Перейти к основному контенту
РЕПОРТАЖ

«Зачем нам эти земли, если народа нет». Репортаж RFI с военного кладбища Ераблур в Ереване

Женщины в одной из церквей Еревана. 10 ноября 2020 г.
Женщины в одной из церквей Еревана. 10 ноября 2020 г. REUTERS - STRINGER

10 ноября в Ереване не стихали протесты против премьер-министра Никола Пашиняна и подписанного им соглашения о прекращении боевых действий. Одновременно на военном кладбище на окраине армянской столицы продолжались похороны погибших в Нагорном Карабахе солдат и офицеров. Специальный корреспондент RFI Сергей Дмитриев побывал на кладбище и поговорил с людьми, потерявшими на войне своих близких.

Реклама

«Ераблур» переводится с армянского как «три холма». Военное кладбище на холмах на окраине Еревана открыли в конце 1980-х годов, чтобы хоронить погибших во время первой Карабахской войны. В последствии Ераблур стал воинским пантеоном, куда перенесли останки и других героев Армении — участников национально-освободительного движения начала ХХ века Андраника Озаняна и Сосе Майрик, бойцов АСАЛА (Армянской секретной армии освобождения Армении).

Корреспондент RFI впервые приехал на кладбище 9 ноября, до подписания соглашения о прекращении войны. 

«Это кладбище для тех, кто воевал за свободу нашей страны. Тут — мемориал неизвестным солдатам. В левой стороне — погибшим в четырехдневной войне 2016 года», — рассказывает один из военных, отвечающих в эти дни за организацию похоронных церемоний.

Две женщины — мать и дочь — кладут цветы к мемориалу неизвестного солдата. «Они все наши родственники, все наши дети, все наши братья, — отвечает старшая женщина на мой вопрос о том, к кому они сегодня пришли. — Зачем эта война? Если она сейчас закончится, это хорошо. Сколько жизней сможем спасти. Но мы очень дорого заплатили».

Западный холм, с видом на гору Арарат, усыпан свежими могилами. На склоне холма гудят три экскаватора, готовя новые места. По словам кладбищенских рабочих, в день здесь прибавляется, в среднем, около десяти могил.

У главного входа обустроена площадка: три постамента для гробов, тенты с пластмассовыми стульями, каменная трибуна, на которой выстроился военный оркестр. Каждый час подъезжает новый катафалк: молитвы священника, траурный марш, плач женщин.

«Это просто участник войны, герой, — отвечает один из офицеров на мой вопрос о личности погибшего. — Потому что все, кто сейчас участвуют в этой войне, они герои. Можете пойти посмотреть, сколько у нас молодых ребят погибли в этой войне из-за азербайджанцев, которые думают, что это их земля. Но это не так».

В последний путь к могиле провожать героев идут одни мужчины, гроб засыпают, снова священник, оркестр, оружейный залп. Кладбище погружается в полную тишину, и, кажется, что она длится не минуту, а вечность. Тишину нарушает только скрежет экскаваторов, ковыряющих землю для новых героев.

Военное кладбище Ераблур. Ереван, Армения. 9 ноября 2020 г.
Военное кладбище Ераблур. Ереван, Армения. 9 ноября 2020 г. © RFI / SERGEY DMITRIEV

Весь день во вторник, после объявления о прекращении войны, в Ереване шли митинги противников мирного соглашения Пашиняна, Алиева и Путина. Митинговали на площади Республики, митинговали на площади Свободы, митинговали перед Национальным собранием, требуя от депутатов явиться на экстренное заседание. Корреспондент RFI 10 ноября вернулся в Ерлабур.

«Что думаете по поводу соглашения? — интересуюсь по дороге у пожилого хмурого водителя такси. Мартун пожимает плечами:

— Знаете, еще неизвестно… что будет… Когда те, кто в Карабахе воюют, вернутся, тогда видно будет… А сейчас трудно сказать, — кажется, он выдавливает из себя каждое слово.

— У вас кто-то там воюет?

— Мой сын там. Сестры сын тоже там… Вот, два часа назад разговаривал с сыном. Говорит, просто было невозможно.

— Что невозможно?

— Невозможно было удержать. Они [азербайджанцы] атакуют, у них очень сильная техника, так что невозможно было что-то сделать. Уже Шуши взяли, семь районов взяли. Сколько человек! Пять-шесть тысяч — 18-20-летних погибли! Мы народ маленький. Сколько в Армении — двух миллионов не будет. А пять тысяч или шесть тысяч уже молодых погибло. Это уже слишком. Это сумасшедшие цифры. Мы же не китайцы! (По данным Минобороны непризнанной НКР, к 10 ноября с начала обострения погибли 1302 военнослужащих — RFI.)

— Сын ваш в Шуши воевал?

— Да… Если невозможно было, то зачем было воевать? За что? Оружия не было. Денег не было…

— Говорят, это исторические армянские земли и никак нельзя их отдавать…

— Я так не думаю. Зачем земля, если народа нет?

— Значит, вы рады соглашению?

— Да! Но сейчас они вернутся, и как там дальше будет неизвестно. Мне кажется, что между нами война начнется. Гражданская война. Я так думаю.

Вот и приехали, это и есть Ераблур. Новые могилы уже здесь видно, видишь? Каждый день сюда езжу [с клиентами] и молюсь Богу за то, что не сына своего сюда везу. Когда началась война, каждый день здесь 15 человек хоронили».

Военное кладбище Ераблур. Ереван. 9 ноября 2020 г.
Военное кладбище Ераблур. Ереван. 9 ноября 2020 г. © RFI / SERGEY DMITRIEV

На кладбище по-прежнему многолюдно. Вдоль обочин дороги невозможно припарковаться — все заставлено машинами. Снова хоронят героев.

«Друга моего хоронят, — кивает в сторону гроба парень в черных очках лет 25-ти. — Он погиб под Шуши. Я сам там был. Неделю назад вернулся с фронта. Все мои друзья сейчас там. Мой младший брат до сих пор воюет в Мартуни. Так что не знаю, кто там против [прекращения войны]. Лично я не против. С самого начала нужно было соглашаться на этот мир. Было понятно, что невозможно победить, что придется отдавать эти земли. И зачем нужно было проливать столько крови, зачем нужны были эти жертвы, я не знаю».

Возле постамента дежурит машина скорой помощи, хоронят двух молодых парней, обоим — двадцать с небольшим, плач матерей оглушает даже не громкостью, а надрывностью. Снова священник, снова оркестр, оружейный залп… И снова в воздухе повисает тишина. В этот раз экскаваторы стоят заглушенные в стороне, видимо, с надеждой, что новых могил не потребуется. В этот раз тишину нарушает рев самолетов — больших, военно-транспортных в сопровождении истребителей — российские миротворцы прибывают в Карабах.

Военное кладбище Ераблур. Ереван, Армения. 9 ноября 2020 г.
Военное кладбище Ераблур. Ереван, Армения. 9 ноября 2020 г. © RFI / SERGEY DMITRIEV

«Сегодня, я смотрю, экскаваторы уже не работают? — подхожу после отпевания к молодому священнику.

— Дай Бог, будет все хорошо. — Отец Грачья служит в одной из ереванских церквей, а последние дни каждый день проводит на кладбище. — Помогаю здесь моим духовным братьям в связи с войной. Потому что у нас так много сейчас воинов. Но мы молимся за все их души. Они все герои. И мы знаем, что их души там, на небе, как святые. Дай Бог им.

— Что думаете про соглашения?

— Не могу на политические вопросы…

— Но если не про политику, а про войну — хорошо, что остановилась? Ваше личное мнение?

— Нет. Мое субъективное мнение — нет. Потому что у нас есть и духовные, и физические силы, что мы можем победить.

— А нужна победа?

— Нам нужна всегда победа. Армянский народ всегда побеждал. И ни о чем не надо жалеть. Ведь мы христиане, мы помним, что наши жертвы они не умирают, а живут на небесах. И это нас не смущает. Так что мы победим! В будущем победим.

— Победа нужна, чтобы вернуть Шуши — святое для армян место?

— Эта земля для нас вся святая. Это место святое. Здесь был и будет... Если вы читаете Библию, то там Армения описана: Ноев ковчег был здесь. И поэтому мы знаем, что мы победим. Эта церковь Святого Вардана (часовня при кладбище) — это место для нас святое, и само кладбище Ераблур — здесь все герои войны, здесь лежат наши братья, наши отцы, это наша история.

— Сильно оно выросло за последние полтора месяца?

— Да. Немного сильно. Но это война. Так и будет. Мы и сами воюем. У нас есть духовные отцы, дьяконы, представители духовенства, которые ушли на фронт. И есть две жертвы уже за эту войну среди представителей духовенства. Они тоже здесь похоронены. Уже будет сорок дней, как они погибли. Если воюешь, жертвы будут и там, и здесь. Без жертв не получается.

— Что вы говорите семьям?

— Что это слово Бога, что они так ушли и взяли на себя всю боль, как Христос. Дай Бог, чтобы таких случаев было меньше. Тяжело всем: и военным, и мирным жителям, и духовенству. Но Бог с нами. Все будет хорошо».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.