Сериалы

Остаться в живых по-русски — о сериале «Топи» Владимира Мирзоева

Кадр из сериала «Топи»
Кадр из сериала «Топи» © kinopoisk.ru

Что нужно было для того, чтобы появилось нестандартное свободное российское кино начала 2020-х? Всего ничего: понадобился коронавирус, который увел кино в безцензурный онлайн. Юрий Гладильщиков подробно разбирает мистический сериал Владимира Мирзоева «Топи», показ которого стартовал 28 января на kinopoisk.ru.

Реклама

28 января на платформе kinopoisk.ru, которая была ухудшенной русской копией главного мирового справочного сайта о фильмах imdb.com, но недавно стала еще и онлайн-кинотеатром и даже запустила собственные проекты, были вывешены две первые части мистического сериала «Топи». Его рекламируют у нас как никакой другой. Далее серии будут выходить с интервалом в неделю. Последняя седьмая появится 4 марта. Прессе стала доступна и серия № 3. Ну что же, кое-какие выводы уже возможны. Слоган сериала: «От себя не убежишь».

Сериал сделал один из лучших театральных режиссеров Владимир Мирзоев. Когда он временно перебирался в пространство кино, то, как и в театре, творил необычное. Например, в экранизации «Бориса Годунова» перенес действие в российскую современность, и оказалось, что пушкинский текст звучит политически актуально.

Но поскольку Мирзоева знают прежде всего ценители искусства, зачастую неюные, а целевая аудитория «Топей», безусловно, публика 20-30 лет (впрочем, тоже продвинутая), сериал подают в рекламах как произведение сценариста – более известного массам автора триллеров-антиутопий Дмитрия Глуховского.

Фабула: пятеро молодых людей (двое мужчин в возрасте около 30-ти, три более юных женщины), прежде не знакомых, по редкому стечению обстоятельств объединяются для того, чтобы отправиться в никому не ведомый чудотворный монастырь в северную глушь. У каждого свои проблемы, часто на грани жизни и смерти.

Хотя все равнозначимы, есть персонаж, который равнее остальных. Это крутой IT-шник, изобретатель программы для смартфонов, которая позволяет при съемках лица собеседника определять, лжет он в разговоре или нет. У каждого пользователя может появиться личный детектор лжи. Персонажа пытались склонить к сотрудничеству спецслужбы — он им отказал. За его сопротивлением следила чуть ли не вся страна. Но главная его проблема в другом: у него в его 30 лет смертоносная неоперабельная опухоль мозга. Мать советует ему монастырь на Севере, где творят чудеса. Он над ней смеется. Но потом вдруг резко решает поехать. Звонит в какое-то турбюро: ему обещают этакое северное СПА: супергостиницу, баньку etc. Но нужно набрать группу не менее четырех человек — и он, заказав билеты на вечерний поезд, бросает клич в интернете: кто со мной, за все плачу.

Откликаются: уволенный журналист-бабник из якобы либерального, но продажного, что типично для Москвы, издания (ему там говорят: ну ты же не дурак, понимаешь: или ты с нами — или против них), для которого возможность в поездке раскрутить оппозиционного IT-шника на опасные откровения — шанс вернуться в первые ряды своей паскудной газеты. Это единственный участник поездки, личные проблемы которого смешны.

Далее — по нарастающей.

Откликается девушка, родная сестра которой разбилась на мотоцикле. Девушка отчего-то чувствует такую личную вину, что даже не пошла на ее похороны.

Другая девушка, которая пыталась покончить с собой. Она пропадет первой из героев — в конце второй серии. Но, учитывая мистику фильма, надеюсь, еще появится. Причины ее отчаяния пока непонятны.

И еще одна девушка, застрелившая перед свадьбой кавказского жениха-бандита, когда тот напал на того, кого она действительно любила. В поездку она отправляется с отнятым у жениха пистолетом.

Некоторые из моих коллег уже разругали фильм за то, что первая серия посвящена предысториям действующих лиц. И что в сюжете вообще много стереотипов. Ребята, а вы знаете иные законы построения произведений: что киношных, что литературных? Причем дело не зависит от жанра. И в драме, и в антиутопии, и в фильме катастроф, и в триллере или боевике вы должны представить публике главных героев — иначе та не станет им сопереживать. А насчет стереотипов, так еще некто Борхес сказал, что в мировой культуре существуют лишь четыре сюжета. А все, что творят новые и новые авторы — лишь их интерпретация.

Еще одна претензия к фильму: почему вновь действуют москвичи? Да потому, что они интересны, пусть иногда и ненавистны. Вы станете смотреть фильм про группу из Кривогорска, которая отправилась за просветлением в закоулки Колымы?

При этом уже на шестой минуте первой серии, посвященной предыстории персонажей, нас ожидает сверхударный эпизод, который в иной версии повторится позже. Суть этих эпизодов, которая после третьей серии все еще не ясна, явно станет основой развязки.

Персонажи сходят с поезда на стоянке длиной две минуты и платформе без названия, где один-единственный стенд: что в этом месте пропало много людей.

Вскоре приехавшие, которые слишком кичатся своей московскостью (главный герой говорит местному: у нас тут траблы (по-русски — проблемы) — и уверен, что его поймут), столкнутся с неожиданным. Ни гостиницы, ни СПА нет. А монастырь — в руинах. И там нет монахов — хотя в третьей серии обнаружится умный батюшка.

Пятеро героев сериала вместо СПА-гостиницы обнаружили на месте руины
Пятеро героев сериала вместо СПА-гостиницы обнаружили на месте руины © kinopoisk.ru

А в ближайшей деревне, которая и именуется мрачным словом Топи, живут в полуразваленных хибарах старики-монстры, не отвечающие на приветствие. Впрочем, есть и красивая девушка, которая работает в огороде с голой грудью. Еще обитают странный капитан-мент, который (тоже в конце третьей серии) отчего-то лупит себя по щекам, выйдя на крыльцо. У него, кстати, тоже пропал партнер-полицай, причем месяц назад — в форме и с пистолетом. Некие вольные, отпущенные по условно-досрочному, которые в лесу выгородили себе круг (колышки по кругу хибары, соединенные лентой), границы которого никому нельзя пересекать.

Есть мешок, подвешенный в лесу на дереве, из которого капает кровь. Что в нем — не стану рассказывать из сострадания к животным и их любителям. Есть непонятно кем вырытые ямы-ловушки в лесу с кольями вверх. Есть предупреждение красавицы с голой грудью, что лучше добраться домой до темноты, поскольку в ночи мало ли кто ходит. Где-то бродит и загадочный Хозяин.

И есть (упоминаю лишь четверть деталей сериала) кладбище в лесу, на котором главный герой находит и фотографирует могилу с портретом мужа бабы Нюры, она же официально Надежда Петровна, у которой они остановились за тысячу рублей на всех за ночь.

Сфотографировав могилу, герой встречает за ужином хозяина дома и говорит: но вы же мертвяк! А тот отвечает: а мне кажется, что это ты умер. Герой, чтобы подтвердить обвинение, открывает фотоархив телефона — и вместо снимка одной могилы находит сразу пять, которые он не делал. А на могилах — фото и имена всех пятерых участников его поездки.

Черный гроб катился по городу. Черный гроб приближался к черной комнате.

Правда, вскоре выяснится, что, возможно, ему это приснилось. Возможно.

Вопрос-вывод: что нужно было для того, чтобы появилось нестандартное свободное российское кино второй половины 2010-х–начала 2020-х? Всего ничего: понадобился коронавирус. Потому что кино ушло в онлайн, где его не способны достать (пока, по крайней мере) ни цензура, ни возрастные ограничения в прокате. Кто-то скажет мне: так вам достаточно мата в кино, чтобы признать его свободным (в «Топях» его много)? Нет. Мне недостаточно мата не только в кино, но и в литературе, соцсетях, жизни. Потому что мат в России — способ высказывания не только гопников, которые иного языка не знают и не понимают, но и интеллигенции, которая иногда только с его помощью в нынешней России способна выразить свои истинные эмоции.

У меня пока сложное отношение к «Топям» — при всех искусностях сериала, которые я описал. Многое будет зависеть от развязки. Если не выйдет растерянной невнятицы, как в финале Lost, то сериал, конечно, можно будет счесть удачным.

P. S. Отмечу отменные актерские работы почти всех, включая периодических персонажей. Не стану никого выделять, чтобы не обижать остальных. Тем более, что рецензенты, в основном, упоминают только звезд — а они в «Топях» есть. Зато отмечу авторов-исполнителей саундтрека. Не увлекаюсь нынешней российской поп-рок-музыкой. С меня хватит прежней и зарубежной. Но впервые после появления восхитившего меня двадцать лет назад дуэта «Тату», я слышу женский вокал, а точнее, речитатив, который завораживает. Саундтрек к сериалу сделал АИГЕЛ — электронный хип-хоп дуэт из автора-исполнителя Айгель Гайсиной и музыканта Ильи Барамии.

 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями