Перейти к основному контенту

Соборное решение —  как будут реставрировать парижский Нотр-Дам

9 июля 29290 года президент Макрон объявил решение Государственной комиссии по наследию и архитектуре (CNPA): собор восстановят «в прежнем виде».
9 июля 29290 года президент Макрон объявил решение Государственной комиссии по наследию и архитектуре (CNPA): собор восстановят «в прежнем виде». REUTERS/Christian Hartmann

Реставрация собора Парижской Богоматери стала болевой точкой, в которой сошлись многие проблемы, волнующие сегодня Францию. Экология, занятость, здоровье населения, профессиональное образование и даже спорт находят свое отражение в спорах судьбе собора, которые оживленно ведут специалисты и французское общество. Решение президента Макрона восстановить собор «идентично прежнему», использование свинца в проекте реконструкции и сроки реставрации, приуроченные к Олимпиаде 2024 года, — Русская редакция RFI разбирается в вопросах, вызвавших наиболее острую полемику.

Реклама

Когда в 1160 году епископ Парижа решил возвести в центре города новое церковное здание в новом стиле на месте романского, готические башни, стрелы и аркбутаны уже красовались в Сен-Дени, Нойоне, Лане и Сансе. Нотр-Дам — не первый, не самый большой и, возможно, не самый красивый готический собор Франции. Но именно он стал символом страны, а пожар 2019 года французы восприняли как национальную трагедию. Реставрация собора явилась точкой, в которой сошлись многие вызывающие яростную полемику вопросы — от охраны окружающей среды и занятости до здравоохранения.

«Еще красивее»

Всего через два дня после пожара Эмманюэль Макрон пообещал, что реставрация сделает собор «еще красивее». Архитекторы всего мира восприняли слова с воодушевлением — во Франции был обещан международный конкурс на лучший реставрационный проект. Крыша-сад, световой шпиль, выставочная галерея и другие проекты бурно обсуждались в прессе. Прошло пятнадцать месяцев, и 9 июля 2020 года президент Макрон объявил решение Государственной комиссии по наследию и архитектуре (CNPA), положившее конец спорам и надеждам архитекторов: собор восстановят «в прежнем виде».

В том числе заново будет возведен и шпиль, построенный в 1859 году Эженом Виолле-ле-Дюком, — дубовая неоготическая структура высотой 93 м, покрытая свинцом. Шпиль снова окружат мифологические фигуры, арки окон — бутоны роз, символы мистической розы, а шестиметровый крест увенчается петухом-флюгером, чудом уцелевшим во время пожара. Все чертежи Виолле-ле-Дюка сохранились, а значит «идентичная» реконструкция не окажется сложной задачей.

Решение президента и комиссии было, мягко говоря, неожиданным. На протяжении всех пятнадцати месяцев Эмманюэль Макрон ратовал за «современное архитектурное решение». Еще недавно, когда главный архитектор собора Филипп Вильнев в очередной раз выступил в защиту создания точной копии разрушенного пожаром шпиля, ему яростно возразил генерал Жан-Луи Жоржелен, назначенный лично президентом, чтобы следить за стройкой. Выступая перед Национальным собранием, генерал по-солдатски предложил архитектору «заткнуться» (fermer sa gueule).

Основной причиной такого поворота событий назвали желание президента соблюсти обозначенные им сразу после пожара сроки. В 2024 году в Париже пройдет Олимпиада, собор должен быть отреставрирован к этому времени. Эксперты единодушно подтверждают, что решение восстановить шпиль Виолле-ле-Дюка позволяет не затягивать реставрацию и успеть к сроку, тогда как современный шпиль и любое другое новое архитектурное решение потребовали бы проведения конкурса.

Возобладала и осторожность — структуру, которую здание выносило на протяжении полутора веков, оно сможет вынести и заново. Но именно сроки реставрации ясно обозначили, что реставрация Нотр-Дам стала предметом спора между «модернистами» и «консерваторами». В прессе правого толка появлялись призывы «спасти Нотр-Дам от Олимпийских игр», а решение вернуться к Виолле-ле-Дюку, хоть и было воспринято положительно, но все же не отменило требований не связывать два вопроса в ущерб заботе о сохранении культурного наследия.

Президент Макрон, воплощавший, по мнению консервативных кругов, «модернистский» подход в политике и общественных вопросах, выбрал в данном случае консенсусное решение, — 54% французов желают видеть собор таким, каким он был до пожара.

Собор: взгляд справа, взгляд слева

На этом решении сошлись политики правых и левых взглядов. Во время муниципальных выборов, второй тур которых прошел 28 июня, реставрация Нотр-Дам стала одним из наиболее обсуждавшихся в столице вопросов. Чтобы оценить программы кандидатов, их заслушал фонд «Будущее парижского наследия» (Avenir du patrimoine à Paris). Беспокойство реставраторов касалось не только кафедрального собора, но и всех культовых зданий столицы. В ходе слушаний оценивались бюджеты, предусмотренные в предвыборных программах кандидатов на содержание и ремонт этих зданий. В столичном ведении находятся 85 католических церквей, девять протестантских храмов и две синагоги, многие из этих зданий требуют срочной реставрации. Комиссия посчитала, что в ближайшие двадцать лет на их спасение понадобится 500 миллионов евро.

Глава парижской мэрии Анн Идальго, выступавшая от левой коалиции, напомнила, что под ее руководством муниципалитет с 2014 года уже выделил 80 миллионов евро, на новый срок мэр пообещала еще 150 миллионов. Аньес Бюзен, кандидат от правящей партии «Вперед, Республика», собиралась в случае своей победы выделить на церкви 180 миллионов. А представители зеленых, напомнив, что часть средств на реставрацию памятников приносят муниципалитету рекламные чехлы на строительных лесах, выступили против продолжения подобной практики.

Рашида Дати, выставлявшая свою кандидатуру от правой партии «Республиканцы», пообещала только 100 миллионов, но зато заявила, что в отделе мэрии, занимающемся культовыми зданиями, будут созданы дополнительные рабочие места. Кандидат заявила в своем фейсбуке: «Собор Парижской Богоматери — сокровище христианской культуры. Это символ Франции, это живое сердце Парижа, а для некоторых парижан — приходская церковь. Я поддерживаю мнение его преосвященства Шове, настоятеля собора, мы давние друзья». Настоятель Нотр-Дам с самого начала выступал за консервативное решение.

Собор Парижской Богоматери, консервация, июль 2019 г.
Собор Парижской Богоматери, консервация, июль 2019 г. STEPHANE DE SAKUTIN / AFP

За пределами мэрии у Виолле-ле-Дюка оказалось тоже много поклонников, в их числе был и Стефан Берн, личный представитель Макрона по делам архитектурного наследия, а также депутаты, католическая церковь, ЮНЕСКО и многочисленные ассоциации. Все в один голос заявляли на протяжении пятнадцати месяцев, что хотят видеть собор в прежнем виде, а не «еще красивее».

Федерация французского компаньонажа подтвердила готовность немедленно приступить к реставрации, обнародовав макет 1/20 знаменитого «леса» Нотр-Дам, полностью сгоревшего шедевра архитектуры XII века. В организации, члены которой передают мастерство строительных профессий из поколения в поколение, Русской службе RFI рассказали, что компаньоны надеются заново выстроить «лес» — точно таким же, каким возвели его их предшественники. Опытным мастерам проект дает возможность отдать дань уважения создателям соборов, подмастерьям — пройти производственную практику в реальных условиях.

Зато в число сторонников консервативного решения не вошли представители цементной и металлургической отраслей. Ассоциация ConstruirAcier, заявила, что правительственная комиссия, принимая решение, даже не посоветовалась с ними.

Разочарованы президентским выбором и архитектурные бюро, лишившиеся конкурса и возможности поучаствовать в проекте века. Сразу после объявления окончательного решения несколько архитекторов опубликовали открытое письмо Макрону: «На удобных путях консенсуса не рождаются оригинальные решения» — говорится в тексте. Авторы объясняют, что «в эпоху, когда соборов больше не строят, конкурс мог бы стать уникальной возможностью для захватывающего архитектурного и исторического решения». Больше всего их печалит мысль, что воссоздание старого шпиля может полностью стереть воспоминание о трагедии 2019 года. А кроме того, «построить вместо шпиля самого красивого собора в мире подделку под копию, которая сама по себе была устаревшей, — значит уверить общественное мнение в том, что все существует вечно и что ни одна новая идея не превзойдет тех, что возникли у наших предшественников», — говорится в письме.

В итоге архитекторам предстоит ограничиться обустройством примыкающих к собору площадей и, в первую очередь, площади перед главным фасадом. Этому пространству не привыкать к переменам: во времена барона Османна в XIX веке здесь были снесены средневековые строения и даже целые улицы, о которых в наше время напоминала только брусчатка разных тонов. Архитектурные бюро могут также принять участие в конкурсе на строительство временного выставочного павильона под названием «Дом реставратора» во дворе больницы «Отель-Дье» по соседству с собором. Здание больницы, существующей на острове Сите со Средних веков, тоже находится в процессе глубокой реставрации.

Проблема свинцовой тяжести

Крыша и шпиль будут восстановлены из тех же материалов, из которых были сделаны сгоревшие. Эта часть президентского решения вызвала, пожалуй, еще более бурную реакцию, чем отказ от конкурса современных архитектурных проектов. Старинный лес был возведен из мореного дуба, выращенного в Шампани. Французские лесохозяйства сразу после пожара заявили, что готовы предоставить лес необходимого качества, против чего тут же выступили экологи. Но наиболее яростные споры вызывает свинцовое покрытие крыши.

Крыша Нотр-Дам была покрыта 1326 пятимиллиметровыми свинцовыми пластинами общим весом 200 тонн, к которым нужно прибавить 260 тонн свинцового покрытия шпиля. После пожара 350 тонн этого расплавленного металла осели в виде твердых частиц на окрестные здания, улицы и газоны. Оксид свинца можно было опознать по желтому цвету дыма, выходившего из горящего собора. Парижский совет в лице муниципального депутата (от крайне левой партии «Непокорная Франция») Даниэль Симонне потребовал от правительства отказаться от использования свинца при реставрации. Ранее с таким же требованием в открытом письме обратилась к президенту Ассоциация семей жертв свинцового отравления (AFVS).

Американские ученые, опубликовавшие в журнале GeoHealth результаты изучения замеров загрязнения свинцом, вызванного пожаром, утверждают, что парижане, проживающие в окрестностях Нотр-Дам, могли получить дозу свинца, превышающую допустимые нормы. Авторы исследования лично собрали с декабря 2019 по февраль 2020 года около ста проб почвы вокруг собора, в частности, с северо-западной стороны, в которую ветер сдувал дым от пожара. Именно там и обнаружилось наибольшее количество свинца, которое в целом варьировалось от 0,03 г/кг до 9 г/кг. Норма, установленная Высшим государственным советом здравоохранения, составляет 0,3 г/кг, напоминает исследование.

Французский институт окружающей среды и промышленных рисков (Ineris) также смоделировал в 2019 распространение частиц свинца. Результаты, «определенную неточность» которых признал институт, были в шесть раз ниже полученных американскими коллегами. В свою очередь, Региональное агентство здравоохранения (ARS) Парижского региона утверждало в мае 2019 года, что свинец был обнаружен только в непосредственных окрестностях собора и что ни на острове Сите, ни на набережной Сены свинца в недопустимых дозах не было. Разница результатов, возможно, объясняется методами исследований и, в частности, глубиной замера почвы. Процентное содержание свинца в самом верхнем слое по понятным причинам оказывается более значительным, чем в пробе, включающей более глубокие слои.

По мнению Даниэль Симонне, альтернативой свинцу могла бы стать медь. Этот металл использовали при реконструкции Шартрского собора после пожара 1836 года.

Материалы и сроки реставрации — вопросы будущей судьбы собора. В любом случае она зависит от его настоящего. Под споры о причинах президентского решения и его возможных последствиях идет демонтаж лесов, установленных до пожара и сплавившихся в огне. Только по окончании этой сложной работы, которое намечено на конец сентября, можно будет с точностью определить состояние здания и наконец начать реставрацию. А пока о тех, кто спасает Нотр-Дам, рассказывают представленные на ограде стройки работы фотографа Патрика Захманна (агентство Magnum) под названием «Зодчие нашего времени».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.