Перейти к основному контенту
наследие

«Батаклан», «Фоли-Бержер» и «Казино де Пари» выставлены на продажу

Парижский концертный зал Bataclan, где в результате терактов 13 ноября 2015 года были убиты 90 человек
Парижский концертный зал Bataclan, где в результате терактов 13 ноября 2015 года были убиты 90 человек © DR

Группа Lagardère решила расстаться со своим концертным и гастрольным бизнесом. На продажу выставлены легендарные парижские и провинциальные мюзик-холлы, в том числе Le Casino de Paris, Les Folies Bergère и Le Bataclan, ставший в 2015 году местом самой кровопролитной в истории Франции террористической атаки. Культурная и историческая роль этих театров велика, их судьба волнует парижан и причастных к французской истории во всем мире.

Реклама

Как сообщает экономическая газета Les Échos, Арно Лагардер, собственник холдинга Lagardère, продает принадлежащие ему три знаменитых французских театра — «Казино де Пари» (Le Casino de Paris) «Фоли-Бержер» (Les Folies Bergère) и «Батаклан» (Le Bataclan), — а также гастрольный бизнес, включающий организацию концертов ведущих звезд французской эстрады. Наследник Жан-Луи Лагардера продолжает распродавать активы доставшейся ему от отца группы (в 2018 году был продан знаменитый женский журнал ELLE) и желает получить от продажи 70 миллионов евро.

Однако потенциальные покупатели, к которым он обратился, французские группы Fimalac Entertainment и Vivendi, а также американская компания Live Nation, отказались от сделки, найдя запрошенную сумму чрезмерно высокой. Как подчеркивает газета, Арно Лагардер пока не обращался только к американскому холдингу AEG, поскольку тот заинтересован исключительно в больших залах. Этому критерию не соответствует ни один из старинных парижских мюзик-холлов, выставленных на продажу. «Казино де Пари» может вместить1500 зрителей, «Фоли-Бержер» — 1670, «Батаклан» — 1000.

Группа Lagardère и, в частности, ее концертный бизнес испытывала финансовые трудности еще до объявления карантина и закрытия театральных залов. Соблюдать барьерные жесты в старинных зданиях будет сложно, неизвестно, вернется ли в театры зритель. В этом трудном для театрального бизнеса контексте группа Fimalac Entertainment, в активы которого входят шесть залов, в том числе знаменитый Pleyel, не собирается открывать собственные театры раньше октября. Vivendi, собственник легендарной «Олимпии», больше заинтересован в покупке фестивалей, чем театральных залов,  а Live Nation намерена окупать уже сделанные ранее инвестиции.

Судьба театров волнует не только участников сделки, но, конечно, и жителей Франции, для которых и «Казино де Пари», и «Фоли-Бержер» — часть культурной истории страны, а «Батаклан» — еще и символический памятник жертвам терроризма.

«Казино де Пари», конфетти, бикини и Жозефина Бейкер

Все три театра были построены во второй половине XIX века, когда концерты и музыкальные спектакли были главным развлечением парижан. «Город света» постепенно становился городом кафе-шантанов, мюзик-холлов, театров и кабаре.

«Казино де Пари» возник на месте парка с каруселями и другими увеселениями, принадлежавшего еще герцогу Ришелье (деду отца-основателя Одессы). В части парка позднее был построен каток для любителей роликовой езды, а в 1880 году его сменил пользовавшийся шумным успехом «Палас-Театр». В 1891 здание отреставрировал и отчасти перестроил архитектор Эдуар Ниерманс (автор ресторана Mollard, театров «Фоли-Бержер» и «Мулен-Руж» Париже, а также отелей-дворцов Hôtel du Palais в Биаррице и Palace Hôtel в Остенде).

Просторный зал в стиле рококо под застекленным куполом, «кариатиды» в виде обнаженных крылатых нимф, поддерживающих люстры, — театр становится местом разнообразных нововведений. В год его основания здесь впервые были использованы бумажные конфетти, а в 1946 году девятнадцатилетняя танцовщица Мишлин Бернардини представила коллекцию купальников-бикини.

Фасад парижского театра «Казино де Пари» внесен в список исторических памятников.
Фасад парижского театра «Казино де Пари» внесен в список исторических памятников. © Par Tangopaso — Travail personnel, Domaine public

После Первой мировой войны здесь выступали великие исполнители Мистенгет и Морис Шевалье — то вместе, то с сольными номерами, — в зависимости от того, на какой стадии в тот момент находилась их любовная история. «Черная Венера» Жозефина Бейкер впервые спела здесь «У меня две любви», а после Второй мировой на сцене «Казино де Пари выступали такие звезды, как Лин Рено и Тино Росси. Для своей жены Зизи Жанмер ставил спектакль Ролан Пети, песни для которого написали Серж Генсбур, Ги Беар, Жан Ферра и Мишель Легран, а Ив Сен-Лоран, Эрте, Виктор Вазарели и Сезар создали костюмы и декорации.

В 1980-е годы театр начал испытывать финансовые трудности, но его спасла Анни Жирардо, вложив в мюзик-холл значительную часть своего личного состояния. В следующее десятилетие на его сцене выступали все знаменитые французские певцы и комические актеры, среди них Серж Гейнсбур, Сильви Вартан, Ален Сушон, Жак Дютрон, Гад Эльмалех и другие.

«Фоли Бержер», Эдуар Мане и русские танцовщицы

Зал «Фоли Бержер» появился неподалеку от Больших бульваров в 1870-е годы. В то время именно эта часть Парижа стала центром ночной жизни столицы, ресторанов, прогулок и увеселительных заведений. Хозяева расположенного на улице Рише магазина постельных принадлежностей увидели в театральном бизнесе интересный источник доходов, и рядом с магазином был построен мюзик-холл. В нем тоже на протяжении всего ХХ века выступали французские и международные звезды, в том числе Жозефина Бейкер.

В 1974 году театр купила Элен Мартини, «императрица парижской ночной жизни» русского происхождения. До войны она работала танцовщицей и манекенщицей, а затем была депортирована в концентрационный лагерь, и вернулась  в Париж в 1945 году, потеряв всю семью и чуть не лишившись жизни в Кенигсберге от рук советского офицера.

Элен продолжала работать манекенщицей, когда выигрыш в лотерею принес ей три миллиона франков. Кроме «Фоли-Бержер» ей принадлежало еще несколько парижских театров, а также русские рестораны «Распутин» и «Шехеразада», оставившие след в истории парижской гастрономии. Элен Мартини умерла в 2017 году в возрасте 92 лет.

Эдуар Мане. «Бар в "Фоли-Бержер"». Холст, масло. 1882.
Эдуар Мане. «Бар в "Фоли-Бержер"». Холст, масло. 1882. 奥赛博物馆提供

Театр «Фоли Бержер» связан и еще с одним русским именем. Позолоченный барельеф на фасаде ар-деко изображает обнаженную танцовщицу, в напоминание о том, что именно здесь в 1912 году на сцене впервые выступила полностью обнаженная женщина.

Для барельефа позировала русская балерина Лиля Никольская. Уроженка Владивостока, она училась в балетной школе Ольги Преображенской в Петербурге, а в 1918 году вместе с родителями вынуждена была перебраться в Одессу, где продолжала обучаться у будущей звезды Дягилевского балета и балетмейстера нью-йоркской «Метрополитен-оперы» Бориса Романова.

Никольская выступала на международной сцене, в том числе и в Париже, еще в 1920-е годы, получив вторую по значимости роль в шоу Жозефины Бейкер, а также неоднократно снималась в кино и была героиней фотосессий известных фотографов.

Автору барельефа на фасаде парижского театра «Фоли-Бержер» Морису Пико позировала русская танцовщица Лиля Никольская.
Автору барельефа на фасаде парижского театра «Фоли-Бержер» Морису Пико позировала русская танцовщица Лиля Никольская. © Par HRNet — Folies Bergère

Автор барельефа — Морис Пико, ему же принадлежат стенные росписи в интерьере и декоре бара. Увидеть, каким бар и сам театр были до реновации Пико, можно на картине «Бар в "Фоли-Бержер"» Эдуара Мане. Последнее крупное произведение художника было в 1863 году, незадолго до его смерти, представлено на Парижском салоне. Мане, частый гость театра, писал, тем не менее, эту картину у себя в мастерской, попросив позировать ему барменшу Сюзон.

«Батаклан» — памятник жертвам терроризма

Третий парижский театр, который группа Lagardère намерена продать — «Батаклан». В истории музыкальной культуры Парижа он до 2015 года был известен благодаря первым сценическим выступлениям Мориса Шевалье, спектаклям с участием писательницы Колетт, шоу Мистенгет и другим спектаклям.

Здание в стиле «шинуазри» с китайской пагодой было построено в 1864 году для дансинга на первом этаже и кафе-шантана на втором. Здесь шли популярные концерты и водевили, а само название зала «Батаклан» связано с одной из оперетт Жака Оффенбаха (одноактной «Ba-ta-clan», написанной в 1855 году). В 1970-е «Батаклан» стал местом проведения концертов известных рок-групп, начиная от The Velvet Underground до Metallica и Genesis, и таких исполнителей, как Мэрилин Мэнсон, Принс и многих других.

13 ноября 2015 года, одновременно с джихадистскими атаками в нескольких местах Парижа, террористы захватили «Батаклан», на сцене которого выступала группа Eagles of Death Metal. В теракте погибло девяносто человек, несколько сотен получили ранения. Ответственность за преступление взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство». Чтобы почтить память жертв, многие звезды мировой эстрады провели концерты в разных городах мира. Так, на площади Республики через месяц после теракта прошел концерт Мадонны.

Зал снова открылся 12 ноября 2016 года концертом Стинга. В июне 2018 года на одной из дверей театра появилось граффити Бэнкси: на рисунке изображена скорбно склонившая голову женщина. На здании была установлена мемориальная доска, а само название театра вошло в устоявшееся выражение «поколение Батаклана». Дальнейшая судьба «Батаклана» связана не только с его музыкальной деятельностью — театр стал символом общенациональной скорби.

Все три театра внесены в списки исторических памятников на региональном уровне — благодаря их архитектуре. В здании «Казино де Пари», например, был впервые построен балкон из железобетонных конструкций, охране подлежат также главный фасад, витражи и мозаики, а в «Фоли-Бержер», кроме фасада, сам зал и фойе. Но роль, которую сыграли эти театры в истории Парижа, конечно, превосходит их архитектурное значение. Еще до начала карантина, в ноябре 2019 года бывший лидер культовой французской рок-группы Téléphone Жан-Луи Обер запланировал в рамках своих гастролей выступление в «Батаклане», чтобы театр «не превратился в гараж или супермаркет». Сегодня судьба мюзик-холлов волнует не только парижан, но и всех тех, кто чувствует свою причастность к их истории.

После теракта 13 ноября 2015 года.
После теракта 13 ноября 2015 года. POOL/AFP

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.