наследие

«Поиск сокровищ» —  как французские меценаты ищут и спасают художественное наследие

Собор в Нанте, шедевр средневековой готики, был построен в XV в.
Собор в Нанте, шедевр средневековой готики, был построен в XV в. REUTERS - STEPHANE MAHE

«Государство возьмет на себя реставрацию собора», — заверил французский министр экономики Брюно Ле Мер после пожара в соборе в Нанте. Соборы во Франции — собственность государства. Но в бедственном положении находятся прежде всего церкви, владельцами которых являются маленькие коммуны. У них нет средств на реставрацию, и тогда на помощь приходят меценаты. Об инициативах дарителей Русской службе RFI рассказал Оливье де Роан-Шабо, председатель старейшей французской ассоциации La Sauvegarde de l’art français, занимающейся спасением произведений церковного искусства.

Реклама

Французское государство является собственником 87 расположенных на территории страны соборов, шесть из которых — В Амьене, Париже, Шартре, Реймсе, Страсбурге и Бурже — внесены в списки всемирного наследия UNESCO. Любые переустройства, необходимые для отправления культа, проходят под контролем министерства культуры, но оплачиваются церковными властями, тогда как реставрация является расходной статьей государственного бюджета. То же самое относится к движимому имуществу, в частности, к сгоревшим в нантском соборе органу и картине.

Остальные церковные сооружения — а во Франции их около 100 000, 90% которых — католические церкви и часовни, — находятся в собственности местных властей, чаще всего муниципалитетов. Небольшая коммуна с населением в несколько тысяч, а то и сотен человек может оказаться собственником колоссального древнего сооружения. Тогда реставрация ложится на бюджет коммуны непосильным грузом. Для проведения работ приходится привлекать дотации региональных и департаментальных властей, а также государственную помощь. Ее можно получить только на строения, входящие в списки охраняемых государством памятников. Так, реставрация базилики Святого Квинтина в Сен-Кантене (Пикардия), современницы собора Парижской Богоматери, не уступающей ему по размерам, была на 35% отреставрирована за счет муниципалитета, 25% внес департамент и 40% — государство. В реставрации одного из древнейших и самых больших во Франции органов приняли участие меценаты.

Различные ассоциации объединяют волонтеров и дарителей, желающих помочь памятнику. Одной из самых старинных организаций, действующих в этой области, является La Sauvegarde de l’art français («Сохранить искусство Франции»). За почти столетнюю историю существования ассоциация, получившая несколько значительных дарений и ставшая фондом, спасла сотни памятников движимого церковного искусства — картины, скульптуры, гобелены и др. Ее председатель Оливье де Роан-Шабо ответил на вопросы Русской службы RFI.

Почему ассоциация занимается именно церковным искусством?

Оливье де Роан-Шабо: Наша миссия заключается в спасении искусства Франции. Мы хотим вернуть французам то, что им принадлежит. Все начиналось с защиты недвижимого искусства, архитектуры. А лет десять назад мы поняли, что движимое искусство, то есть, картины, скульптуры, фрески и другие предметы, находящиеся в небольших церквях — это целый музей. Он бесплатный, он открыт для любого человека — и его никто не охраняет. Эти произведения содержатся вне музеев, они подвержены опасности. В 97% случаев они находятся в церквях, в 3% — в зданиях мэрий.

Во Франции все меньше верующих, а кроме того, семьдесят процентов церквей и часовен находятся в небольших, удаленных городках и деревнях. Но это не значит, что французам нравится, когда их церкви превращаются в руины. Это общественное достояние. Там нет посетителей, картину могут украсть, испортить. Многие мэры предпочли для большей сохранности просто закрыть церкви. В неотапливаемых помещениях произведения искусства страдают от сырости, на деревянные объекты нападают насекомые.

В чем конкретно заключается ваша деятельность?

Здесь двойной урон — люди не видят этого искусства, и произведения страдают. Их нужно обнаружить, идентифицировать, а затем найти средства для реставрации и организовать эту реставрацию на должном уровне. И это не какие-то вещи малой значимости, это высокое искусство. Недавно мы обнаружили такие образом картину Сурбарана. Года два назад в небольшой церкви XIX века в маленьком городке Нивийак (Бретань) мы обнаружили картину Хосе де Риберы «Христос Благословляющий», а затем директор Музея изящных искусств в Ренне нашел пять портретов апостолов в разных странах, вплоть до Венгрии, и собрал их на выставке (Речь идет о т.н. серии "Апостоладо", включающей 13 картин, с изображениями 12 апостолов и Христа, шесть из которых были собраны на выставке, впервые 400 лет спустя их написания мастером — прим.).

Ассоциация La Sauvegarde de l'art français выявляет и спасает предметы церковного искусства.
Ассоциация La Sauvegarde de l'art français выявляет и спасает предметы церковного искусства. Stephane de Sakutin/Pool via REUTERS

Недавно вы вместе с известными учебными заведениями начали операцию под названием «Самый большой музей Франции». В чем она заключается?

Мы попросили студентов заняться самым увлекательным, на мой взгляд, делом — поиском сокровищ. Предложили им совершать прогулки там, где они живут или бывают, и выявлять произведения, которые требуют помощи и которым они хотели бы помочь. Сначала в программе приняла участие Школа Лувра, затем Институт политических наук в Париже, Сорбонна, университет Ниццы.

Параллельно мы ищем деньги на реставрацию. Меценатами оказываются крупные предприятия или банки. Они тоже предлагают своим сотрудникам принять участие в программе — выявлять произведения искусства. За десять лет мы собрали более 500 000 евро, что помогло спасти неоценимые сокровища.

Именно студенты нашли «Христа» Риберы и собрали деньги на его реставрацию.

Хосе де Рибера, «Христос Благословляющий» из Нивийяка
Хосе де Рибера, «Христос Благословляющий» из Нивийяка © mba.rennes.fr

К студенческой программе присоединились школы. Способны ли дети выявить именно те произведения, которые не просто требуют помощи, но и достойны этой помощи? И как дети должны искать деньги?

Нет, со школьниками мы работаем по-другому. Один из старших классов, примерно с четырнадцати лет, получает 10 000 евро. И весь год учитель водит детей по окрестным церквям, они изучают произведения, а потом голосованием решают, какое из них необходимо спасти, каким они хотят заняться. Они сами должны обратиться к реставраторам, все организовать, распределить бюджет. Это дает им понимание, что сокровища принадлежат им самим, это их достояние. И, конечно, рождает ответственность за них.

Мы начали с Пикардии, с городов Лан и Вилле-Котре, а затем присоединились Марсель и Париж. Мы надеемся, что в скором времени будут участвовать до сорока школ.

В Нанте сгорел собор, серьезно пострадали орган и картина Ипполита Фландрена «Святой Клар, исцеляющий слепых». Намерены ли вы помочь собору или это государственное имущество, и оно вне вашей сферы деятельности?

Наследие можно спасти, только если в спасении участвуют все вместе. В Нанте Фонд наследия (Fondation du patrimoine), с которым мы тесно сотрудничаем, уже начал сбор средств по подписке. Мы рады будем принять участие, и если ко мне обратится даритель, я буду счастлив принять и направить его дарение, а также предоставить ему налоговые льготы.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями