Перейти к основному контенту

Amnesty International о кассетных бомбах в Карабахе: «Делать вид, что правил войны не существует, недопустимо»

Улицы Степанакерта после бомбардировки 5 октября 2020 г.
Улицы Степанакерта после бомбардировки 5 октября 2020 г. via REUTERS - NKR InfoCenter/PAN Photo

Международная правозащитная организация Amnesty International подтвердила применение кассетных бомб, запрещенных международной конвенцией, против мирных жителей Нагорного Карабаха. По данным правозащитников, запрещенное оружие могли применить вооруженные силы Азербайджана при бомбардировке Степанакерта 4 и 5 октября. В Amnesty не исключают, что аналогичное вооружение могла применить и противоположная сторона конфликта при обстреле азербайджанской территории. Откуда правозащитники получают информацию и какие это может иметь последствия для Азербайджана и Армении, в интервью Русской службе RFI рассказал исполняющий обязанности главы Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии Денис Кривошеев.

Реклама

Кассетные боеприпасы являются оружием неизбирательного действия, имеют широкую зону поражения, неразорвавшиеся боеприпасы представляют угрозу жизни для гражданского населения на протяжении длительного времени после окончания конфликта. Более ста стран мира подписали Конвенцию о кассетных боеприпасах, которая запрещает использование, передачу и накопление такого вооружения. Ни Азербайджан, ни Армения не присоединились к Конвенции.

RFI: Откуда Amnesty International получает информацию о ситуации в Нагорном Карабахе? У вас есть сотрудники на месте?

Денис Кривошеев: У нас есть сотрудники на Южном Кавказе, их нет непосредственно в зоне конфликта, к сожалению для нас. Поэтому мы пользуемся открытыми источниками, но иногда есть возможность обратиться к кому-то, кто присутствует «на земле», не обязательно к нашим сотрудникам.

В вашем заявлении говорится об использовании кассетных бомб армией Азербайджана. Насколько это точная информация?

Мы осторожно высказались на эту тему. Эта информация достаточно точная, но, опять же, мы сказали, что «судя по всему», «с большой вероятностью» это имело место. Ну насколько может быть точной информация в условиях войны? Всегда есть намеренная дезинформация и слив каких-то неверных данных, и официальные заявления обеих сторон, на которые тоже не всегда можно полагаться.

В данном случае, мои коллеги — технические и военные эксперты — имели возможность проанализировать информацию, в том числе видео- и фотоинформацию из региона, геолокацию и так далее, и с большой степенью вероятности подтвердить, что то, что мы видим, похоже на применение кассетных боеприпасов в Степанакерте. Есть возможность точно оценить точку их попадания — это жилой район, ну или, скажем так, гражданская инфраструктура. И то, что осталось неразорвавшееся, те кассетные бомбы, которые можно было оценить и, опять же, проверить, что они лежали на земле в той самой точке, это кассетное вооружение израильского производства, с которым мои коллеги достаточно хорошо знакомы.

Ни Армения, ни Азербайджан, ни Израиль (который мог продать эти кассетные бомбы) не подписали конвенцию по кассетным бомбам. Соответственно, для них не будет никаких последствий?

Да и нет. Ни одна из этих стран не является участницей конвенции о запрете кассетных вооружений, но это не значит, что они могут их использовать. Есть несколько договоров, есть ряд источников международного гуманитарного права, которые регулируют, скажем так, правила вооруженных конфликтов. И недопустимо применять те боевые средства, которые неизбирательно могут привести к разрушениям и жертвам среди гражданского населения, среди гражданской инфраструктуры.

Улицы Степанакерта (Нагорный Карабах) после бомбардировки 5 октября 2020 г.
Улицы Степанакерта (Нагорный Карабах) после бомбардировки 5 октября 2020 г. via REUTERS - AREG BALAYAN/ARMGOV/PAN PHOTO

Понятно, что война — дело сложное и темное, и всегда неизбежны гражданские жертвы. И эта область права такие ситуации учитывает. Но намеренное применение тех средств, которые неизбирательно нанесут большой урон гражданскому населению, — и об этом известно заранее, до их применения — в общем-то запрещены. Поэтому неучастие в конвенции о запрете этого вида вооружения не делает исключение для таких стран. Есть целый ряд вооружений, которые, в зависимости от того, как они используются, могут подпадать под случаи нарушения международного гуманитарного права.

Но в случае с кассетным вооружением все достаточно однозначно: просто нет, участник или не участник конвенции. Мы призываем все страны присоединиться к ней и выполнять ее требования, но делать вид, что такого рода правил войны не существует, недопустимо. Если действительно Азербайджан их использовал, если действительно их использовала Армения, как утверждает Азербайджан (мы просто не имеем возможности подтвердить это), то это недопустимо, это нарушение международного права, и за такие вещи нужно нести ответственность.

Именно поэтому ни в Армении, ни в Азербайджане официально не признают использование этих бомб?

В том числе и поэтому. Это не первый конфликт, в котором мы или наши коллеги-правозащитники из других организаций утверждают, что кассетное вооружение использовалось. Власти отрицают. Но потом на земле находятся достаточно серьезные подтверждения, что это имело место. Никто не хочет выглядеть нарушителем международного гуманитарного права. Именно поэтому, даже если они используются, а такие вещи достаточно легко подтверждаются, особенно после того, как можно приехать и материально изучить, что там происходит, все равно стараются отрицать, потому что это плохой знак и прямое нарушение международного права. Даже если те же самые страны не будут отрицать, что у них вооружения такие имеются. Но если они имеются, и мы видим, что такие вооружения применялись… Дважды два — это четыре.

Последствия бомбардировки города Гянджа в Азербайджане. 6 октября 2020 г.
Последствия бомбардировки города Гянджа в Азербайджане. 6 октября 2020 г. REUTERS - AZIZ KARIMOV

Есть ли у Amnesty International информация о числе погибших и раненых мирных жителей?

К сожалению, нет. Хочется надеяться, что их мало и все это преувеличение, но такой информации у нас нет, проверить ее мы не можем. И, глядя на то, как обе стороны заявляют о количестве погибших среди гражданского населения, невозможно относиться к этой информации как к полностью достоверной. Единственное, что можно достоверно предположить — это что гражданские жертвы есть.

Видя, что происходит, можно задаваться вопросом, каким образом и какой урон был причинен гражданским объектам, но то, что и с той, с другой стороны гражданские объекты понесли серьезный урон, и в ходе такого удара гражданские жертвы весьма вероятны, — это можно подтвердить. Цифр у нас нет. И, к сожалению, в текущей обстановке ни у нас, ни у кого точных цифр не будет. Придется полагаться на официальные заявления, а они могут быть неточными или намеренно дезинформировать. Опять же, сказать, что намеренно затемняет ситуацию, сложно. Но предыдущие вспышки в рамках этого конфликта заставляют относиться к официальным заявлениям с долей недоверия. Эту информацию нужно перепроверять, и в настоящий момент, во всяком случае, для нас это не представляется возможным.

Что можно сказать о действиях армянских вооруженных сил? Азербайджан заявляет о ракетных обстрелах Гянджи и других городов, в результате которых погибли десятки мирных жителей?

Действительно, то, что более-менее смогли подтвердить мои коллеги… Опять же, мы говорим, что с большой степенью вероятности мы видим в Степанакерте, в жилом районе или районе, не являющемся военной точкой, есть очень серьезные подтверждения, что там использовались кассетные вооружения. Если это так, то логично предположить, что это вооружение использовалось азербайджанской стороной. Азербайджан заявляет, что со стороны Армении и Нагорного Карабаха тоже производились удары по гражданским населенным пунктам, по гражданской инфраструктуре в Азербайджане, в том числе кассетными вооружениями. Подтвердить это мы не можем. Опровергнуть тоже.

Дети прячутся в подвале собора Сурб Аменапркич Казанчецоц в городе Шуша, Нагорный Карабах. 8 октября 2020 г.
Дети прячутся в подвале собора Сурб Аменапркич Казанчецоц в городе Шуша, Нагорный Карабах. 8 октября 2020 г. REUTERS - STRINGER

Мы видим точно, что со стороны Армении и Нагорного Карабаха использовалась артиллерия, использовались системы залпового артиллерийского огня, судя по всему, «Град», точно — «Смерч». Ракеты системы «Смерч» могут нести кассетные вооружения, но использовались ли они, или там была иная начинка, сказать мы не можем. Те видео и те фотодокументы, которые у нас есть с азербайджанской стороны, не позволяют нам об этом однозначно судить. А также судить о том, какую цель эти удары преследовали. То есть, являлись ли целями военные объекты или гражданские. Сказать это мы не можем. Но также сказать, что это не имело место, мы тоже не можем.

Что сейчас могут сделать конфликтующие стороны для защиты мирных жителей?

Тут, наверное, мы не можем говорить о мерах защиты. Я полагаю, что то, что стороны могут делать, наверняка, они это делают: использование бомбоубежищ, вывод населения, предупреждение, наверняка, все это делается. Я так предполагаю. Но это не те меры, рекомендации, о которых говорит наша специфика. Мы говорим об ответственности сторон. О тех обязательствах, которые на них лежат. Так вот на каждой из них лежит обязательство защищать гражданское население и не применять неизбирательное вооружение, а также не допускать со своей стороны использование военных мер в отношении гражданских лиц и гражданских объектов.

Мы не говорим, как они могут защитить свое население, — я думаю, есть другие эксперты в этой области, — но в отношении населения противоположной стороны каждая сторона обязана максимально предпринять те меры, которые позволят избежать гражданских жертв. Полностью избежать их не позволяет ни один конфликт. Это ужас того, что происходит, когда стороны прибегают к военным средствам. Но избегать явных способов ведения войны, при которых гражданское население погибнет, они обязаны. Вот к этому осознанию этого обязательства недопущения таких мер мы и призываем обе стороны. Я подчеркиваю: обе стороны. То, что у нас нет точных данных по Азербайджану, не значит, что заявленная им информация не верна. Мы просто ее проверить не можем. Но, судя по всему, и та, и другая сторона должны делать больше для защиты гражданского населения противоположной стороны. Вот об этом мы и не перестаем напоминать.

Жители города Барда (Азербайджан) после бомбардировки, 7 октября 2020 г.
Жители города Барда (Азербайджан) после бомбардировки, 7 октября 2020 г. REUTERS - UMIT BEKTAS

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.