В Минске судят журналистов за «координацию протестов» стримом и жилетами «Пресса»

Дарья  Чульцова и ее коллега в зале суда содержится в клетке
Дарья Чульцова и ее коллега в зале суда содержится в клетке AP
RFI
4 мин

На второе заседание суда над журналистками телеканала «Белсат» Екатериной Андреевой (Бахваловой) и Дарьей Чульцовой пустили только гостелеканалы, на негосударственные СМИ не хватает мест, как поясняла охрана суда.

Реклама

Дарья Чульцова и Екатерина Андреева находятся в СИЗО с 15 ноября прошлого года. Журналистки телеканала «Белсат» вели в тот день стрим с «Площади перемен» — там проходила акция в память о погибшем (после задержания неизвестными и ОМОНом) активисте Романе Бондаренко. Чульцову и Андрееву осудили на 7 суток, но позже предъявили обвинение в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок. Эта статья предусматривает наказание штрафом или лишением свободы до трех лет, правозащитники признали журналисток политзаключенными.

В чем именно обвиняют

9 февраля на первом заседании суда журналисткам зачитали обвинение. По версии государства, 15 ноября Чульцова и Андреева «из корыстных побуждений» и «по предварительному сговору» организовали действия, грубо нарушающие общественные порядок. Под этими действиями обвинение видит предоставление в прямом эфире информации, в том числе «из деструктивных аккаунтов в соцсетях», «положительную оценку» происходящему, «осуществление сбора активных участников, грубо нарушающих общественный порядок, с целью создания массовости для возможности противостояния действиям сотрудников правоохранительных органов». Преступление совершалось «с помощью телефонов, видеокамер, штатива и жилетов с надписью «Пресса».

Стрим, который журналистки вели из квартиры, привел, по мнению следователей, к остановке 19 маршрутов общественного транспорта. Чульцова и Андреева перевели около 12 000 рублей (более 3500 евро) — так оценил ущерб «Минсктранс» — на счет предприятия. 

На первом заседании Чульцова отказалась давать показания. Андреева назвала уголовное дело и суд «актом мести спецслужб за выполнение моей профессиональной деятельности». Вины журналистки не признают.

Ни один из свидетелей показаниями не подтвердил обвинения. Дмитрий Мороз, хозяин квартиры, откуда обвиняемые вели стрим, сказал, что журналистки не совершали никаких противоправных действия, в противном случае «попросил бы их выйти из квартиры». Представитель «Минсктранса» не смог объяснить, кто именно остановил движение транспорта.

Журналистский опрос как преступление

На втором заседании суда — 16 февраля — суд смотрел тот самый стрим, правда, не в полном объеме, как настаивала защита, а избранное прокуратурой. Кроме того, зачитывались цитаты Андреевой во время стрима, доказывающие, по мнению следствия, вину журналисток. Как отмечается в телеграм-чате «Белсата», высказывания Андреевой очевидно констатируют происходящее, но ни к чему не призывают. Ну разве что одна: «Призываем быть осторожными!». Обвинение же считает явной координацией следующую цитату: «Посмотрите на этих смелых парней, которые сначала сбежали, а потом вернулись на проезжую часть. А сейчас стоят напротив ГУБОПиКа и не уходят». Кроме того, прокуратура считает доказательством вины опрос людей с «Площади перемен», где скандировали «Жыве Беларусь!».

Прокурор также зачитала расшифровку около десятка телефонных звонков местных жителей в милицию с жалобами на молодых людей, блокирующих движение.

Представитель «Минсктранса» заявил, что у предприятия сейчас нет претензий к Андреевой и Чульцовой, так как они компенсировали ущерб в полном объеме.

Следующее заседания суда — 17 февраля.

В этот же день начинается суд над Виктором Бабарико, экс-главой «Белгазпромбанка», попавшим в СИЗО КГБ после начала своей президентской кампании. На суд аккредитованы журналисты только государственных СМИ и ряда российских.

19 февраля суд приступит к рассмотрению дела журналистки TUT.by Катерины Борисевич и врача Артема Сорокина. Борисевич обнародовала данные экспертизы, предоставленные Сорокиным, которые свидетельствуют об отсутствии алкоголя в организме погибшего Бондаренко. Власти, в том числе Александр Лукашенко, настаивали на том, что мирный активист был пьян.

По данным правозащитного центра «Вясна», сейчас в Беларуси политзаключенными признаны 255 человек.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями