Саммит ЕС: президент Макрон рассказал о политике санкций в отношении Беларуси и России

Президент Франции Эммануэль Макрон выступил на пресс-конференции по завершении саммита ЕС в Брюсселе во вторник, 25 мая 2021 г.
Президент Франции Эммануэль Макрон выступил на пресс-конференции по завершении саммита ЕС в Брюсселе во вторник, 25 мая 2021 г. AP - John Thys

На итоговой пресс-конференции после саммита ЕС президент Франции Эмманюэль Макрон уточнил решения о новых санкциях, которые ждут режим Беларуси, и повторил требование об освобождении задержанных в Минске Романа Протасевича и Софии Сапеги. Французскому лидеру пришлось отвечать на непростой вопрос журналиста об ограниченной эффективности санкционной политики Европы в отношении Беларуси, а также России.

Реклама

Свою пресс-конференцию Эмманюэль Макрон начал с экстренных решений саммита ЕС по ситуации с принудительной посадкой в Минске рейса Ryanair и задержанию белорусского журналиста Романа Протасевича, бывшего главреда телеграм-канала NEXTA, и его спутницы Софии Сапеги, арестованной на два месяца.

«Этот неприемлемый акт, это нарушение международного права требовало осуждения и предельно возможной твердой реакции. Мы решили усилить введенный нами режим персональных и экономических санкций, запретить белорусской авиакомпании доступ в европейские аэропорты, призвать европейские авиакомпании не совершать полеты над белорусской территорий (и это, очевидно, будет сделано нашими авиакомпаниями) и потребовать проведения независимого международного расследования. Мы также предельно твердо требуем немедленно освободить оппозиционеров Романа Протасевича и Софию Сапегу».

По словам Макрона, в первый день саммита, 24 мая, лидеры ЕС перешли от экстренных вопросов, связанных с событиями в Беларуси, к более широкому обсуждению отношений с Россией.

«Мы поручили Еврокомиссии и верховному представителю ЕС (по иностранным делам Жозепу Боррелю) подготовить к июню доклад, с тем чтобы структурировать наши отношения, обозначить наше единство перед лицом последовательных провокаций и, по сути, поддерживать согласованность принципов (этих отношений) — необходимость диалога и его требовательный характер. А также чтобы прекратить отвечать, просто реагируя на провокации или акты агрессии. Многие страны ЕС полагают (а я должен сказать, что Франция глубоко в этом убеждена уже несколько месяцев), что нам необходимо очень глубоко переосмыслить наши отношения с Россией, чтобы не просто реагировать, но определить стратегию на кратко-, средне- и долгосрочную перспективу. С учетом того, что европейское пространство безопасности зависит от требовательного диалога с Россией. И учитывая лишь относительную эффективность мер, которые мы принимали в последние годы».

Самым первым на пресс-конференции Макрону был задан вопрос по кризису, связанному с действиями властей Беларуси, а также отношениям ЕС с Россией.

Вопрос: Что касается мер, принятых накануне в отношении Беларуси. Многие месяцы десятки белорусских руководителей находятся под санкциями ЕС, но это по-настоящему не влияет на режим. Вы призвали к освобождению журналиста, задержанного в воскресенье. Но если провести параллель с Россией, уже несколько месяцев ЕС требует освобождения Алексея Навального. И эти призывы остаются без ответа. Создается впечатление, что эти меры остаются довольно слабыми и ограниченными. Почему вы думаете, что принятые вчера ЕС меры что-либо по-настоящему изменят в Беларуси?

Эмманюэль Макрон начал свой ответ со встречного вопроса.

«Какие меры иного типа вы имеете в виду? Чтобы ответить вам, почему мы их принимаем или не принимаем… Какие меры кажутся вам более эффективными в отношении Беларуси? Прежде всего, без сомнения, не так-то просто представить себе такие меры, которые были бы более эффективными. Согласитесь со мной. Если только вы не хотите вступать в прямой конфликт, санкции остаются наиболее целенаправленными и эффективными мерами.
Во-вторых, мы приняли решение о подготовке целенаправленных экономических санкций. И в этом — усиление (санкционного режима). Речь не только об отдельных руководителях (санкции против них будут подтверждены и усилены). Но речь пойдет о санкциях в отношении секторов экономики, близких к власти или властным кругам. Это будут прямые экономические последствия».

Французский президент, впрочем, согласился с журналистом в вопросе спорной эффективности политики санкций.

«То, что вы говорите, очень справедливо. В отношении и России, и Беларуси. Сегодня мы достигли пределов политики санкций. Перед нами встает вопрос стратегического плана. Когда я задаю вам встречный вопрос, это не шутка. Совершенно не очевиден ответ на вопрос, что же делать дальше. Вы сами не можете ответить. В этих случаях мы что, должны начать военный конфликт? Полностью разорвать отношения? Мы уже это делали. Мы должны идти дальше — но до какого предела? Уже два года мы настаиваем на том, что с Россией политика прогрессирующих санкций в отношении замороженных ситуаций больше не является эффективной политикой».

По словам Макрона, именно поэтому лидеры ЕС поручили Еврокомиссии и Службе внешних связей подготовить к июню доклад об отношениях с Москвой. Он должен прояснить, по словам Макрона, следующие вопросы: «Какова сегодня стратегия России в регионе? И каким может быть эффективный ответ европейцев?»

Новые меры, утвержденные против режима Лукашенко, Макрон назвал самым эффективным ответом на «неприемлемые» действия Минска — но «в очень краткосрочной перспективе». Он отметил начало расследования инцидента силами Международной организации гражданской авиации (ICAO). Крайне чувствительными (тут он употребил слово «кусающийся») французский президент считает ограничения для гражданской авиации (запрет для «Белавии» воздушного пространства и аэропортов ЕС, облет Беларуси европейскими компаниями). А также разрабатываемые ЕС дополнительные — секторальные — экономические санкции.

«Будет ли этого достаточно? Я абсолютно не могу сказать вам этого сегодня. Думаю, что это будет иметь большее влияния, чем те меры, которые мы вводили до сих пор. Это более серьезно».

Завершил свой ответ Эмманюэль Макрон, вновь вернувшись к отношениям с Москвой.

«Но сейчас, как и вы, я полагаю, что для нас наступил момент истины в отношениях с Россией. Это должно привести нас к переосмыслению пределов напряженности, которые мы решаем установить».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями