Перейти к основному контенту

Ирина Абрамова: «Страны Африки видят в России альтернативу»

Директор Института Африки РАН Ирина Абрамова
Директор Института Африки РАН Ирина Абрамова Roscongress Foundation

Директор Института Африки Российской академии наук, член-корреспондент РАН Ирина Абрамова играла одну из ведущих ролей в подготовке саммита Россия-Африка, который открылся в среду, 23 октября, в Сочи. Именно Абрамова открывала пленарное заседание форума, на котором выступали президенты России и Египта Владимир Путин и Абдель Фаттах ас-Сиси. В интервью RFI Ирина Абрамова рассказала о том, почему саммит в Сочи решили проводить именно сейчас, о важности партнерств со всеми странами континента, а также о своих ожиданиях от этого мероприятия.

Реклама

RFI: Почему саммит Россия-Африка проходит именно сейчас?

Ирина Абрамова: Возникла заинтересованность в развитии отношений с африканскими странами. Это отвечает как интересам России, так и стран Африки. У африканцев есть своя повестка 20.63 (повестка дня Африканского союза на период до 2063 года — RFI). В рамках повестки реализуются шесть рамочных программ. У России есть свои национальные проекты, и по очень многим стратегическим вещам мы пересекаемся.

Россия может предложить Африке свои технологии, в чем она заинтересована. Речь идет о технологиях в области энергетики, в области сельского хозяйства, медицины, образования, науки. Африка в то же время заинтересована в поддержке России в экономическом плане: сейчас на континенте существует очень высокая конкурентная борьба между всеми крупными игроками на мировом экономическом пространстве.

Африка — наиболее перспективный континент с точки зрения экономического роста, с точки зрения расширения потребительского рынка, с точки зрения ее положения. Она проходит по зоне стратегического раздела между Западом и Востоком. Конечно, России нужно обязательно возвращаться в Африку, чтобы решать свои геостратегические и экономические задачи.

Санкции Запада в отношении России сыграли какую-то роль в этом возвращении?

Нельзя все сводить к санкциям. Конечно, санкции сузили для нас западные рынки, а поскольку наша экономика растет и развивается, мы в такой ситуации ищем новые рынки. В этом смысле, африканские рынки являются для нас весьма перспективными.

Французский эксперт Арно Калика говорит о том, что российское видение Африки это разделение на «полезную» и «бесполезную» Африку. «Полезная» Африка это Северная Африка. «Бесполезная Африка» это Африка к югу от Сахары. Вы согласны с таким определением?

Для России нет никакой «бесполезной» Африки. Видимо, уважаемый эксперт строил свои идеи на том, что торговый оборот России в основном приходится на четыре страны Северной Африки плюс ЮАР. Это где-то 80% нашего торгового оборота. Но это те отношения, которые сложились традиционно. А сейчас для нас очень важна также и Африка южней Сахары. Просто у нас не накоплен достаточный потенциал взаимодействия. Но слово «бесполезная» нужно исключать полностью. Для нас любое государство, вне зависимости от того, большое оно или маленькое, партнер. И мы готовы сотрудничать со всеми, кто готов сотрудничать с нами.

Что касается идеологического влияния России  присутствия официальных российских СМИ на африканском континенте и российского дискурса, когда Россия ставит себя особняком и предлагает другую, альтернативную Западу, модель,  что вы об этом думаете?

Я вообще удивляюсь, откуда берется такое представление о российских СМИ. Во-первых, российские СМИ представлены в Африке в значительно меньшей степени, чем те же французские СМИ, которые, кстати, и проводят свою концепцию видения, в том числе мирового развития. Россия никогда никому не навязывала своего мнения. Она никогда не стоит особняком. Другое дело, что какие-то российские точки зрения на те или иные события могут не совпадать с западными. Я считаю, что как раз демократическое общество, к которому принадлежит Французская Республика, должно всячески поощрять такое видение, которое не совпадает с каким-то заранее прописанным планом.

Какие у вас лично ожидания от этого саммита?

От этого саммита я ожидаю очень многого. Судя по тому, как идет первый день, судя по тому, сколько уже конкретных меморандумов и соглашений о взаимопонимании было подписано, сколько проблем мы обсудили (причем обсудили не с точки зрения пожеланий, а с точки зрений их реализации), я думаю, что этот саммит даст очень многое и России, и Африке.

Он дал очень мощный сигнал, что Россия будет активно сотрудничать с африканскими государствами. И самое главное, что африканские государства заинтересованы в сотрудничестве с Россией. Это видно. Они видят в России некую альтернативу, с одной стороны, западным государствам, с другой стороны, тем новым игрокам, которые сейчас действуют на африканском континенте. Я думаю, опыт, который накопил Советский Союз, и воспоминания о том, сколько сделал Советский Союз для построения и государственного суверенитета, и экономического развития Африки, живут в африканцах. И они надеются, что Россия как последователь и преемница Советского Союза тоже очень многое может сделать для Африки.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.