Репортаж

Лагерь мигрантов под Гродно: Мы умрем в Курдистане или тут — нам не оставили выбора

Логистический центр «Брузги», где сейчас находится две тысячи мигрантов
Логистический центр «Брузги», где сейчас находится две тысячи мигрантов © RFI

После неудачных прорывов польской границы две тысячи мигрантов переместились из лагеря под открытым небом в лесу в логистический центр «Брузги». Там сейчас — две тысячи человек. Всего в Беларуси, по официальным данным, сейчас находится около 15.000 жителей стран Ближнего Востока.

Реклама

В конце мая — начале июня эмиссары иракских турфирм или, как их называют сами мигранты, «smugglers» — контрабандисты стали активно рекламировать «турпоездки» в Беларусь, из которой, по их уверениям, не составит никакого труда попасть в Евросоюз.

Они говорили, что белорусские пограничники не будут препятствовать пересечению границы, не врали о ее отсутствии, но в их интерпретации граница Беларуси и Польши — «это такой маленький заборчик, перешагнул — и ты в Европе», рассказывают корреспонденту RFI обитатели центра.

Цена поездки колебалась от трех тысяч долларов до шести с половиной. Белорусскую визу жителям Курдистана ставили в Стамбуле, оттуда же они и вылетали в Минск — на рейсах разных авиакомпаний: «Белавиа», Turkish Airlines, Iraqi Airways, чартерными рейсами.

К границе добирался кто как: на специальных автобусах, на такси, на обычных рейсовых автобусах. Ну а 14 ноября при помощи белорусских военных мигранты (подавляющее большинство тех, кто сейчас находится в логистическом центре — курды из Ирака) попытались пройти в обещанный турфирмами Европейский союз. Перипетии противостояния мигрантов вкупе с белорусскими военными помощниками против польских военных и полиции известны.

Наступающие холода, невыносимые условия жизни в стихийном лагере у границы, надежда белорусских властей на итоги разговора Меркель и Лукашенко в свою пользу позволили отвести мигрантов от границы и расселить их в логистическом центре под Гродно. Правда, за каждый день пребывания мигрантов в этом центре, как заявил на днях глава Гродненской области, экс-министр здравоохранения Владимир Караник, Беларусь выставит Евросоюзу и международным общественным организациям финансовый счет.

Что такое логистический центр?

Это огромный склад — без обогрева, с жестяными стенами и крышей, постоянными сквозняками. Тепловых пушек не нашлось, видимо, ставка сделана на то, что 2.000 человек поднимут теплом тел и дыханием температуру до пригодной для жизни — примерно 12 градусов по Цельсию. Люди расположились в палатках на полу, на стеллажах для товаров.

Логистический центр «Брузги». Люди расположились в палатках на полу, на стеллажах для товаров
Логистический центр «Брузги». Люди расположились в палатках на полу, на стеллажах для товаров © RFI

Очень много детей — после подвоза гуманитарных грузов, собранных белорусами, где-то официально «от трудовых коллективов», где-то пришли адресные посылки от неравнодушных — им хотя бы можно отвлечься от тягот такой жизни, например, раскрасками. У центра появились киоски с шаурмой, с сигаретами, которые, как и положено в гетто, дороже, чем во внешнем мире на процентов 20 (в Беларуси фиксированная цена на сигареты, то есть определенная марка стоит везде одинаково). Кормят два раза в день, приезжает бочка с водой — и за едой, и за водой очереди.

Очередь за едой и водой
Очередь за едой и водой © RFI

Самый дефицитный товар в центре — электроэнергия, вернее, доступ к ней. По словам мигрантов, зарядка одного power bank — 50 долларов. «Я отдал деньги, но зарядили не полностью... Ты приедешь сюда завтра? Возьми два power bank, заряди в гостинице — мне надо звонить родителям в Курдистан, а денег все меньше и меньше. А я помогу, чем смогу», — предлагает нехитрую сделку корреспонденту RFI один из мигрантов.

В центре, где разместили мигрантов,  много детей
В центре, где разместили мигрантов, много детей © RFI

Белорусская пропаганда (журналистов госСМИ в центре очень много, и они здесь постоянно) упорно называет этих людей беженцами, рассказывает об ужасах войны, развязанной коллективным Западом против всего Ближнего Востока. Сами же курды не говорят о вине Европы в бедах своей страны. По их словам, они уезжают по экономическим причинам: в Курдистане правят кланы, невероятный уровень коррупции, отсутствие медицины, безработица, нищета. Откуда деньги на переезд? Продано все имущество, деньги собирались по родственникам, брались в долг — это еще одна из причин продолжения попыток попасть в ЕС: «Я не могу вернуться, я не смогу отдать долг, в Европе же я буду работать и высылать деньги своим кредиторам».

За день центр покидают около сотни курдов, решивших возвращаться, прибывают и маленькие группы новых жильцов. Военные запрещают снимать тех, кто уезжает из лагеря, не объясняя причин. Видимо, такие фото и видео будут расцениваться, по их мнению, как демонстрация слабости мигрантов, которые отступились от своего желания попасть в ЕС, прежде всего в Германию. Есть тут и группа из девяти конголезцев, которых Германия не интересует — они хотят во Францию, язык играет свою роль. Их тоже сложно назвать беженцами, два года назад как туристы они прилетели в Москву, жили, нелегально работали и летом услышали о «белорусском коридоре» в Европу — и вот они тут, у польской границы.

Выходцы из франкоязычного Конго стремятся перебраться из Беларуси во Францию
Выходцы из франкоязычного Конго стремятся перебраться из Беларуси во Францию © RFI

В разговорах многие мигранты упоминают о том, что по ночам людей тут становится меньше, по их словам, в центре появляются белорусские силовики и спрашивают, кто хотел бы пойти в Польшу. 10-15 желающих всегда находится, и в лагере они больше не появляются, то есть, как считают собеседники, через какие-то глухие участки белорусско-польской границы проход еще возможен. Да и польская погранслужба ежедневно сообщает о новых попытках прорыва границы и задержанных уже в Польше нелегалах.

В Курдистане нет жизни

«Если Германия нас не примет, я просто совершу самоубийство. У меня здесь 8 детей», — говорит RFI Ноузад Амин Мохаммед после того, как по логистическому центру разлетелась последняя новость: Берлин отклонил призыв Лукашенко принять 2000-2100 мигрантов.

— Лукашенко сказал, что сам решит проблему, если Германия откажется забрать мигрантов. Вы хотите, чтобы он решал эту проблему?

— Да, хочу, и буду рад этому. Я просто не хочу возвращаться в Ирак. Я могу здесь остаться на много лет, но не хочу возвращаться в Ирак. Где угодно, Беларусь, Москва, но только не в Ирак. Если Беларусь или другая страна нас депортирует в Ирак, я совершу самоубийство.

Ноузад Амин Мохаммед с семьей
Ноузад Амин Мохаммед с семьей © RFI

Один из сыновей Ноузада страдает хронической депрессией — шестнадцатилетнему подростку не помогут, по словам отца, в Курдистане: «там нет таких болезней, нет лечения, помогут только в Европе».

Занья, молодой мужчина из Иракского Курдистана, показывает билет на самолет из Минска в Багдад на 24 ноября: «Меня задолбала вся эта поездка в Германию, я больше в это не верю».

«Там, в Курдистане, я умру, но и здесь в лагере я тоже умру. Выбора нет. Обратный билет стоил 600 долларов. Я очень расстроен, но выбора нет», — говорит Занья. Его друг, с которым они вместе рискнули ехать в Европу через Беларусь, замечает, что еще несколько дней будет пытать счастья здесь: «Не получится, тоже куплю билет домой».

Али Сулейман Карим направляется «в любую европейскую страну».

«Я просто вижу, что это шанс всей моей жизни. В любую европейскую страну, без разницы. Могу в Польшу, без проблем, хорошая страна — европейская страна. В Ираке нет жизни, политические и экономические проблемы. Я из Курдистана, в Курдистане нет жизни. У меня три диплома, и я знаю 5 языков, но я не могу там найти работу. Оставил семью дома, потому что не мог найти работу, чтобы кормить семью. Мать, брат и сестра были не против, чтобы я уехал.

В Курдистане даже хуже, чем в Ираке. Два года ищу работу, не могу найти.  Я психолог, но не могу найти работу. Еду в Европу, любую страну, чтобы работать. В нашей стране политические проблемы, экономические проблемы, два или три лидера Ирака были диктаторами. Ты просто ничего не можешь делать, ты вынужден уезжать в другую страну. В любой стране легко найти работу, но работу невозможно найти в Ираке»,

— рассказал Али Сулейман Карим.

По его словам, группа, с которой он прибыл в Минск, находится в Беларуси уже почти месяц.

Али Сулейман Карим (справа) готов ехать в любую европейскую страну просто чтобы жить и работать
Али Сулейман Карим (справа) готов ехать в любую европейскую страну просто чтобы жить и работать © RFI

— Раньше жили в гостинице, потом жили в лесу более 10 дней. Было очень тяжело. Ни еды, ни воды. Все люди, которые здесь находятся, ни разу не мылись все это время. Я уже не мылся почти месяц. Я себя уже ненавижу, но, несмотря на это, мы ждем своего шанса.

— Некоторые мигранты сегодня улетели назад в Ирак. Как долго вы готовы здесь оставаться и ждать своего шанса?

Даже если у меня будет минимальный шанс, я могу ждать дни, недели и месяцы. Спросите у любого, каждый скажет, что пока есть хоть минимальный шанс, мы готовы ждать долго.

— Как с вами обращаются белорусские военнослужащие?

Они нам помогали в лесу, кормили и другим образом помогали. Поселили нас здесь, чтобы защитить от холода. Здесь в центре лучше, чем в том лагере на границе. Сейчас, можно сказать, с нами обращаются неплохо.

 

Дети и взрослые живут на складе без обогрева
Дети и взрослые живут на складе без обогрева © RFI

 

С каждым днем мигранты все меньше стараются отходить от логистического центра. Дело в том, что виза в Стамбуле большинству выдавалась на 40 дней — и у большинства она уже закончилась. То есть, остановив такого человека где-то на улице, белорусские правоохранители при желании могут его задержать и вполне законно депортировать как нелегала.

 

Мигранты на границе находятся в безвыходной ситуации. Чтобы расплатиться с кредиторами на родине им нужны деньги, а заработать их можно только попав в Европу, считают они
Мигранты на границе находятся в безвыходной ситуации. Чтобы расплатиться с кредиторами на родине им нужны деньги, а заработать их можно только попав в Европу, считают они © RFI

 

Не исключено, что так в конце концов и произойдет — мигранты уже становятся головной болью для Минска, ведь Евросоюз на уступки не пошел. Многие из собеседников в центре это понимают и чувствуют себя использованными и обманутыми. Выделенные Европой сотни тысяч евро на возвращение мигрантов домой самих мигрантов тоже не радуют. Но просить убежища в Беларуси при этом не собираются: «Холодно и политическая ситуация тут какая-то не очень хорошая».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями