БЕЛАРУСЬ

Виктор Бабарико: «Не могу признаться в преступлении, которого не совершал»

Приговор Виктору Бабарико огласят 6 июля.
Приговор Виктору Бабарико огласят 6 июля. © Oksana Manchuk/BelTA Pool Photo via AP

Бывший глава «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико, который претендовал на пост президента страны, выступил в суде с последним словом. Гособвинение требует для Бабарико 15 лет тюрьмы. Приговор огласят 6 июля.

Реклама

О намерении баллотироваться на пост президента Виктор Бабарико, глава успешного «Белгазпромбанка», дочернего предприятия российского «Газпрома», объявил 12 мая 2020 года. Затем была отставка, километровые очереди желающих сдать подписи за известного банкира и мецената и уголовное дело против топ-менеджеров банка. 18 июня Виктор Бабарико был задержан сотрудниками Комитета госконтроля и помещен в СИЗО.

Суд над топ-менеджерами «Белгазпромбанка» начался 17 февраля 2021 года. Виктор Бабарико обвиняется в отмывании средств, полученных преступным путем (ч. 2 ст. 235 УК), и получении взятки в особо крупном размере (ч. 3 ст. 430 УК), еще шестеро фигурантов — в получении взятки в особо крупном размере и одни — в даче взятки повторно либо в крупном размере. Все, кроме Виктора Бабарико, признают свою вину. Правозащитники признали Бабарико политзаключенным.

22 июня прокурор Сергей Гиргель запросил для Виктора Бабарико максимально возможный срок по статье — 15 лет лишения свободы в колонии усиленного режима, а также штраф в размере 145 тысяч рублей — около 50 тысяч евро. Наталья Мацкевич, одна из адвокатов Бабарико, просила суд «оправдать подзащитного за отсутствием в его действиях состава преступления». По мнению защиты, следствие проведено необъективно, с нарушением прав обвиняемых, они — не взяточники. «Это дело о поражении в правах, о нарушении и выхолащивании гражданских и политических, а также процессуальных прав в отношении Виктора Бабарико», — заявила адвокат.

Дмитрий Лаевский, один из адвокатов Бабарико, 28 июня в общении со сторонниками политзаключенного вне стен суда, сообщил, что «итог (дела) может быть только хороший». Для «хорошего итога» потребовалась противопоставить версии, «которая продюсировалась активно в отношении порядочного и достойного человека», «объективный анализ, который опровергает все эти обвинения» — «думаю, что мы с этим этапом справились, дальше — продолжаем».

Последнее слово

28 июня Виктор Бабарико в последнем слове заявил, что «не может признаться в преступлении, которого не совершал».

«Несмотря на то, что, наверное, признание в преступлениях, которые я не совершал, было бы с точки зрения материальных выгод более правильным, я не могу признаться в преступлениях, которые я не совершал. В рамках нашего общения не было допущено ни одного не то, что противозаконного действия либо принуждения, но даже не было допущено никакого намёка на возможность совершения противоправных действий», — сказал Бабарико. По его словам, ему не стыдно ни перед работниками банка, так как был создан лучший банк в стране, ни перед теми, кто вместе с ним сидит в клетке, «за 25 лет работы они не услышали, что должны совершать какие-то действия»: «что бы они ни говорили, я в это до сих пор не верю. Я им ничего не говорил и их не обманывал».

«Не стыдно перед теми, кто поверил мне и стал членом (предвыборного) штаба», — сказал Бабарико. «Сотни тысяч человек, которые поставили подпись за мою кандидатуру, разделяют мой образ будущей Беларуси — можно построить страну с очень человеческими ценностями, где будут уважать личность, и это не персонифицированная страна. За короткое время, чуть больше месяца, я увидел ту Беларусь, тех людей, у которых не просто есть шанс, а есть путь — это Беларусь улыбчивая, честная, открытая», — сказал Бабарико о своих сторонниках.

«В семье у нас никогда не было сомнений, что любой проступок нужно оценивать в первую очередь с точки зрения нравственности, а не материальных потерь. Простыми словами, жизнь нужно прожить так, чтобы тебе не было стыдно перед другими. И вот, прожив достаточно большой кусок своей жизни, находясь в этой клетке, я могу точно сказать, что мне не стыдно за свою жизнь перед людьми, с которыми я сталкивался. Мне не стыдно перед своей семьей — женой и детьми, даже несмотря на то, что сын находится в тюрьме и основная вина его в том, что он мой сын», — подчеркнул политзаключенный.

Присутствующие в зале встретили речь аплодисментами.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями