выставка

Во французском Севре показали уникальную посуду и пригласили к столу после пандемии

«К столу! Застолье как искусство» — выставка, посвященная 280-летию Севрской мануфактуры и 10-летию внесения французского застолья в списки нематериального наследия человечества.
«К столу! Застолье как искусство» — выставка, посвященная 280-летию Севрской мануфактуры и 10-летию внесения французского застолья в списки нематериального наследия человечества. © Guélia Pevzner

Оказаться в своей тарелке — залог удачи. Особенно, когда она севрского фарфора, как на выставке «К столу! Застолье как искусство». Ожидание открытия экспозиции затянулось из-за пандемии, но наш корреспондент сумела побывать в Севрской государственной мануфактуре. По выставке Гелию Певзнер провели обладатель звания «лучший кондитер мира» Пьер Эрме и главный куратор Шарлотт Виньон.

Реклама

2020 год — особенный для французского застолья. Десять лет назад оно вошло в список нематериального наследия ЮНЕСКО. Юбилейным оказался год и для Севрской государственной мануфактуры, ей исполнилось 280 лет. Застолье — апофеоз в жизни любой тарелки, родившейся из магического соединения земли, воды, огня, воздуха и человеческого умения. Этому празднику посвящена выставка, организованная совместно Севрской мануфактурой и лиможским Государственным музеем имени Адриана Дюбуше.

Неверский фаянс, возможно стоявший в саду Версаля. Фаянсовые кувшины повторяют своими формами серебряные, расплавленные по королевскому приказу. Сосуд «с лапами» для охлаждения вина.
Неверский фаянс, возможно стоявший в саду Версаля. Фаянсовые кувшины повторяют своими формами серебряные, расплавленные по королевскому приказу. Сосуд «с лапами» для охлаждения вина. © Guélia Pevzner

Тонкая посуда — праздник по определению, для него она и создана. Но в 2020 году столы в музее еще и позволяют забыть санитарные ограничения — во Франции не разрешено собирать более шести человек. Кураторы справились с двойной ностальгией — по ушедшей в далекое прошлое роскоши тонкого стола и по исчезнувшей недавно роскоши общения. Античные банкеты и ренессансные застолья напоминают о том, чем мы обязаны далекому прошлому. Стол Людовика XIV рассказывает о рождении французской сервировки. Изящная посуда эпохи Просвещения и времен империи сменяется ресторанными сервизами и бортовой посудой круизных кораблей и самолетов. Последние залы — современное искусство. Государственные фарфоровые мастерские продолжают переиздавать старинные произведения, заказывать новые и поставлять парадную посуду в посольства, французские культурные центры за границей и Елисейский дворец.

История застолья рассказывает о самой Франции, о семейных сервизах, передававшихся от бабушек к внукам, хранящим память о свадьбах и юбилеях. Конечно, Севр — высокое искусство, головокружительный уровень, захватывающая красота. Но керамика — национальная страсть, тысячи французов отправляются в выходные на блошиные рынки и к антикварам в поисках заветной чашки или супницы на самый разный вкус и бюджет.  Фарфор и фаянс, —современный, винтажный и антикварный, — коллекционируют, обсуждают в социальных сетях, им обмениваются, для кого-то покупка, продажа и оценка предметов в период карантина перерастает из хобби во вторую профессию.

Террина в виде салата. XVIII в. Мануфактура Paul Hannong, Страсбург.
Террина в виде салата. XVIII в. Мануфактура Paul Hannong, Страсбург. © Guélia Pevzner

На этом фоне всенародной любви выставка в Севре — как концерт великого оркестра для ценителей музыки. Кураторы собрали тысячу предметов, большая часть которых до сих пор хранилась в запасниках. Сценография Жан-Поля Камарго создает полную иллюзию присутствия гостей — кажется, они вот-вот войдут в дверь, омоют руки из глиняного акваманила, возлягут у галльского стола с кувшином вина и устрицами на серебряном блюде, а затем перейдут к столу XVIII века, откроют террины-обманки в форме фазана или кабаньей головы и попробуют из тонкой чашечки мороженое.

Террины в стиле рокайль. Экспозиция, реконструирующая сервировку XVIII в.
Террины в стиле рокайль. Экспозиция, реконструирующая сервировку XVIII в. © Pascal Rostain — Sèvres Manufacture et Musées Nationaux

Севрская, когда-то королевская, мануфактура — государственное учреждение. Ее посуду можно встретить во французских культурных центрах за границей, на столах послов и в Елисейском дворце. Это не подарок, а «депозит». Сервизы по-прежнему принадлежат музею, который следит за их состоянием, реставрирует и дополняет. Кроме того, каждый президент заказывает мануфактуре новый сервиз. Для Эмманюэля Макрона в 2018 году сервиз из трехсот тарелок двух размеров (формата «Диана» и небольшая тарелка для хлеба) создал керамист Эварист Рише. Эти бело-синие (в традиционном «севрском синем» цвете) без столь же традиционного для Севра золота (дань времени) тарелки вместе составляют огромный пазл. Если его сложить, получится план Елисейского дворца 1913 года со всеми архитектурными элементами — станами, колоннами и лестницами. Часть сервиза показана на выставке.

Сервиз Эвариста Рише для Елисейского дворца, план дворца 1913 года (фрагмент).
Сервиз Эвариста Рише для Елисейского дворца, план дворца 1913 года (фрагмент). © Guélia Pevzner

Один из самых известных предметов — шедевр модерна, сюрту (сюрту-де-табль, «главная, венчающая ваза», центральный элемент декора французского аристократического стола в XVIII в. — прим.) «Танец с шарфом», — переиздается до сих пор, в меньшем из двух существовавших размеров. Он изображает американскую танцовщицу Лои Фуллер, чьи выступления производили в Париже фурор в начале ХХ века. Ансамбль из пятнадцати фарфоровых статуэток был выставлен на Всемирной выставке 1900 года.

Террина в виде кабаньей головы. Севрская мануфактура, XVIII в.
Террина в виде кабаньей головы. Севрская мануфактура, XVIII в. © Guélia Pevzner

Но экспозиция выстроена не в хронологическом порядке, а в тематическом — по продуктам, которые ценились за столом. Вот история солонок, а с появлением сахара — сахарниц и ситечка для сахарной пудры. Пряности требуют сервировочного предмета с несколькими отделениями для драгоценного перца, муската и шафрана. Первое мороженое тоже получает свой собственный сосуд из трех частей — в нижнее и верхнее отделение помещали лед.

Новых продуктов, в том числе прибывших из-за океана, очень много, — и для керамистов это источник вдохновения. Такие экзотические птицы, как индюк, позируют для террин и форм для запекания паштетов. Кондитерское дело, отделившись от общей гастрономии, привело к рождению еще целой гаммы утвари, которую хранители отбирали для выставки вместе с Пьером Эрме. Назначение многих предметов, как, например, специальной ложечки для костного мозга, известно теперь только обладателю звания «лучший кондитер мира» (The World’s 50 best 2016). Кухня и посуда стали проще, но Севр напоминает, что радость общения за хорошим столом неизменна. Пандемия отступит, фарфор и фаянс снова выставят на столы.

Стол, повторяющий сервировку в Елисейском дворце 1900 г. Сюрту «Танец с шарфом» Агатона Леонарда, тарелки из различных сервизов севрской мануфактуры, хрусталь Saint-Louis, серебро Christofle
Стол, повторяющий сервировку в Елисейском дворце 1900 г. Сюрту «Танец с шарфом» Агатона Леонарда, тарелки из различных сервизов севрской мануфактуры, хрусталь Saint-Louis, серебро Christofle © Pascal Rostain — Sèvres Manufacture et Musées Nationaux

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями