Беларусь под новыми санкциями США. Почему не будет, как раньше

Александр Лукашенко, архивное фото
Александр Лукашенко, архивное фото AP - Nikolai Petrov

Отношения официального Минска и Вашингтона сейчас, видимо, наихудшие за всю историю независимой Беларуси. О возобновлении санкций посол США уведомляет в Вильнюсе лидера белорусской оппозиции Тихановскую, в Минске же говорят о решении Байдена ликвидировать Лукашенко.

Реклама

Решение о возобновлении санкций (введенных в 2006-м и приостановленных в 2015 году) в отношении белорусских предприятий должно было рассматриваться США 26 апреля. Но 19 апреля Министерство финансов США сообщило о возобновлении санкций, через 45 дней должно быть прекращено сотрудничество со следующими предприятиями: Белорусский нефтяной торговый дом, концерн «Белнефтехим», Belneftekhim USA Inc., ОАО «Белшина», ОАО «Гродно Азот», ОАО «Гродно Химволокно», ОАО «Лакокраска», ОАО «Нафтан» и ОАО «Полоцк-Стекловолокно». О возобновлении санкций в отношении белорусских предприятий также сообщила посол США в Беларуси Джули Фишер 19 апреля на встрече с белорусским демократическим лидером Светланой Тихановской в Вильнюсе. Государственный департамент США выступил в поддержку решения Минфина. «С Беларусью нельзя вести дела как обычно, учитывая вопиющие нарушения прав человека со стороны режима. Мы призываем белорусские власти немедленно и безусловно освободить всех политических заключенных и начать настоящий диалог о выборах», — написал в Twitter госсекретарь США Энтони Блинкен. В пресс-релизе Госдепартамента заявляется: «Учитывая стремительно ухудшающуюся ситуацию с правами человека в Беларуси, правительство США решило, что дальнейшая приостановка (санкций) противоречит „Акту о демократии в Беларуси“ и не соответствует американским ценностям. Девять госпредприятий, подпадающих под это решение, финансируют и поддерживают режим Лукашенко, усиливая жестокие репрессии против белорусского народа и отказ от принципа верховенства права».

«Санкции США вряд ли окончательно сломают режим, но определенно будут иметь значение, — отмечает в интервью RFI доктор политологии. директор Института политических исследований „Палітычныя сфера“ Андрей Казакевич. — Вспомним, что было после санкций 2006 года — и отзыв послов, и сокращение штата посольства, это была самая жесткая реакция Минска в части ограничения дипломатических контактов. И был очень долгий процесс, приведший к снятию санкций. Конкретные финансовые потери от возобновления санкций сейчас сложно оценить — это требует дополнительного исследования. Но то, что потери будут и что санкции усложнят работу этих предприятий во всем мире — однозначно. Американские санкции — токсичная вещь, она может мешать бизнесу и с кампаниями Ближнего Востока, и с китайскими, ведь кому хочется связываться с теми предприятиями, которые так или иначе попали под удар США. Так что добавляется еще и такой вот кумулятивный эффект».

Нефтехимия в белорусской экономике — одна из главных составляющих ВВП страны. Из таких же прибыльных секторов — производство и продажа калийных удобрений. «Разморозку американских санкций против предприятий белорусского нефтехимического комплекса нужно рассматривать как базовый сценарий, — считает политолог Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований. — Есть большая вероятность, что в последующем эти санкции будут расширены и ужесточены, в том числе за счет других секторов белорусской экономики. Прежде всего, речь идет о „Беларуськалии“, в отношении которого ранее США уже вводили санкции. Не исключено также, что в этот раз санкции США синхронизируются с четвертым пакетом санкций ЕС, который готовится к принятию в ближайшее время. Напомню, что после принятия Закона Магнитского в США и аналогичного Акта о правах человека в ЕС изменился регламент введения санкций, теперь он предусматривает и вторичное применение санкций. Это означает, что санкции вводятся не просто против юридических и физических лиц какой-то страны, но и в отношении юридических и физических лиц третьих стран, которые будут иметь дело с субъектами, находящимися в американском и, скорее всего, в европейском санкционных списках. По сути этот сценарий превращает американские санкции в глобальные, экстерриториальные. То есть все гораздо серьезнее с точки зрения санкционного давления, чем это было до 2015 года».

Арсений Сивицкий отмечает провалы официального Минска в период поствыборной паузы в США: «Режим не смог воспользоваться паузой между сдачей дел администрацией Трампа и формированием администрации Джо Байдена для того, чтобы как-то попытаться установить режим отношений, предполагающий некий кризис-менеджмент. Вместо этого Минск практически полностью самоустранился, в итоге инициативу в формировании повестки белорусско-американских отношений довольно успешно перехватили оппозиционные центры в изгнании, прежде всего это офис Светланы Тихановской и структура Павла Латушко Народное антикризисное управление. Они были вовлечены в очень интенсивные консультационные процессы с Вашингтоном в период формирования новой администрации в США. Сейчас игнорирование реальности играет злую шутку с официальным Минском».

Ближе некуда

Накануне возобновления санкций Беларусь, а по мнению многих экспертов и аналитиков, Москва принялась раскручивать «американский заговор» против Александра Лукашенко и его семьи. Первым о решении высшего политического руководства США дать согласие на физическое устранение Лукашенко рассказал сам Лукашенко на общереспубликанском субботнике: «Мы обнаружили работу явно иностранных спецслужб, скорее всего, Центрального разведывательного управления, ФБР, не знаю, кто там из американцев работал. Мы обнаружили их желание явиться в Минск и уже заняться организацией покушения на президента и детей». «Мы их захватили в Москве, они побоялись (приехать в Минск). Из США прилетели — агентура», — сказал Лукашенко. По его словам, последовало обращение к президенту и главе ФСБ России, после чего «мы их там взяли». Чуть позже заявления Лукашенко ФСБ России сообщило о том, что задержанные в Москве белорусский политолог Александр Федута и американский адвокат белорусского происхождения Юрий Зенкович планировали военный переворот в Беларуси. Лукашенко утверждает, что за спинами заговорщиков стоит руководство США. «Меня удивляет другое: почему американцы себя так ведут? Ведь поставить задачу устранить президента, запомните, не может никто дать согласие, кроме высшего политического руководства. Только они, никакие спецслужбы, только они. Я скажу больше. Я благодарен Путину. Когда он разговаривал с Байденом, он ему задал этот вопрос. Бульканье — и ни одного ответа!» — сказал Лукашенко.

Кто же готовил «военный переворот»? Белорусский пушкинист, в первой половине 90-х работавший в команде Лукашенко Александр Федута, американский адвокат белорусского происхождения Юрий Зенкович, известный скандальными заявлениями в соцсетях, глава Партии БНФ Рыгор Костусев. Сообщения о «погребе в Гомельской области для детей президента» и заседании «заговорщиков» в украинском кафе в Москве с якобы высокопоставленными «белорусскими генералами» уже стали поводом для мемов в белорусском сегменте интернета. Некоторые из собеседников задержанных говорят о традиционных зум-встречах, некоем дискуссионном клубе, где открыто обсуждают любые возможные варианты развития событий — дескать, нарезать разговор на реплики и смонтировать необходимый результат спецслужбы могут из любого разговора белорусов в сегодняшней ситуации. Ряд экспертов даже не берется комментировать «этот фарс и цирк». Однако в заявлении Лукашенко были и слова, которые можно рассматривать как прямой сигнал к еще большему развертыванию репрессий: «Понимаете, я терпел, все ждал, „красные линии“ рисовал для себя, отодвигал. А сейчас мы их будем мочить так, что им худо не покажется». Кроме того, чуть ли не доминирующая роль в этой спецоперации российской ФСБ и анонсированный Лукашенко «эпохальный декрет» после или накануне встречи с Владимиром Путиным заставляют подумать то ли о военной помощи России перед западной угрозой, то ли об ускорении интеграции Беларуси и России.

«Минск и так ближе уже некуда к Москве, — говорит Андрей Казакевич. — Если говорить о том, поспособствуют ли американские санкции дальнейшему сближению Минска и Москвы, то, конечно, белорусские компании очень сильно завязаны на российский рынок, но он тоже далеко не бесконечен. Психологически рынок считается огромным, но там 140 миллионов населения с далеко не самым высоким уровнем жизни, если мы посмотрим на рынок ЕС — это 500 миллионов населения и в 15–20 раз уровень ВВП больше российского. Конечно, дальнейшая интеграция с точки зрения Москвы требует определенных изменений политической и экономической модели белорусского государства. Они не раз об этом говорили. Все же, не думаю, что будут существенные интеграционные изменения. Думаю, для России есть и другие сдерживающие интеграцию факторы. Во-первых, договоренности с Лукашенко сейчас находятся, скажем так, в серой зоне — он не воспринимается миром как легитимный правитель, не воспринимается легитимным президентом значительной частью белорусского общества, значит, в будущем все договора и договоренности с Лукашенко могут быть поставлены под пересмотр. Если же разговор идет о ликвидации суверенитета Беларуси, то это может вызвать и дополнительную жесткую реакцию со стороны Запада, об этом уже не раз заявлялось. И самый важный фактор — это дорого, все финансовые проблемы, с которыми сейчас столкнулась белорусская модель, будут взяты на российский баланс. Придется покрывать за счет россиян и все потери от санкций против Минска, и вообще все потери неэффективной плановой белорусской экономики — это миллиарды дополнительных расходов. Нет ощущения, что России, учитывая ее собственные проблемы, нужен еще пакет белорусских».

По мнению Казакевича, заявления о «военном перевороте» вообще серьезно не повлияют на нынешние отношения Беларуси и США: «Само заявление, видимо, все же не соответствует правде. Ну представьте себе, руководство одной страны пробует совершить покушение на руководителя другой страны… Наверное, первое, что должен был бы сделать Лукашенко в такой ситуации — это выслать весь штат посольства США, и если не разорвать дипломатические отношения, то как минимум приостановить их действие. Но такого даже и близко не происходит. Конечно, все эти обвинения американцев — это просто попытка продать всю эту антиамериканскую риторику на российском рынке, ну и определенной части белорусской аудитории. Поэтому я не думаю, что все это дополнительно серьезно повлияет на двусторонние отношения, они будут определяться санкциями и внутриполитической ситуацией — насколько репрессии внутри страны будут расширяться. И мы имеем задержанного гражданина США, значит, открывается новая линия дипломатического противостояния». Что же касается самого дела о «перевороте, то оно безусловно открывает дополнительные возможности для репрессий уже в отношении, скажем так, старой оппозиции, а не только против тех структур, которые появились во время президентской кампании 2020 года и после нее, против тех людей, которые уже давно втянуты в политику».

«Очевидно, что прямые обвинения в адрес Байдена со стороны официального Минска только осложняют и так серьезно ухудшившиеся отношения. По сути, это не оставляет Соединенным Штатам никакого другого выбора, кроме как действительно рассматривать санкции в качестве своего основного инструмента выстраивания отношений с Беларусью, — говорит Арсений Сивицкий. — Накануне переговоров с Путиным Лукашенко радикально ухудшил свои позиции, оборвав хоть какие-то перспективы если не нормализации отношений с США, то хотя бы поддержания прагматических контактов. Не исключено, что к этой оперативной инсценировке имеет непосредственное отношение российская сторона, ее цель — поспособствовать еще большему ухудшению двусторонних отношений США и Беларуси».

«Москва выставила себя спасителем Лукашенко, что ставит его в еще более зависимое положение. Добьется ли Кремль новых уступок по параметрам будущего транзита власти в Беларуси и по углублению интеграции? Здесь существует определенная доля неизвестности. Дело в том, что согласно Акту о демократии, правах человека и суверенитете Беларуси, который был принят Конгрессом США еще в прошлом году и подписан президентом Дональдом Трампом, любые процессы интеграции, которые будут происходить в рамках Союзного государства Беларуси и России после президентских выборов 9 августа 2020 года, не будут считаться легитимными. США не будут признавать эти процессы законными и будут рассматривать их как незаконный подрыв Россией суверенитета и независимости Беларуси, что может повлечь новые американские санкции уже против России, — отметил Арсений Сивицкий. — Что касается последствий „раскрытия заговора“, то цену, которую запросит за это Москва, мы узнаем, скорее всего, в ближайшие дни, не исключено, что после переговоров Лукашенко с Путиным».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями