Перейти к основному контенту

Вся королевская рать. Колину Ферту — 60

Колин Ферт в Лондоне, декабрь 2018 г.
Колин Ферт в Лондоне, декабрь 2018 г. Vianney Le Caer/Invision/AP - Vianney Le Caer

Загадочный и открытый, страстный и холодный, чопорный и веселый — словом, непонятный, многоликий и обаятельный Колин Ферт разменял седьмой десяток. Страшно представить себе, какое обаяние расцвете в нем ближе к старости, учитывая, что годы его только красят. В молодости он уже был настоящим английским джентльменом, с годами стал безупречным английским джентльменом. Что будет лет через десять — сказать трудно, но в любом случае держитесь, дамы!

Реклама

Колин Ферт родился в такой приличной семье, что чуть ли не до совершеннолетия не знал, как это — выйти на улицу без галстука. Его родители преподавали в колледжах. Отец — религиоведение, мать — историю. Семья была как из рождественских книжек — дружная, немного чопорная, патриархальная. Бабушка и дедушка Колина потрудились миссионерами методистской церкви в Индии. Словно решив продолжить семейную традицию, семья Фертов отправилась в Нигерию обучать тамошнее население. Колин чувствовал там себя не в своей тарелке, и потом это ощущение некоторой собственной чужеродности будет преследовать его долго, не до конца отпустив даже с приходом невероятной популярности.

После Нигерии семья, успев обзавестись еще двумя детьми, вернулась в Англию, через пару лет вдруг рванула в Америку, потом опять на родную землю. Колин везде был новичком, везде был чужим. А только успев стать своим, снова уезжал. Ну и конечно, этот ненавистный галстук… Как бы от него избавиться? И тут мальчику пришла в голову спасительная мысль: надо стать актером – и тогда никто не заставит тебя носить галстук. Зачем артисту галстук – он же каждый раз в новом образе? Решено: Колин поступает в лондонский Центр драмы, где оказывается в крепких объятиях системы Станиславского — это единственная английская театральная школа, неукоснительно следующая системе Станиславского. В выпускном спектакле он играл Гамлета.

Когда в 1990 году в Лондоне решили ставить «Горе от ума», претендентов было море. Почему остановили выбор на Ферте — сказать трудно, тем более что его популярность на тот момент еще не свалилась ему на голову. Может, почувствовали в нем ту самую чужеродность, это ощущение отторгнутости, с которым он боролся большую часть жизни?

Надо сказать, что театральная карьера Колина Ферта гораздо интереснее его кинокарьеры, хоть и тащится за ним слава киноартиста, и на голливудской Аллее звезд сияет его имя, и «Оскар» словно с ним вместе родился. Но достаточно увидеть его в роли Астона в спектакле «Сторож», поставленном Гарольдом Пинтером в его же одноименной пьесе, чтобы раз и навсегда понять, какие бездны таятся в этом красавчике-джентльмене. Монолог его героя, сидящего посреди пустой сцены, со словами «Мне надо было умереть», — настоящее потрясение.

За один только этот монолог Ферту можно простить изрядную неразборчивость в материале по молодости. С возрастом, впрочем, стал строже.

В кино начал не слишком ярко, даром что у великого Милоша Формана — «Вальмон», экранизации «Опасных связей» Шодерло де Лакло, где Ферт сыграл заглавную роль, был принят публикой и критикой более чем вяло и стал едва ли не самым неудачным фильмом Формана. Настоящая слава ударила по нему после главной роли в «Гордости и предубеждении» в 1995-м. Ферта рвали на части. Его начало бросать из стороны в сторону, как при штормовой качке, — необязательные роли в необязательных фильмах сменялись выдающимися ролями в суперкачественных картинах. «Дневник Бриджит Джонс», ставший, впрочем, немыслимо успешным с коммерческой точки зрения, вполне мог обойтись и без актера уровня Колина Ферта. Равно как и «Kingsman: Золотое кольцо» или «Реальная любовь» — при всей симпатии к этим милым фильмам. Зато его эпохальные роли — например, король Георг в фильме «Король говорит!» или роль в «Одиноком мужчине» — упорно держат Ферта в первой пятерке британских актеров и первой двадцатке мировых. 

Ферт — типичный минималист в своих актерских средствах. Он не лицедей, не Актер Актерыч — его приверженность системе Станиславского проявляется в той степени погружения, которая означает уже исследование самых глубин. В самой знаменитой своей роли, принесшей наконец ему «Оскара», — Георга, короля-заики — Ферт король во всех смыслах. Он — правитель могущественной империи, гордый, выдержанный, как настоящий английский джентльмен, да к тому же обремененный дополнительной важной функцией, и одновременно — ранимый, тонкий, всем необходимый и всем чужой. Может, это отголоски детства, когда юный Колин чувствовал себя везде чужаком? 

А вот что Ферт пишет рассказы — об этом мало кто знает. У него есть изумительный рассказ «Отдел пустяков», где он рассказывает об отношениях мальчика со своей бабушкой, — абсолютно зрелый стиль, немного такой сэлинджеровский, лаконичный и печальный. 

Королевский стиль, не меньше…

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.