Слова с Гасаном Гусейновым

Госизмена безопасниц

Вася Ложкин. "Не время улыбаться"
Вася Ложкин. "Не время улыбаться" © DR (Courtesy image)

Филолог Гасан Гусейнов начинает подводить итоги 2020 года, когда многим «пришлось сосредоточиться на языке», размышляя о происходящей на наших глазах «мировой революции публичного одиночества и дикарства под колпаком цивилизации», а также о том, как перечерчивается «таинственная карта» нашего языка.

Реклама

Оставшимся на самоизоляции пришлось сосредоточиться на языке. Самоизоляция оказалась липовой: осталось окно в соцсети, и туда можно было из этой мнимой самоизоляции прокричать что-то заветное. Это — свойство нашего гибридного времени. Все научились пользоваться грамотностями разного вида. И честно, и по честнаку, и по чесноку. Так, как полагается в этой компании, тусовке, а точнее говоря — так, как будет угодно милостивым государям и милостивым государыням.

Несвободные по собственной воле (жить-то хочется!), многие люди в 2020 году сосредоточились на языке. Чем больше приходилось им читать, смотреть и слушать, как говорят другие, тем острее было желание высказаться. А сейчас ведь докричаться можно до кого угодно. Удивительное время, когда все могут услышать всех. Не рискну написать, что каждый может услышать каждого, но даже и это правильно. Может услышать, но не всегда слышит. Просто не успевает. Особенно злит каждого, когда кто-то (ну, какой-то другой каждый) с наглостью повторяет заветную мысль, высказанную днем, годом или десятилетием ранее.

— Нет уж, па-азвольте, господин хороший! 10 декабря 2012 (вариант — 1912) года я (вариант — Александр Блок) написал эти самые слова в моем ЖЖ (вариант —в письме Корнею Чуковскому). Как вам не стыдно повторить их в комменте к моему же посту без ссылки на источник (письмо Блока, к вашему сведению, издавалось трижды!)?!

Но это все фигня, говорили в моем отрочестве, по сравнению с мировой революцией. А мировая революция публичного одиночества, дикарства под колпаком цивилизации происходит на наших глазах.

В сентябре 1914 Осип Мандельштам написал стихотворение, которое каждый год второго своего века всё прибавляет и прибавляет в весе. Как и сам Мандельштам писал об этом: «В жилах каждого столетия течет чужая, не его кровь. И чем быстрее век, тем тяжелее вес этой крови». Так ведь и есть. Стихотворение посвящено Европе в начале первой мировой войны, пермирво, как заговорят очень скоро. Верховного главнокомандующего будут называть Главковерхом. Генеральный штаб — генштабом. И далее — везде. Как в России, так и в Германии в следующую, советско-нацистскую эпоху людям полюбятся все эти сокращения. И вот к ним привыкли так, что отлепиться — уже у позаследующего поколения! — ну никак не получается. Колхоз и политбюро, совфед и цека, автозак и госизмена. Как же вы задрали язык, ироды. Ну ладно, об этом после. А пока все-таки обещанный Мандельштам. Повторяю это стихотворение не реже раза в неделю. Голосом домового двадцатого века, хотя уже пятая часть века двадцать первого прошла!

Как средиземный краб или звезда морская,
Был выброшен водой последний материк.
К широкой Азии, к Америке привык,
Слабеет океан, Европу омывая.

Изрезаны ее живые берега,
И полуостровов воздушны изваянья;
Немного женственны заливов очертанья:
Бискайи, Генуи ленивая дуга.

Завоевателей исконная земля —
Европа в рубище Священного союза —
Пята Испании, Италии Медуза
И Польша нежная, где нету короля.

Европа цезарей! С тех пор, как в Бонапарта
Гусиное перо направил Меттерних, —
Впервые за сто лет и на глазах моих
Меняется твоя таинственная карта!

Это стихотворение — как заиленная мозаика под водой венецианского наводнения. Вместо Священного Союза читается вдруг Европейский Союз, вместо Медузы —Латвия (Галя, догадайся, почему), а женственные очертания заливов впиваются гусиным пером прямо в наш язык, и разгорается спор о феминитивах.

Мы перечерчиваем карту языка — «звезду морскую». Свидетели обвинения сражаются со свидетелями защиты прямо на сухом пляже народного филологического суда. Одни благим матом орут, что ж, мол, вы, сволочи, чувство языка утратили, нищеброды поганые, лимита понаехавшая: какая вам редакторка, какая машинистка, какая портниха?

Анна Николаевна — заслуженный портной Российской Федерации. Так и только так. Другие орут, что ж вы болваны, не понимаете, что язык живет и развивается — где беднеет, а где богатеет, где винтаж на грудь берет, а где и новьё от примазавшихся принимает. А тут и третьи — ОМОН беспорочно-беспричинный да опрично-опрятный резиновыми дубинами размахивает, по бошкам спорящих чпокает. А за ними — четвертыми — безопасники едут на джипах фирмы «Хуавей». И всех принимают, в госизмене обвиняют.

Что, не слышали новое слово — безопасники? А оно есть. И давно уже есть. Пока вы спорили, есть ли в языке Пушкина слово «председательница» (спойлер —есть!), вам поставили пистон безопасники. Ву компренэ? Ты не могёшь дормир в потемках, старый козел? Так тебе помогут, не бзди.

Да, к концу года двадцать-двадцать… А помните, совсем недавно, лет десять назад, когда кончились нулевые, мы всё жаловались друг другу, что люди со средним образованием больше не умеют склонять числительные? Сейчас-то попривыкли, принюхались, совсем их поправлять перестали. Недавно я услышал, как кто-то произнес в приличном обществе слово «орфоэпия». — Орфо- что? — переспросил его доктор каких-то наук под дружный хохот патруля, так сказать.

Ну да ладно, к концу года двадцать-двадцать драка вокруг феминитивов затмила в сумеречном сознании самоизолированных на удаленке ужасы нашествия большой карикатурной лжи. Страны и целые континенты подпали под власть людей-карикатур. Видать, мировое правительство заказало Васе Ложкину и Сергею Ëлкину маски для глав государств и правительств, и вот — от Вашингтона и Будапешта до Лондона и Москвы — что получилось, то получилось. Их слышно, их видно, куда бы они от нас, а мы от них ни попрятались. Но каждое их словоизвержение, каждая ухмылка, каждый завиток на чубчике — карикатура и на самих себя, и на их коллективного избирателя и поклонника.

К карикатурам — притерпелись, принюхались! Дескать, куды ж нам бечь, об чем речь? А вот за феминитивы поганые будем топить, не давать перечертить карту языка.

О эта изрезанная береговая линия. Поэты серебряного века учили географию по учебнику Ивана Ивановича Штуцера, получившему серебряную медаль Петра Великого в 1885 году. А правнучка его — Наталья Касперская — стала главной безопасницей России. Та уже другая, поменьше, но все еще грозная «завоевателей исконная земля».

Как средиземный краб или звезда морская,

Был выброшен водой последний материк.

У нас, на востоке, Краб ослабел и пованивает, но все еще внушает страх, чертит клешней новые границы — как тогда, в 1914. И все шутит, все хохмит, как и полагается карикатуре.

Есть что-то прелестное в том, что ковидло могучее первым делом отбивает нюх у заразившихся.

— Чуешь волка, Нуф-Нуф?

— Отбило нюх нах, Наф-Наф!

— Может, не надо было обнуляться? — спрашивают друг друга клоачники. — Может, прогневили кое-кого?

— Да вы чо? Нету ведь никакого «Кое-кого»: Гагарин летал, не нашел. Илон Маск сейчас летает — не находит.

— А может он просто — того, улетел дальше в открытый космос? А как же патриарх? А как же храмы в шаговой доступности? Как дружественный ИГИЛ, запрещенный в Российской Федерации?

— Ты еще Свидетелей Иеговы вспомни.

— Да нет, это нам как раз в минус: может они как раз с Иеговой-то и скуковались, пока мы несколько отдалились?

— Госизменой попахивает.

— А вот, кстати, что она такое, эта госизмена? Государственная измена?

— Да нет, измена государству. Сокращение такое.

— А почему тогда не «изменгос»? Ведь если задуматься, то «государственная измена» — это когда государство изменяет гражданам, разве нет?

— Ну да, государство изменяет гражданам с другими гражданами.

— Я и говорю — чистый изменгос. Оно еще и подшивает немножко.

— В каком смысле?

— Как «Польша нежная, где нету короля»: изменяет русскому языку как государственному с каким-то другим языком — советским, деревянным, как гроб с музыкой.

— Да, хорошо, весело, с песней уходит 2020.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями