Перейти к основному контенту
Премьера

Рассказ о семи подвешенных — о фильме Аарона Соркина «Суд над чикагской семеркой»

Сцена из фильма «Суд над чикагской семеркой»,
Сцена из фильма «Суд над чикагской семеркой», © Netflix

Продолжаем подведение неоднозначных и отчасти катастрофических итогов 2020-го, начатое комментарием к датскому фильму Томаса Винтерберга «Еще по одной». Одна из шокирующих тенденций года в том, что главными претендентами на «Оскар», скорее всего, станут фильмы, которые не выходили в большой прокат. В лучшем случае, в так называемый ограниченный: в паре кинотеатров. Прежде «Оскар» подобного не допустил бы. Но парадокс в том, что большого проката в Америке и большей части мира в этом коронавирусном году вообще не было.

Реклама

Главными для «Оскара» в 2020-м станут фильмы, сделанные для онлайна. Их, отталкиваясь от англоязычного термина, у нас теперь называют «стриминговыми». Ведущей компанией по их производству, постепенно превращающейся в кинокорпорацию, равную ведущим голливудским, становится Netflix. Он прибирает к рукам ведущих режиссеров от Альфонсо Куарона до Мартина Скорсезе и Дэвида Финчера,

Сейчас многие критики обсуждают качества сделанного для Netflix фильма Дэвида Финчера «Манк» — об участи сценариста, написавшего для Орсона Уэллса «Гражданина Кейна».

Но мы вернемся чуть назад —  к вышедшему раньше фильму Netflix: Chicago7 или, по-русски, «Суд над чикагской семеркой», который, судя по предварительным прогнозам и актуальности для 2020-го, имеет все шансы на главный «Оскар» года.

Сделал фильм один из ведущих голливудских сценаристов последних лет, перешедший в режиссуру Аарон Соркин, киноавтор «Нескольких хороших парней», «Социальной сети», знаменитого политического сериала «Западное крыло» и пр. Среди актеров — чуть ли не с десяток звезд, включая оскаровских лауреатов. Среди них Эдди Редмейн, в очередной раз необычный Саша Барон Коэн, Марк Райленс, Фрэнк Ланджелла и др.

Вообще-то «Чикагская семерка», судьбе которой посвящена картина, изначально была «Чикагской восьмеркой». Но одному из ее участников во время суда в буквальном смысле заткнули рот —  кляпом. И вывели его дело в отдельный процесс. Так восьмерка стала семеркой. Начиная с этого места — поподробнее.

В августе 1968 года во время съезда демократической партии в Чикаго начались антивоенные демонстрации. Не случайно. Ведь именно президенты-демократы, о чем фильм не считает должным упомянуть, отправили войска во Вьетнам и обрекли на погибель многих молодых американских парней.

Ситуацию в Чикаго в августе 1968-го обостряло и то, что почти накануне были убиты два политических лидера, которые были способны изменить судьбу страны: сначала афро-американский миротворец Мартин Лютер Кинг, а затем и младший брат демократа Джона Кеннеди Роберт, которого считали новым потенциальным президентом страны, способным, в частности, вывести войска из Вьетнама.

Демонстрации разогнала полиция, и заметим, что всё это произошло при все еще демократической администрации.

А в марте 1969-го — уже при новом президенте-республиканце Ричарде Никсоне — начался один из самых позорных процессов в истории США. Суд, который длился почти год — с марта 1969 по февраль 1970 — был основан на вздорных обвинениях против якобы руководителей антиправительственных  протестных демонстраций в Чикаго. Суть обвинений была в том, что эти люди основали группу, которая организовала народ на бунт и неповиновение законной власти.

Абсурд заключался в том, что подсудимые не знали большинства из обвиняемых сотоварищей. Они принадлежали как минимум к трем разным объединениям (а двое – вообще ни к каким), которые придерживались разных политических целей и взглядов. То есть сойтись между собой для создания единой демонстрации они не могли никак.

А восьмой-то — тот самый, из-за которого «чикагская восьмерка» в итоге превратилась в «семерку», был пристегнут к подсудимым лишь для того, чтобы испугать американского белокожего обывателя. Он был одним из лидеров афро-американского радикального сообщества «Черные пантеры», которого бывшие ку-клукс-клановцы боялись как чумы. Хотя этот лидер лишь прибыл в Чикаго в день демонстраций и тут же, не зная о них, через 3-4 часа уехал.

Весь суд, судя по фильму, вообще строился на провокациях и подставах. На шантаже тех присяжных, которые могли вынести обвиняемым оправдательный вердикт (двое из них, самые толерантные, якобы получили угрожающие письма от «Черных пантер». На этом подставном основании — будто бы ради их защиты — их отстранили от процесса). Кстати, семерку подсудимых, если опять же довериться фильму, органы власти наметили заранее — поэтому к ее представителям подсылали еще за месяцы до суда то в качестве наркодилеров, то девушек их бара полицейских и даже агентов ФБР. И эти «посыльные» выступали потом на суде обвинителями.

Не стану подробно комментировать развитие фильма.

В нем не раз говорится, что в Америке запрещены (вероятно, после маккартизма) политические процессы. Но «Суд над чикагской семеркой» явно демонстрирует политический характер процесса.

Конечно, плюс Chicago 7 в том, что фильм актуален в 2020-м почти для всех стран мира. Много где состоялись столкновения демонстрантов с силовиками. Про Россию, где с крупнейшим за последние годы протестным движением пытаются справиться штрафами и арестами — разговор особый. Но во Франции, Греции, Беларуси и ряде других стран Европы состоялись реально страшные стычки. Отчасти из-за ограничений, связанных с коронавирусом, отчасти из-за политики.

Но больше всего конфликтов приняли на себя США — по ряду коронавирусных, но прежде всего причин расовой справедливости. Демонстранты и целый ряд крупных городов и штатов объявили войну расизму и силовикам.

Поэтому ясно, что почти во всех странах «Суд над чикагской семеркой» вызовет прямо противоположные оценки. Но для меня очевидно, что режиссер Аарон Соркин ставил перед собой в Америке внутриполитические задачи. Не зря фильм вышел накануне недавних президентских выборов в США.

Ведь один из самых несправедливых судов в истории — и жесткий приговор — были проведены и приведены при правлении нового президента —республиканца Никсона. Фильм об этом — как и многом другом — тоже умалчивает. Но ведь кто захочет — тот узнает.

Хорошо, что фильм уведомляет в финальных титрах, что всех осужденных почти тут же освободили.

Стоило бы, правда, на мой взгляд уточнить, что республиканец Никсон стал тем президентом, который остановил американскую войну во Вьетнаме и вывел оттуда американские войска. Отправленные туда демократической партией.

«Суд над Чикагской семеркой» — однозначная акция, направленная против Трампа с его поддержкой силовиков в противостоянии с демонстрантами. Причем фильм был заготовлен до новых президентских выборов, но выпущен точечно — накануне. Трамп, при всем юморе, который вызывает одна только его прическа, вообще оказался довольно наивным — он не учел, какой предвыборной силой обладает Голливуд.

Аарон Соркин, как признала американская пресса, снял яркий фильм с антивоенным пафосом, но при этом весьма вольно обошелся с историческими фактами и показал свою собственную версию событий  1968-1970 гг. У зрителя поэтому может сложиться впечатление что это кино, которое следуя идеологической конъюнктуре, словно бы ради зрелищности и вроде бы случайно упускает важные детали.

Как говорит в фильме один из подсудимых — персонаж Саши Барона Коэна, который явный демократ (в том числе и в жизни,  а его персонаж в фильме, Эбби Хоффман — один из основателей леворадикального движения йиппи): Линкольна (республиканца) за его высказывания судили бы сейчас вместе с нами.

---

В названии обыгрывается заголовок повести классика русской литературы Леонида Андреева «Рассказ о семи повешенных» — прим. 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.