Премьера

Люди, львы, орлы, куропатки, небо, самолет, девушка. О фильме Ренаты Литвиновой «Северный ветер»

Кадр из фильма Ренаты Литвиновой «Северный ветер»
Кадр из фильма Ренаты Литвиновой «Северный ветер» © iffr.com

На Роттердамском фестивале, который в этом году проходит в онлайне, показали фильм Ренаты Литвиновой «Северный ветер»  — красочное, мрачное, завораживающее полотно из других миров.

Реклама

Один из самых престижных и интересных международных кинофестивале — Роттердамский — проходит, как и множество аналогичных, в онлайн-формате. Суровые требования пандемии сузили фестивальный формат до размеров компьютерного монитора, а «живыми» встречами теперь называют общение в зуме. Синефилы недовольны, но синефилы-фанаты готовы смотреть роттердамское кино хоть на смартфоне — было бы кино. Хотя, конечно, справедливости ради — фильмы, которые привозят в Роттердам, меньше всего хочется смотреть на маленьком дисплее. И уж совсем издевательски звучит сегодня название одной из главных конкурсных программ — Big Screen Competition.

Безмерно жаль, что новую картину Ренаты Литвиновой «Северный ветер» пришлось смотреть на экране компьютера — работа оператора Олега Лукичева здесь едва ли не главное. Визуально «Северный ветер» — красочное, мрачное, завораживающее полотно из других миров.

Мир, в котором происходит действие фильма, называется Третьи Северные Поля. Время действия неизвестно, да оно и не важно. Гораздо более важно, что это — время Матриархата. Здесь правит Северный клан, состоящий из сильных женщин. Им придано для продолжения рода и для контраста немножко мужчин. Ну как мужчин — скорее особей противоположного пола, смешных, нелепых, жалких. Глава клана — величавая красавица Вечная Алиса (Татьяна Пилецкая). Ее дочь, Маргарита (Рената Литвинова), ведет хозяйство в этом странном доме, представляющем собою что-то среднее между старым замком и большой коммунальной квартирой. Роскошный когда-то паркет потерт, жители дома все время сталкиваются в коридорах, образуя броуновское движение, и ничего удивительного, что в коридоре ни с того ни с сего может оказаться огромный северный (а какой же еще?) олень. И Маргариту больше волнует не то, как он сюда попал, а его пол — «Это мальчик или девочка?» — нервно восклицает она, словно кто-то в этом доме вообще может что-то знать.

Маргарита и северный олень.
Маргарита и северный олень. © iffr.com

У Маргариты есть сестра Лотта (Галина Тюнина), тоже нервная и безотрадная. У Лотты есть дочь Ада (Манана Тотибадзе), обладательница такого длинного носа, что им можно рисовать на полу, не наклоняясь. В Аду влюбится пластический хирург по фамилии Жгутик (Никита Кукушкин), женится на ней, укоротит ей нос, а когда Ада уйдет от него к женщине, напичкает ее снотворным и во сне сделает ей прежний нос. Еще у Маргариты есть сын Бенедикт (Антон Шагин), безоглядно влюбленный в свою невесту стюардессу Фанни (Ульяна Добровская, дочь Литвиновой). Фанни погибает в авиакатастрофе, и Бенедикт, не в силах смириться с гибелью любимой, на всякий случай женится на ее сестре Фаине (Софья Эрнст), всячески пытаясь убедить себя, что где-то в Фаине затаилась Фанни. Он даже через много лет брака дарит жене самолет, как обещал когда-то невесте. «Я куплю тебе самолет — только не улетай сейчас», — умоляет Бенедикт Фанни перед роковым рейсом. (Какой изящный отсыл к литвиновской же картине «Небо. Самолет. Девушка»). Фаина рожает Бенедикту сына, которому Маргарита заранее дала имя Мой Хьюго, но и это не способно растопить сердце Бенедикта.

Здесь вообще с сердцами проблема. Сердца героев словно выдолблены из вечной мерзлоты, в какой Северный клан хранит свои деньги. Денег много — целые сундуки, они живут вечную жизнь в вечной мерзлоте — клан не доверяет банкам, — но и там постепенно начинает гнить. Камера Олега Лукичева настолько сама по себе чувствительна и метафорична, что способна передавать даже запах гниения, который идет от сундуков, от этого странного замка-коммуналки, от самого клана, несмотря на красоту героинь.

Действие происходит в странном доме, представляющем собою что-то среднее между старым замком и большой коммунальной квартирой
Действие происходит в странном доме, представляющем собою что-то среднее между старым замком и большой коммунальной квартирой © iffr.com

Поначалу непременно хочется упомянуть про феминистскую повестку — и правда, здешние мужчины очень неважно смотрятся на фоне женщин. Бесхребетный Бенедикт, не захотевший вписаться в реальную жизнь. Хирург-психопат Жгутик, сотворивший из носа жены фетиш. Полоумный кузен Борис (Максим Суханов), проявляющий свою неожиданную влюбленность тем, что отрывает у предмета страсти кусок платья в надежде, что она станет этот кусок искать и так выйдет на него, на Бориса. Но по мере продвижения сюжета понимаешь, что женщины Северного клана выглядят так величественно на фоне совсем уж затхлых мужичков, а без них, без этих мужичков, величие северных владычиц сильно поблекло бы. Поэтому если уж и говорить о матриархате в фильме, то в его последней стадии. Что будет потом — никому не известно. Главное — что все постепенно гниет, хоть и гниет красиво.

И меньше всех это известно героине, женщине с вечным именем Маргарита, в конце фильма под песню Земфиры мчащейся куда-то в снег на изящной дорогой машине. Довольно символичный финал — режиссер (она же и автор сценария), как и ее героиня, немного заплутала в собственной фантазии. Довольно быстро наступает момент, когда вдруг понимаешь: смысл стал заложником красивого действия, а красивое действие стало самодовлеющим. Красота победила, похоронив напоследок робкие режиссерские мысли. Впрочем, не так уж это и страшно — красота и сама по себе есть немалый смысл.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями