Суперкино по-французски: 20 лет легендарному фильму «Амели»

Одри Тоту в роли Амели Пулен
Одри Тоту в роли Амели Пулен © pioner-cinema.ru

В российский прокат — в ситуации ковида и в отсутствие голливудских премьер — повторно выпустили суперхит режиссера Жан-Пьера Жене «Амели» — в оригинале «Le fabuleux destin d’Amélie Poulain». В этом году легендарному французскому фильму, сделавшему мировой звездой актрису Одри Тоту, исполнилось 20 лет. Почему он до сих пор впечатляет, проанализировал кинообозреватель RFI Юрий Гладильщиков.

Реклама

Стартовавший на днях Каннский фестиваль знаменит не только кинооткрытиями, но и своими недооценками. Одна из самых главных в недавней истории — недооценка в 2001 году «Амели». Французский фестиваль отверг, не включив в свою программу, французский же фильм. А тот вскоре не только отобрал у мирового кинопроката почти сто пятьдесят миллионов в пересчете на доллары, но и заработал пять оскаровских номинаций. И до сих пор остается на главном мировом киноманском сайте imdb.com фильмом № 117 в истории кино. Это очень высокое место, учитывая, что оцениваются все сотни тысяч когда-либо сделанных картин.

Не будет преувеличением заявить, что «Амели» — одна из самых знаменитых французских картин XXI века. И уж точно — культовая. Культовыми обычно считаются ленты, сделанные для узкого круга ценителей. Если говорить о Франции, то это, к примеру, работы Леоса Каракса, чья «Аннетт» только что выступила в почетной роли: фильм открытия Каннского фестиваля 2021-го.

Но бывает и так, что взаимоисключающие понятия культовый и кассовый (фильмы Тима Бёртона, Питера Джексона, создателя «Амели» Жан-Пьера Жене) не противоречат друг другу.

«Амели» — картина про юную прекрасную (нет, просто симпатичную, нет, все же красивую — эти дискуссии из фильма всегда продолжались и после сеанса) официантку Амели, которая одинока, обитает на Монмартре, но в сущности — в мире фантазий и вовсе не стремится погружаться во внешний мир. Зачем стремиться в мир, где все, в частности (и, кстати, до сих пор) заворожены этой леди Дианой, когда есть, например, Ренуар? Да-да, тот, который живописец.

Но случается нечто (в подробности входить не станем), что приводит Амели к радикальной идее: хватит сдаваться на милость судьбы! Пора сказку (собственные фантазии) делать былью! Бескомпромиссная девушка решает творить счастье собственными руками — счастье окружающих.

С помощью хитроумных подтасовочек она начинает перекраивать внешний мир так, чтобы все хорошие люди осуществили свои прекрасные мечты, а плохие навсегда заткнулись и удалились на вечный покой в дальние зашторенные комнаты.

Понятно, что самое трудное — это обрести счастье личное. Амели, активно перестраивая окружающую реальность, все еще побаивается подлинного живого Парижа. Пусть даже он под ее влиянием становится всё более сказочным. Поэтому она опасается отдаться любви — с таким же одиноким чудиком, как она сама.

Чудик — тот еще фрик. Занят 24 часа в сутки. Трудится на двух работах. Обе такие, что вы не поверите. Первая — продавец в порношопе (при этом он равнодушен к порнухе). Вторая — еще круче: скелет в аттракционе «пещера ужасов».

Оставшееся время он отдает хобби, которое сродни третьей работе: коллекционирует неудачные фотографии. Те, что люди в раздражении разрывают и выбрасывают возле фотоавтоматов. И — главное — пытается разгадать тайну странного фотоманьяка, чьими раскуроченными автопортретами усеяны полы всех фотоавтоматов Парижа. Зачем он так часто — и столь неудачно — делает снимки своего лица, причем переходя из одного фотоавтомата в другой?

Двум чудикам удастся преодолеть взаимобоязнь. К счастью — теперь уже зрителей — все завершится немыслимым хэппи-эндом.

Отечественная публика отлично знает, что такое кино- и телечернуха. «Амели» — редкостный вариант невероятной светлухи. Конечно, не все так просто. Ведь «Амели» снял Жан-Пьер Жене: лучший киновыдумщик современности наряду с Тимом Бертоном и Терри Гиллиамом и соавтор (наряду с Марком Каро) черно-черно-юморных «Деликатесов» и «Города потерянных детей» и автор мрачнейшего «Чужого-4: Воскрешения».

Выдумщик + иронист + человек с мрачным мироощущением — смесь не адская, конечно, но весьма перченая.

Так что «Амели» — фильм гораздо более хитрый, чем кажется на первый взгляд.

В нем достаточно черного юмора: взять хотя бы смешной эпизод гибели мамаши нашей героини — на мамашу свалилась с собора туристка, решившая покончить с собой. Или любовные взаимоотношения героев: он пытается нежно пощекотать ее за шейку, подкрадываясь к ней сзади в виде скелета в пещере ужасов — и она в ответ склоняет милую головку на скелетово плечо.

В фильме каждый эпизод — ироничен и филигранен. Каждый кадр — законченная картина. Париж — не реальный, а чуточку комиксовый. Там использован принцип Интернета: если кадр «кликает» на кого-то из героев, мы тут же видим эпизодик из его прошлого или будущего. Но в любом случае, это редкий случай действительно приятного кино. От голливудского сладкого кино — тошнит. От «Амели» — нет.

Одри Тоту в фильме «Долгая помолвка»
Одри Тоту в фильме «Долгая помолвка» © Bruno Calvo & Gilles Berquet/Warner

Спустя три года, в 2004-м, на экраны вышел следующий фильм Жан-Пьера Жене «Долгая помолвка». С той же, уже признанной звездой, Одри Тоту, а также Жан-Пьером Даруссеном, Андре Дюссолье и, что неожиданно, Джоди Фостер.

Это экранизация романа детективного классика Себастьена Жапризо. Действие параллельно развивается в 1917-м, на французско-немецком фронте Первой мировой войны, и в 1920-м. В решающем для Первой мировой 1917-м французы наказывают пятерых своих пацифистов. Но не казнят, а выгоняют в нейтральную зону перед немецкими окопами — на верную погибель.

Свидетели происшествия — как и персонажи «Амели» — каждый со своими тараканами. В 1920-м свидетели убеждены, что все пятеро погибли, в то же время отмечая, что произошло много необъяснимого. Девушка Матильда, хромоножка из-за полиомиелита, жених которой был среди наказанных, чувствует, что он не умер, хотя для оптимизма нет никаких оснований. И предпринимает самостоятельное расследование, надеясь докопаться до окопной правды.

Амели и Матильда — близнецы-сестры.

Амели действует по принципу: хорош сдаваться на милость судьбы! Надо сказку делать былью! Творить счастье собственными руками! Она — ангел-хранитель. «Долгая помолвка» — фильм про то, что у всех нас, если мы не негодяи, есть ангел-хранитель. Но его возможности не бесконечны. Чтобы он смог спасти, нужна дополнительная помощь земной Амели-Матильды, которая настолько верна своей любви (и настолько верит в спасение любимого), что способна перевернуть мир.

Как и «Амели», «Долгая помолвка» — для гурманов. Самое замечательное — неповторимые фантазии режиссера Жене, который вновь, после «Амели», сделал фильм в жанре сказки и сконструировал на экране Париж, который лишь наполовину похож на себя. В этот раз начитанные зрители оценили, что Жене воссоздал: 1) знаменитый по романам Гюго рынок Чрево Парижа, на месте которого теперь респектабельный район Ле-Аль, и 2) железнодорожный вокзал d’Orsay, здание которого давно превращено в знаменитый музей импрессионистов.

В этом фильме Жене вновь соединяет мрачное — в данном случае фронтовое или неполиткорректное — с забавным.

Пример: Матильда едет в инвалидной коляске (совсем уже, наверное, бедняжка, разболелась, ходить не может), останавливается перед ступеньками, легко встает, складывает коляску, изысканно хромая, спускается с нею — и опять садится и едет дальше. Неполиткорректно? А по мне, так мило.

Самое оптимистическое творение мирового кино 2001-го? «Амели». 2004-го? «Долгая помолвка».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями