БЕЛАРУСЬ

Алесь Беляцкий: В Беларуси правит бал сталинская реакция, но общество необратимо изменилось

Фотографии политзаключенных Беларуси на акции солидарности в Торонто 3 апреля 2021.
Фотографии политзаключенных Беларуси на акции солидарности в Торонто 3 апреля 2021. REUTERS - KYAW SOE OO

Правозащитный центр «Весна» отмечает 25-летие деятельности. События, последовавшие за выборами президента 9 августа 2020 года, «каким-то ужасным образом вернули нас в минувшее», говорит глава центра, экс-политзаключенный Алесь Беляцкий.

Реклама

Юбилей «Весны» его основатели с помпой и торжеством не отмечали — правовой кризис в стране праздник не предполагает. Тем более, как напомнил на пресс-конференции основатель и глава «Весны» Алесь Беляцкий, организация появилась во время первого серьезного удара по «уличной демократии в Беларуси — Чернобыльский шлях-1996, на который вышли десятки тысяч человек, был разгромлен, впервые с 1988 года относительно мирные акции перестали быть таковыми». 

«Тогда говорили, что в 1996 году определялся путь Беларуси… Ну вот, 25 лет мы идем тем же путем. Лето 2020 года каким-то ужасным образом вернуло нас в минувшие кризисные времена. Отсутствие правовых реформ всегда угрожало нам страшным кризисом. И вот он произошел в августе и продолжается до сего дня. Но за эти 25 лет власти не заметили, что выросло новое поколение белорусов, для которых права человека — не пустой звук. Сейчас власть строится только на насилии и лжи», — сказал Алесь Беляцкий.

Сейчас четыре сотрудника «Весны» находятся в заключении: Марфа Рабкова, Андрей Чепюк, Леонид Судаленко и Татьяна Ласица. Они входят в список из 357 политзаключенных — и список постоянно пополняется.

По словам Алеся Беляцкого, Беларусь с августа находится еще не в военном, но в состоянии чрезвычайного положения, «мы сейчас находимся в острой фазе общественно-политического кризиса, когда махровая, фактически сталинская реакция правит бал». «Тем не менее, мы сейчас имеем совсем другое общество. Общество людей, который имеют действительно демократические ценностные представления, такое общество будет всегда бороться за свободу, демократию и права человека. И ничто не сможет этого изменить — это уже является ценностями для миллионов белорусов. Личной ценностью, за которую они готовы в той или иной степени идти на жертвы. Это позволяет нам все же смотреть с оптимизмом в будущее, с уверенностью в том, что все, что мы делаем — не зря», — заявил Алесь Беляцкий.

Кризис перешел в формат системного

Зампредседателя «Весны» Валентин Стефанович обращает внимание на то, что «массовые системные репрессии затронули все слои белорусского общества, в них задействована вся госмашина, которая очень быстро переориентировалась исключительно на преследование по политическим мотивам». 

«Только по данным Генпрокуратуры, за политику — по их формулировке „за экстремизм“ — с августа возбуждено более 3000 уголовных дел. Объемы феноменальные — только за прошлый месяц вынесено более 100 приговоров по уголовным делам. Административное преследование вообще достигло гротескных форм», — сказал Валентин Стефанович. Он напомнил о сутках ареста за бело-красной-белый зефир, цветные носки, за цвет игрушек на окнах, гирлянды и так далее — «мы видим юридические практики и стандарты профессионального дна».

По словам Стефановича, серьезное беспокойство вызывает «принятие последних поправок в законодательство, они свидетельствуют о том, что кризис в Беларуси усугубляется и становится системным».

Изменения в законе о политических партиях «приведут к перерегистрации существующих политических партий и последующей ликвидации тех немногочисленных зарегистрированных оппозиционных партий, которые на сегодня у нас есть».

Закон об адвокатуре усиливает контроль Минюста над адвокатами и институтом адвокатуры.

Закон о массовых мероприятиях уничтожил «так недолго существовавший уведомительный порядок проведения массовых мероприятий некоторых категорий».

Закон о противодействии экстремизму под экстремизмом видит «публичную критику властей, представителей правительства, определенных должностных лиц». «Фактически этот закон возвращает нас во времена такой махровой советчины, в наше коммунистическое прошлое, когда любая публичная критика советской власти расценивалась как „распространение измышлений, порочащих советский строй“. Соответственно это все влекло уголовную ответственность, во времена брежневщины — еще и принудительную психиатрию», — подчеркнул Валентин Стефанович.

Новый инструмент репрессий против инакомыслящих

По словам юриста «Весны» Павла Сапелко, с лета 2020 года содержание под стражей стало «еще одним инструментом репрессий». В 2020-м и 2021-м под стражу было помещено более 70% обвиняемых по политически мотивированным уголовным делам, тогда как ранее в общем массиве уголовных дел эта мера пресечения применялась к четверти обвиняемых, за коррупционные преступления — к 3%. «Это ярко свидетельствует о том, что к протестующим, инакомыслящим было предвзятое отношение и применены максимальные репрессии», — сказал Сапелко.

В докладе «Весны» отмечается, что некоторые протестующие привлекались к уголовной ответственности только за сам факт участия в несанкционированном мероприятии — по статье 342 УК «Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них», некоторые — по статье 293 «Массовые беспорядки». 

«К обвиняемым, как правило, были применены непропорционально несоразмерные содеянному, чрезмерно жесткие и продолжительные наказания. На примере ряда публикаций в СМИ наблюдатели и эксперты приходили к выводу, что эти наказания существенно отличались от предшествующей общей практики», — говорится в докладе.

В результате мониторинга и анализа более чем 150 судебных процессов правозащитники отмечают повсеместные нарушения национальных норм права, а также конституционных и международно признанных стандартов справедливого суда.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями