Гасан Гусейнов о словах и вещах

Новый Свободный Университет как альтернатива санкциям в отношении России и Беларуси

Историк Ян Берендс считается ведущим специалистом по истории советских и российских спецслужб
Историк Ян Берендс считается ведущим специалистом по истории советских и российских спецслужб © скриншот/yutube

В Европе обсуждают «новые подходы» к отношениям с Россией и Беларусью. Франция и Германия в свое время создали неформальные форумы для диалога с Россией, однако эти проекты не принесли ожидаемых результатов. Беларусь после инцидента с перехватом самолета Ryanair оказалась фактически в изоляции. Немецкий историк Ян Берендс выступил на днях с инициативой создания нового Свободного Университета для преподавателей и студентов из России и Беларуси, что, по его мнению, может оказаться лучшим решением для обеих стран, а также и для самой Европы в долгосрочной перспективе. Колонку Яна Берендса, опубликованную в немецком издании Salon kolumnisten, перевел доктор филологических наук Гасан Гусейнов в рамках своей рубрики на RFI.

Реклама

«Вместо санкций: давайте создадим новый Свободный Университет!»

Правители России и Беларуси за последние месяцы усилили репрессии и против оппозиции, и против общества в целом. Легитимность автократов рушится, а в Беларуси уже давно стремится к нулю. Расчехлены старые советские инструменты подавления: навешивание ярлыков, арест и изгнание. Эксперты еще с зимы предполагали, что этот год будет отмечен усилением преследований. Внешняя политика Германии, которая всегда опирается на диалог с Москвой, не верит своим глазам, но Кремль сам разрывает связи с Западом. Россия и Беларусь — под аккомпанемент непрерывной пропаганды в государственных СМИ — давно вернулись к советской самоизоляции. Поскольку диктатура нуждается в чрезвычайном положении, это ее эликсир жизни, правители и строят из себя комендантов осажденной крепости.

Запад нехотя реагирует на преступления авторитарных режимов. Долгое время люди ограничивались испуганным наблюдением и грозили пальчиком, и только когда дела шли совсем уж плохо, вводились кое-какие санкции. Собственно, Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон хотели бы вернуться в мир до 2014 года; Кремль знает об этом желании европейцев, но он давно утвердился в режиме системного конфликта и разрушил мосты к этому миру. А западные правительства предпочитают открытому конфликту симуляцию диалога. Берлин, Париж и Брюссель решили и дальше игнорировать новую реальность 21 века: таков вывод из дебатов о поставках вооружений в Украину. «Мы не позволим украинцам разрушить нашу идиллию, если они хотят реализовать свое право на самооборону».

Настоящие жертвы этого политического коктейля из усиления репрессий на востоке и летаргии на западе – это население России и Беларуси, больше, чем когда-либо [за последние годы] подвластное своим правителям. В частности, для активистов оппозиции, но уже не только для них, ситуация стала не только неудобной, но и опасной. Давление возрастает, и те, кто не лоялен, могут быстро лишиться карьеры, собственности и свободы. В ближайшие месяцы и годы к нам сбежит еще больше граждан с Востока. Среди них будет особенно много активистов, ученых и студентов, потерявших работу и ищущих новых перспектив.

Следовательно, помимо санкций должны быть и другие меры. Наша дипломатия не должна придумывать только наказания для представителей авторитарных режимов. Нам необходимо разработать альтернативы, которые могли бы принести пользу как постсоветским обществам, так и остальной Европе. К сожалению, возможности проведения совместных мероприятий с гражданским обществом в Беларуси или России будут еще больше ограничены. Только на этой неделе три немецкие неправительственные организации, в том числе такие важные, как Центр либеральной современности и Немецко-российский обмен, были объявлены Москвой нежелательными организациями. В Беларуси не возможны вовсе никакие встречи с критикой режима, которые приходится переносить в страны ЕС.

Поэтому я предлагаю: давайте создадим свободный российско-белорусский университет!

Такой университет сочетал бы в себе множество преимуществ: мы предоставили бы ученым-беженцам новый дом. Они же во взаимном общении создали бы новую институцию и продолжали бы делиться своими знаниями. Это было бы место формирования интеллектуальной элиты новой эпохи, которая общими усилиями развивала бы концепции либерального будущего. Германия и Европа также выиграют: у нас исследования Восточной Европы в значительной степени свелись к нулю после холодной войны. Опыт эмигрантов пошел бы на пользу и нашим исследователям. Студенты из постсоветского пространства, которые больше не могут там свободно учиться, получат академическое образование. Профессора немецких университетов также могли бы внести свой вклад. Такой проект и стал бы настоящей европейской мягкой силой.

Наша задача — заняться проектом европейского университета на постсоветском пространстве. Ваши профессора уже едут к нам. Есть отличная историческая модель: в 1948 году много немецких профессоров из советского сектора переехали в Далем, чтобы основать там Свободный университет Берлина. Они бежали от коммунистической диктатуры и искали место, где могли бы свободно заниматься наукой. Так было положено начало академической истории успеха, которая продолжается по сей день. И сегодня федеральная земля Берлин-Бранденбург — отличное место для такого начинания. Но для этого немецкие и европейские политики должны были бы решить не ограничиваться вялыми санкциями, а сделать утечку мозгов продуктивной и полагаться на академическую элиту, которая может способствовать переменам в своей родной стране в будущем.

Оригинал публикации

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями