Кончина

Ход королевы. На 99-м году ушла Ирина Антонова

Вечером 30 ноября 2020 года в возрасте 98 лет скончалась Ирина Александровна Антонова, президент ГМИИ им. А.С. Пушкина
Вечером 30 ноября 2020 года в возрасте 98 лет скончалась Ирина Александровна Антонова, президент ГМИИ им. А.С. Пушкина AP - Alexander Zemlianichenko

В Москве в возрасте 98 лет умерла Ирина Александровна Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина . Причиной смерти стала острая сердечно-сосудистая недостаточность, осложненная коронавирусной инфекцией, сообщили в пресс-службе музея.

Реклама

Вот и не стало Ирины Антоновой — наверное, последнего бастиона нашей культуры. Той культуры, которая пахнет Вечностью и Просвещением. Культуры, которая не терпит легкости, фамильярности, жадности. Антонова оставалась ее цербером даже тогда, когда «комиссары в пыльных шлемах», уверенные, что культура и искусство должны приносить в первую очередь доход, во вторую — желательно тоже, а все остальное не обязательно, отправили ее в ссылку под названием «Президент ГМИИ».

Все понимали, что это лукавство, что время люмпенов требует доступности для одних и доходов — для других, что музейную деятельность пытаются заменить галерейщиной, а Антонова для этого дела никак не годилась. Хранители уже не нужны — нужны креативщики.

Ирина Александровна была до мозга костей государственным человеком. Она приспосабливалась к любой власти, и любая власть ее трепетно уважала. Но ее жизнь — тот редкий случай, когда симбиоз с властью человек использует только для пользы дела. Антонова «выжимала» власти до конца ради одного — музей должен процветать и быть центром просвещения. Ничего другого в жизни ей было не надо.

Вся ее жизнь стала цепью свершений. 52 года директорском кресле — попробуй тут сходу перечислить все, чего ей удалось достигнуть и что показать людям, закрытым железным занавесом. Сразу приходят на ум Джоконда, выставка «Москва — Париж»… — ох, как много всего было. А за «Декабрьские вечера со Святославом Рихтером» можно было вполне простить мироздание за то, что родило тебя в советскую эпоху.

Ирина Антонова и Владимир Путин перед открытием выставки "Караваджо.Картины из собраний Италии и Ватикана" в 2011 г. в Москве
Ирина Антонова и Владимир Путин перед открытием выставки "Караваджо.Картины из собраний Италии и Ватикана" в 2011 г. в Москве © ASSOCIATED PRESS

Антонова была королевой. Она была царственной особой нашей культуры, тем человеком, кто взял на себя почти непосильную ношу Просвещения в стране, почти уничтожившей культурные основы. Родившись в классической «революционной» рабочей семье, впитав все основы маркcистско-ленинской идеологии, не предав коммунистических идеалов и оставаясь настоящим консерватором, как и полагается хранителю музея, Ирина Александровна оказалась тем не менее куда более современным и независимым музейщиком, чем приходящие на смену борзые бизнесмены от культуры. Она во все времена брезгливо отвергала любые сиюминутные понты, настаивая на недопустимости обращения с вечным как с подручным материалом. Антонова никогда никого не боялась — наоборот, ее побаивались министры, генсеки и президенты, как пешки побаиваются ферзей, а шестерки — королей. Однажды ее попросили провести Брежнева по выставке так, чтобы ему на глаза на всякий случай не попались картины, способные вызвать его недовольство, — например, Кандинского. «Ну уж нет — он будет смотреть все, и я буду рассказывать ему обо всех картинах», — отрезала Антонова. Ее жизнь была одним долгим верным ходом королевы.

Она не была политиком, но сделала для страны не просто больше любого политика — она, по сути, латала дыры сначала советской власти, позже — нынешнего режима. Трудно сказать, кто успешнее, чем она, прорубал окно в мир, кто не давал железному занавесу отгородить нас от мира окончательно, кто уже в новейшие времена с рыцарским отчаянием сопротивлялся хлынувшим в культуру временщикам и гопникам. Ей, маленькой, уже совсем немолодой женщине, удавалось все эти годы противостоять намерениям властей и их ставленников превратить искусство в средство досуга, источник заработка и орудие идеологии. Она защищала искусство единственным в ее распоряжении оружием — высочайшим профессионализмом, предполагавшим готовность стоять за культуру до конца.

И если наша культура сегодня еще жива — знайте: это потому, что в нашей жизни была Ирина Александровна Антонова.

 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями