Так что же тут происходит: оскаровский «Отец»

Фрагмент русской афиши фильма «Отец»
Фрагмент русской афиши фильма «Отец» ©

Меньше недели остается до вручения призов академии киноискусства США. В числе претендентов на Оскар в главной категории, лучшему фильму года, режиссерский дебют французского драматурга Флориана Зеллера — «Отец» с Энтони Хопкинсом в главной роли. Из всех оскаровских фаворитов именно у этой картины самый высокий рейтинг на imdb.com. Об одном из самых запутанных триллеров последних лет — кинообозреватель RFI Юрий Гладильщиков.

Реклама

В России вышел еще один хит завершающейся на этой неделе оскаровской гонки — британо-французский «Отец». Это режиссерский дебют в большом кино одного из ведущих современных парижских прозаиков и театральных драматургов Флориана Зеллера. Фильм вызвал ажиотаж во французской профессиональной киносреде. Напомню, что церемония объявления оскаровских лауреатов пройдет в ночь с 25-го на 26-е апреля, с воскресенья на понедельник.

Фильмов, претендующих на самую престижную статуэтку за лучший фильм года, в этот раз восемь. Все они рассчитывают и на другие оскаровские призы. Мы успели порассуждать о «Суде над чикагской семеркой»,  «Земле кочевников» и «Минари».

У «Отца», как и всех трех упомянутых претендентов, шесть номинаций на оскаровские награды: в его случае за лучшие картину, мужскую роль — шестая номинация оскаровского победителя Сэра Энтони Хопкинса (первая статуэтка досталась за роль Ганнибала-каннибала Лектера в «Молчании ягнят»), лучшую второстепенную женскую — вторая номинация оскаровсковского триумфатора Оливии Колмен (награда № 1 — за роль королевы Анны в трагифарсе «Фаворитка»). А также за лучшие сценарий, о котором поговорим отдельно, монтаж и работу художников.

Но боюсь, что статуэтки достанутся другим. Хотя у «Отца» три несомненных преимущества: 1) Самый высокий рейтинг среди всех фаворитов нынешнего оскаровского забега на главном мировом киноманском сайте imdb.com — на сегодня 8,3 из 10-ти. Это позволило «Отцу» занять место № 136 в списке топ-250 лучших фильмов всех времен. 2) Сэр Энтони Хопкинс только что удостоен за свою работу в «Отце» премии британской кинотелеакадемии BAFTA, второй по значимости в англоязычном киномире после «Оскара». 3) Это — психологический триллер, едва ли не главный жанр для сэра Энтони, в котором он купается как кот в сметане.

И речь не только о «Молчании ягнят».

Анонсы не дают адекватного впечатления об «Отце»: «Энтони — пожилой лондонский аристократ, который проживает в просторной квартире, но уже не может самостоятельно о себе позаботиться, чем обременяет свою дочь Анну. После того как женщина встречает любимого мужчину и хочет перебраться в Париж, она приступает к поискам подходящей сиделки и нанимает на работу молодую и наивную Лору».

Вы ринетесь на просмотр такой картины? Не факт.

Но, во-первых, анонс неточен. Не уверен, что герой по имени Энтони — аристократ (сэр Хопкинс отважился не на актерский даже, а на человеческий подвиг, согласившись, чтобы имя неоднозначного персонажа соответствовало его собственному). Во-вторых, «Отец» — один из самых запутанных триллеров последних лет.

Энтони недоволен своей старшей дочерью Анной, которую играет тоже номинированная на «Оскар» Оливия Колмен. А также очередной сиделкой Лорой: он уверен, что та украла его любимые наручные часы. Накануне он рассорился с Лорой, та больше не хочет с ним работать, дочь Анна в панике, поскольку, как и говорится в анонсах, жаждет отправиться с любимым мужчиной в Париж, а отца теперь оставить не с кем.

Еще он тоскует по младшей дочери Люси: та — художница, вероятнее всего, путешествует по миру, а об отце попросту забыла. На самом деле, отсутствие Люси стало для меня объяснимым с первых сцен картины — это ее единственная сценарная недоработка. Можно было разыграть конфликт хитроумнее.

Такова завязка. Но тут же начинается нечто. Происходящее напомнило мне триллер «Другие» испанца Алехандро Аменабара, в котором героиня Николь Кидман вместе с двумя малолетними детьми оказывается в загадочном пугающем доме, из которого внезапно исчезли слуги. А еще фильм француженки Марины де Ван «Не оглядывайся», где главная героиня в исполнении Софи Марсо вдруг превращается в Монику Белуччи, и весь мир вокруг, включая вид ее комнат и родных, опять-таки начинает катастрофически трансформироваться (самое жуткое — это когда лица героинь соединяются, и две кинокрасавицы порождают монстра). При этом «Другие» и «Не оглядывайся» развивали совсем иные идеи, нежели «Отец».

Все вокруг персонажа Энтони Хопкинса тоже вдруг начинает видоизменяться. Дочь Анна вместо внешности Оливии Колмен обретает лицо и фигуру другой известной британской актрисы Оливии Уильямс. И Энтони ее не узнает. В Париж дочь то едет, то вроде бы и не собиралась. Больше того: в квартире героя вдруг появляется ее муж, уверяющий, будто он тут постоянно живет. Хотя дочь Анна вроде бы развелась с ним десять лет назад. А потом муж меняет лицо, становясь новым парижским другом Анны. Оба мужчины ведут себя по отношению к тестю — персонажу Хопкинса — предельно дерзко, подозревая его в психологических манипуляциях. Сама роскошная квартира — и она то ли его (он даже подозревает дочь Анну в попытках ее присвоить), то ли ее, то ли и вовсе больничная палата.

Что касается младшей дочери Люси, то тут и вовсе путаница. Она то Люси, то сиделка Лора, с которой герой вроде бы рассорился. Что не мешает ей вновь ежедневно впервые (!) появляться в его (его ли?) роскошной квартире.

Дочь Анна каждый вечер приносит свежую курицу из супермаркета, которую потом тщательно готовит к ужину. При этом присутствуют то один ее муж, то другой. А дочь уверяет Энтони, будто в квартире кроме них двоих никого нет.

Повторяющиеся моменты с разным развитием — особая тема фильма. Их — десяток. Например, два спора Анны с раздраженным мужем, который настаивает на доме престарелых для ее отца — и оба раза персонаж Хопкинса появляется в дверях столовой и случайно подслушивает. При этом реагирует по-разному.

Это как параноидальные триллеры типа «Ребенка Розмари», «Игры» или упомянутых «Других»: то ли ты сошел с ума, то ли весь мир в заговоре против тебя. Обычно вселенский заговор в фильмах этого жанра — чистая правда. Отличие жанра еще и в том, что ситуация всегда показана, как и в «Отце», глазами жертвы. Только герой «Отца» не жертва. Но и не злодей, как тоже может показаться.

Не хочется публиковать спойлер. Поэтому начну выражаться обиняками. Наряду с уже упомянутыми фильмами, «Отец» адресует к таким картинам как «Айрис» (про участь знаменитой писательницы Айрис Мердок), «Море внутри» упомянутого режиссера Алехандро Аменабара (про человека, который покончил с собой, чтобы избежать болезни, влияющей на память), а также жесткую французскую «Любовь» дважды лауреата Каннского фестиваля австрийца Михаэля Ханеке («Любовь» в Каннах тоже победила: в «Отце» есть отчетливая цитата из этой картины. Важный инструмент — подушка. Об остальном — догадайтесь).

Удивительно, но все три фильма из предыдущего абзаца завоевали в свое время «Оскары». Такие вот переклички.

Наверняка вы догадались, какую информацию о фильме я пытался скрыть. Она в открытом доступе. Но, согласитесь, не было ни одного еще фильма, в котором мир демонстрировался бы камерой, словно бы установленной внутри черепной коробки человека, теряющего память, мир, в котором намертво перемешаны реальность и представления о ней. Не зря соавтор сценария фильма (наряду с режиссером Флорианом Зеллером, экранизировавшим собственную пьесу) — Кристофер Хэмптон, который, в частности, сочинил другой психологический триллер «Опасный метод», перенесенный в кино культовым Дэвидом Кроненбергом. Фильм о взаимоотношениях двух классиков психоанализа Фрейда и Юнга.

Кивок в сторону «Оскара»: этот год — едва ли не самый авторский в его истории. Самый некоммерческий. Фильмы, претендующие на главные оскаровские статуэтки, собрали в США и мире копейки. Но — сработала пандемия. Потенциальные голливудские кинохиты не выходят: уже год как ждут массового открытия мультиплексов. Так что «Оскар» в этот раз коммерция вообще не беспокоит — впрочем, он и прежде, бывало, стремился подчеркнуть, что отдает предпочтение киноискусству перед кинобизнесом. При этом среди претендентов на основные награды этого года нет таких, которые можно было бы обвинить в навязчивой политкорректности, политической или социальной конъюнктуре.

Конечно, после какого-то возраста такие фильмы как «Отец» очень пугают. Это даже не триллер. Это фильм ужасов.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями