Выставка

Молодые начинают и наверняка выиграют. Выставка «Поколение XXI» в Новой Третьяковке

Аслан Гойсум (Гайсумов). Памяти А.П. 2014. Из серии «Без названия (война)»
Аслан Гойсум (Гайсумов). Памяти А.П. 2014. Из серии «Без названия (война)» © Государственная Третьяковская галерея

Культурный обозреватель RFI Екатерина Барабаш —  о первой большой выставке в Новой Третьяковке, представляющей новейшие течения российского искусства начала XXI века.

Реклама

Третьяковская галерея стремительно заполняет лакуны в коллекции произведений современного искусства. Первой выставкой, открывшейся после пандемии, стала «Поколение XXI. Дар Владимира Смирнова и Константина Сорокина». Два коллекционера и мецената, создавшие фонд поддержки современного искусства, передали в дар Третьяковке около 150 работ, созданных в нулевые и десятые. Фонд существует с 2008 года, при фонде работают мастерские, и уже десятки художников, поработавших в этих мастерских, стали чем-то вроде ядра, квинтэссенции нового поколения современного российского искусства.

Когда-то основатель галереи Павел Третьяков, говоря о задачах созданного им музея, настаивал на том, что надо представить «русскую школу, как она есть в последовательном своем ходе». Молодое современное искусство, наследующее традиционному и выставленное в залах Третьяковской галереи на Крымском валу, — отличная иллюстрация верности замыслам Павла Третьякова.

Владимир Потапов. №5. Из серии «Свет», 2013
Владимир Потапов. №5. Из серии «Свет», 2013 © Государственная Третьяковская галерея

И конечно, есть определенная символичность в том, что именно этой выставкой — задорных работ молодых — Третьяковка вошла в «здоровую» эпоху, оставив позади болезненную тишину закрытых музейных залов. Правда, от защитных мер никуда не деться — на входе в каждый зал висит табличка, оповещающая о максимально допустимом количестве посетителей в данном зале (во всех залах количество — разное, в зависимости от размера), на главном входе охранник вежливо, но настойчиво попросит вас надеть маску, а за тем, чтобы вы ее не сняли, следят смотрительницы в каждом зале. Они сейчас особенно суровы, эти смотрительницы — на них ответственность за здоровье посетителей.

Эта выставка — уникальная. Первая. До сих пор работы, относящиеся к новейшим течениям искусства начала XXI века, выставлялись в Третьяковке в виде единичных экспонатов в рамках различных выставок. А вот так чтобы все вместе, чтобы представить целый легион работ нулевых–десятых, соединившись в полноценный спектр методов, тем и техник, — это впервые.

Работы распределены по нескольким разделам: «Монохромность и аскетизм: экономия художественных средств», «Игра», «Отвоевывая пространство», «Память», «На полях. Эстетика локального» и «Возможность красоты». Если даже представить себе, что на эту выставку попал совершенно случайный человек, не имеющий представления о том, чьи работы тут выставлены, то первым делом он поймет: здесь — территория молодых. И действительно — все работы роднит поиск путей к свободе и протест в той или иной форме. Свобода  — та земля обетованная, к которой стремится всякий художник, только некоторые с уходом молодости забывают и о свободе. Раздел «Отвоевывая пространство» в этом смысле самый показательный. Вот очень простой объект — казалось бы, что может быть менее замысловатым, чем привычное (увы – уже привычное) металлическое заграждение, какие мы на каждом шагу встречаем в наших городах. «Проход воспрещен». Художник Сергей Прокофьев соорудил такое заграждение из люминесцентных ламп — и сооружение мгновенно приобретает иное, тревожно-величественное значение, превращаясь в хозяина пространства. Рядом — работы художника Миши Most’а «Диалоги», актуальные и острые. Замазанные чье-то поспешной властной рукой статьи Конституции, словно что-то постыдное или запрещенное, — в нынешней ситуации эти работы «звучат» смело и адекватно моменту.

Остальные разделы тоже довольно четко отражают сегодняшний момент и тревоги нас, живущих в этот момент, здесь и сейчас. Вот, скажем, видеоработа Семена Мотолянца «Ради экономии»: герой картины (это сам автор) долго возится с брюками и в конечном счете залезает двумя ногами в одну брючину. Вот и многие из нас так — порой тратят огромные усилия, чтобы сэкономить, а на выходе — сплошные слезы.

Валерий Чтак. Выставочный образец. 2010
Валерий Чтак. Выставочный образец. 2010 © Государственная Третьяковская галерея

Метафоры, на которых строятся работы молодых художников, как правило, считываются очень легко. Это и понятно — молодой ум стремителен, ярок и зачастую бескомпромиссен, он ищет короткие пути к умам и сердцам. Вот, например, «Противостояние» Андрея Кузькина — довольно гневный и обаятельно наивный протест против лжи и бессмысленного гламура, в ходе которого автор смывает со страниц глянцевого журнала лживое глянцевое содержание.

Шутливое, но при этом вполне серьезное развенчание многолетних мифов о величии былых кумиров представил Андрей Сайлев в работе «Собрание сочинений Ленина» —  на полке стоят 56 кирпичей, самых обычных кирпичных кирпичей, только на каждом написано «В.И.Ленин» и номер тома. И разумеется, профиль вождя с его же подписью. Мы-то думали, там — залежи мыслей, а там —  просто кирпич.

Андрей Сайлев, «Собрание сочинений Ленина»
Андрей Сайлев, «Собрание сочинений Ленина» © Государственная Третьяковская галерея

Или веселая инсталляция «Злые языки» — четыре вылезающих из стены огромных алых языка, усеянных стразами, каждый язык изогнулся в собственном рисунке. Хорошо перекликается с протестом против глянца.

Кураторы выставки Ирина Горлова, Игорь Волков и Владимир Логутов попытались этой выставкой суммировать и осмыслить тенденции российского современного искусства за минувшие 20 лет. Задача, казалось бы, неподъемная, учитывая современные скорости. Но оказалось, что при внимательном кропотливом изучении тенденции вырисовываются сами собой, и надо лишь грамотно их представить в виде немножко дерзкой, немножко озорной, немножко задумчивой, немножко философской экспозиции.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями