Репортаж

В Беларуси суд над журналисткой и врачом сделали закрытым

Журналистка TUT.by Катерина Борисевич и врач Артем Сорокин в зале суда находятся в клетке
Журналистка TUT.by Катерина Борисевич и врач Артем Сорокин в зале суда находятся в клетке AP - Ramil Nasibulin
RFI
6 мин

Журналистка TUT.by Катерина Борисевич и врач Артем Сорокин обвиняются в разглашении медицинской тайны — данных медэкспертизы Романа Бондаренко, умершего после задержания силовиками. Родственники Бондаренко не имеют никаких претензий к обнародованию данных.

Реклама

Катерину Борисевич, журналистку портала TUT.by, недавно лишенного государством статуса СМИ, и врача минской больницы скорой медпомощи Артема Сорокина задержали три месяца назад — 19 ноября 2020 года. Уголовное дело возбуждено Генпрокуратурой, где считают, что обвиняемые разгласили медицинскую тайну о состоянии Романа Бондаренко, что повлекло тяжкие последствия в виде «повышения напряженности в обществе и создания атмосферы недоверия к компетентным государственным органам». Борисевич и Сорокину грозит до трех лет лишения свободы.

Ходатайства о мере пресечения были отклонены, несмотря на то, что Катерина Борисевич воспитывает несовершеннолетнюю дочь (18-летие дочь Борисевич встретила уже после заключения матери в СИЗО), у Артема Сорокина — трое детей.

Врач Артем Сорокин выступил за то, чтобы суд был открытым
Врач Артем Сорокин выступил за то, чтобы суд был открытым © ASSOCIATED PRESS

Уголовное производство уже получило в народе название «Дело о ноль промилле». Дело в том, что в крови погибшего Бондаренко — 11 ноября он был избит неизвестными во дворе «Площади перемен», которые затем передали его силовикам, скорая забрала его из милиции умирающим — врачи не нашли алкоголя. А власти, в том числе Александр Лукашенко, успели заявить о пьяном активисте, дескать, «был пьяным, конечно, его взяли и повезли в этот отдел, ему стало плохо по дороге». «То, что он был пьяный — сто процентов. Сейчас разбираются, и уже установили, что в Интернет выкинули ложную информацию, что он был трезвый», — сказала 18 ноября одна из самых близких к Лукашенко чиновниц, глава Совета Республики Наталья Кочанова. Вечером того же дня Катерина Борисевич обнародовала результат лабораторного исследования крови погибшего, в документе указано, что этиловый спирт в крови не обнаружен.

Условно открытый на полчаса суд

Журналистам негосударственных СМИ было отказано в аккредитации на процесс, возможность работы в зале суда получили белорусские государственные агентства, телеканалы и несколько российских агентств. Поддержать обвиняемых пришло около 200 человек. Катерину Борисевич и Артема Сорокина ввели в зал суда через отдельный вход, остановиться им не дали, но было видно, что обвиняемые услышали через разделяющие холл и отдельный вход в зал суда стеклянные двери аплодисменты и крики поддержки собравшихся. В зал пропустили аккредитованных журналистов, адвокатов, родственников, представителей западных дипмиссий и первых пять человек, стоявших у самого входа.

Заседание началось с ходатайства прокуратуры о переводе процесса в закрытый режим. Защита не соглашается, демонстрируя заявление матери Романа Бондаренко, которая настаивает на открытом суде. Адвокат Катерины Борисевич подчеркивает, что только «мать Бондаренко является единственным человеком, который может дать или не дать согласие на то, чтобы суд был открытым». Борисевич тоже за открытый суд: «Я хочу, чтобы общество знало, за что судят журналиста и врача, поэтому поддерживаю ходатайство адвоката». Врач Артем Сорокин — за открытый суд.

Судья Светлана Бондаренко принимает решение о закрытом процессе: «во избежание разглашения охраняемой законом врачебной тайны, а также данных предварительного расследования по иному уголовному делу».

На решение суда люди (как те, кто покидает зал, так и находящиеся в холле и коридорах) реагируют скандированием: «Катя!», «Артем!» и «Позор!» в адрес обвинения.

«Иное уголовное дело»

Решение суда основывалось в том числена сохранении тайны «данных предварительного расследования по иному уголовному делу». Что это за дело? Речь идет о внезапно возбужденном накануне уголовном деле «по факту умышленного причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть Бондаренко Романа Игоревича». Дело возбуждено через три месяца после смерти активиста, при этом в пресс-релизе Генпрокуратуры от 18 февраля отмечается, что «причастность сотрудников органов внутренних дел к причинению Бондаренко Р.И. телесных повреждений не установлена».

Правовой дефолт

Это уже второй суд над журналистами в Беларуси в этом месяца — вчера по два года колонии за стрим во время акции памяти Романа Бондаренко получили журналистки телеканала «Белсат» Екатерина Андреева (Бахвалова) и Дарья Чульцова.

Журналистка TUT.by Катерина Борисевич опубликовала данные из медицинских источников об отсутствии алкоголя в крови Романа Бондаренко, умершего после задержания
Журналистка TUT.by Катерина Борисевич опубликовала данные из медицинских источников об отсутствии алкоголя в крови Романа Бондаренко, умершего после задержания ©

Претензии к Катерине Борисевич генеральный директор TUT.by Людмила Чекина называет абсурдными. «Дело абсолютно высосано из пальца, это квинтэссенция всего того, что сейчас происходит. Говорить о том, что приговор будет справедливым — а справедливым может быть только оправдательный приговор — наверное, не приходится. Мы видим практику, что была накануне — дичайшие приговоры, которые выносятся по политически мотивированным статьям. Но мы все-таки надеемся, что приговор (Борисевич и Сорокину) не будет связан с лишением свободы, - сказала журналистам в холле суда Чекина. — Мы получаем много писем от Катерины (из СИЗО), Катерина — боец, бодро держится, много пишет — и письма, и заметки. Мы знаем, что Катерина выдержит любые испытания, вообще наша команда очень сплотилась. Очень надеемся, что эта весна принесет нам что-то хорошее, позитивное, обновление».

«Обвинение абсолютно абсурдное. Статья «Разглашение врачебной тайны» предполагает страдания пациента либо его родственников, родственники уже не раз публично заявляли, что никаких публичных претензий к журналистке не имеют, что это (обнародование данных экспертизы) было сделано в интересах общества и самого Романа. Эта уголовная статья использовалась крайне редко, если использовалась... Вытащили какую-то замшелую статью и использовали в своих политических интересах», — подчеркивает  гендиректор TUT.by.

«Мы получили невероятную поддержку от коллег со всего мира во время процесса и после приговора Даше Чульцовой и Кате Андреевой, Международная федерация журналистов прислала заявление буквально через пару десятков минут после оглашения приговора. Будут заявления и по процессу Борисевич-Сорокина, — говорит в комментарии RFI зампредседателя Белорусской ассоциации журналистов Борис Горецкий. — Это приятно, что нас поддерживают и помнят, но как это поможет от полного вытаптывания государством независимого медиа-пространства — вопрос. Нам остается попытаться сохранить свои редакции, продолжая качественно выполнять свою работу, попытаться просто сохраниться в условиях отсутствия закона как такового. Сам БАЖ работает после обысков и опечатывания офиса на технике, одолженной коллегами, вплоть до телефонов. Хотелось бы сказать что-то оптимистичное, но пока никаких причин для этого. Только солидарность людей поддерживает».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями