron Chown POOL/AFP

В воскресенье, 13 декабря, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен должны принять «окончательное» решение о дальнейшей судьбе переговоров между Великобританией и ЕС по вопросу о Брекзите.

Реклама

Накануне обсуждение дополнительных соглашений к Брекзиту продолжались до глубокой ночи. Главные переговорщики от Великобритании и ЕС Дэвид Фрост и Мишель Барнье не опубликовали содержание своей встречи, но, по всей видимости, добиться сближения позиций не удалось. Официальное сообщение делегаций состоит в том, что переговоры остаются «очень сложными».

Во время ужина в Брюсселе в среду, 9 декабря, Борис Джонсон и Урсула фон дер Ляйен смогли отметить лишь «очень далекие» позиции. При этом они заранее договорились, что экстренные переговоры должны закончиться не позднее воскресенья.

Как пишут СМИ, с тех пор они лишь «соревновались в пессимизме»: Борис Джонсон счел неудачу «очень, очень вероятной», а Урсула фон дер Ляйен назвала надежду на согласие «очень слабой». «Твердое решение» они должны принять после телефонного разговора в воскресенье. Пока что ни Лондон, ни Брюссель не хотят брать на себя политический риск в случае обвинения в срыве переговоров.

Если Лондон и Брюссель вновь решат продлить переговоры, это может занять «максимум несколько дней», предупредил госсекретарь Франции по европейским делам Клеман Бон. «Мы уже используем дополнительное время», — заявил он в интервью Journal du Dimanche.

Разногласия

Разногласия между Великобританией, которая хочет обрести полную коммерческую свободу, и Европой, которая стремится защитить свой огромный общий рынок, кажутся все более непримиримыми. Камнем преткновения по-прежнему остаются три вопроса — рыбная ловля, добросовестная конкуренция и торговля.

Очень острым остается вопрос доступа европейских, а в особенности французских рыбаков в британские территориальные воды. В ЕС выступают за сохранения статуса-кво и отказ от возможных дополнительных ограничений, а в Лондоне — за введение полного контроля над территориальными водами.

Еще одно противоречие — вопрос доступа Великобритании к общеевропейскому рынку. Брюссель согласен сохранить свободу доступа только при условии, что Великобритания и после Брекзита будет соблюдать правила ЕС относительно государственной поддержки бизнеса, прав наемных работников и экологических требований к производству. Таким образом Европа пытается защититься от возможного демпинга в условиях конкуренции с британскими предприятиями. Великобритания отказывается согласиться на автоматическое принятие любых законов, за которые, возможно, Евросоюз проголосует в будущем.

Если соглашения так и не удастся достичь, Британия и ЕС перейдут на торговлю на условиях Всемирной торговой организации, то есть с тарифами и квотами. Кроме того, как пишет BBC, «Лондонский Сити из-за Брекзита оказывается полностью во власти Брюсселя: если финансовым организациям стран ЕС достаточно лицензии в своей стране, чтобы работать на всем европейском рынке, то иностранцам Европейская комиссия разрешает доступ на рынок ЕС по своему усмотрению, по принципу т.н. „эквивалентности“ (правил третьей страны правилам ЕС) и может отозвать разрешение».

Масла в огонь подлило и само правительство Джонсона, которое внесло в Парламент проект «Закона о внутреннем рынке». Дело в том, что к соглашению о Брекзите прилагается так называемый «протокол о Северной Ирландии», по которому эта часть Великобритании после окончательного выхода страны из Евросоюза остается частью единого рынка ЕС. Этот протокол позволил урегулировать острый спорный вопрос об ирландской границе, единственной сухопутной границе между Ирландией, сохраняющей членство в ЕС, и Великобританией. Для этого Великобритания должна будет ввести частичный таможенный контроль товаров, которые перемещаются между Северной Ирландией и остальной страной. Предложенный законопроект позволяет отменить этот контроль.

Deal or no deal?

Для большинства внесение законопроекта послужило знаком того, что Борис Джонсон не рассчитывает на успех переговоров и готовится к «жесткому Брекзиту». Кроме того, министерство обороны Великобритании уже объявило, что корабли Королевского ВМФ готовы защищать национальные рыболовные угодья, где в случае отсутствия соглашения могут произойти столкновения. По сообщениям британских СМИ, армейские вертолеты также могут быть мобилизованы для наблюдения за побережьем.

Судя по всему, к провалу переговоров готовится и Европейский союз. Еврокомиссия в четверг, 10 декабря,  опубликовала чрезвычайные меры для поддержания, в случае no deal, воздушного и автомобильного транспорта между Великобританией и ЕС в течение шести месяцев, а также взаимного доступа к рыболовным водам в течение года.

Еще одним признаком аналитики считают тот факт, что на состоявшемся в тот же день европейском саммите, 27 глав государств и правительств ЕС практически не затронули вопрос о Брекзите.

Несмотря на то, что наступил последний день переговоров, пока еще никто не берется предсказать их исход. Единственная уверенность заключается в том, что Великобритания, которая официально вышла из ЕС 31 января, должна окончательно выйти из общего рынка и таможенного союза 31 декабря 2020 года.

В любом случае, за оставшиеся до окончательного Брекзита 18 дней соглашение, даже если оно будет достигнуто, не успеют одобрить парламенты всех стран-членов Евросоюза, настроенные любой ценой отстаивать национальные интересы.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями