Перейти к основному контенту

«Это все называется пытки». Матери гражданских активистов объявили голодовку

Матери заключенных гражданских активистов у администрации президента России, Москва, 19 ноября 2019 г.
Матери заключенных гражданских активистов у администрации президента России, Москва, 19 ноября 2019 г. Alexander NEMENOV / AFP

На этой неделе матери двух фигурантов политических судебных процессов объявили голодовку, пытаясь привлечь внимание властей и общества к проблеме преследования гражданских активистов и необъективных судебных решений по их делам.

Реклама

4 ноября матери фигурантов нескольких громких политических дел объединились в организацию «Матери против политических репрессий». 7 декабря они провели пикет у Кремля. А сейчас мама фигурантки дела «Нового величия» Анны Павликовой Юлия и Наталья, мама Даниила Конона, который проходил по московскому делу, объявили голодовку.

К ним присоединилась Влада Русина, глава комитета «Свободу Шестуну». Александр Шестун, бывший глава Серпуховского района Московской области, арестован по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. Это дело возникло после того, как Шестун активно воспротивился вывозу московского мусора на свалку в Серпуховском районе. Арестованный чиновник держит голодовку и сегодня стало известно о том, что его начали принудительно кормить.

О причинах, побудивших ее на голодовку, RFI рассказала Юлия Павликова.

RFI: Юлия, Олег Сенцов голодал долго и, увы, безуспешно. Вы верите в эффективность такого метода?

Юлия Павликова: Я не могу прогнозировать, будет эффект или нет, но в данный момент другого выхода из этой ситуации я не вижу. Приговор уже совсем не за горами. Мы все знаем, видели, смотрели видео, прослушивали записи — везде фигурирует провокатор. На мой взгляд, если ребята сидят на скамье подсудимых, он должен сидеть хотя бы там же.

В данный момент эта голодовка — крик о помощи, обратите на нас внимание! Потому что до этого мы посылали кучу писем, на которые, конечно, приходят всякие отписки, что передано в СК, еще куда-то. Это очень сильно разочаровывает. Наше дело — это одно из таких вопиющих. Я это делаю еще и за всех тех, кто столкнулся с такой же несправедливостью, как и мы — та же «Сеть», московское дело. Ну, про Костю Котова я уж… Тоже, знаете, я считаю, это все неправильно, и совершенно несоразмерные сроки. Я как-то сидела, сравнивала, за что люди получают четыре года. В некоторых случаях даже за убийство. Ну, и тут человек, он никого не убивал, не грабил, ничего не громил, не крушил. И такое вот получилось, 4 года. Я считаю, что это несправедливо.

Недавно члены СПЧ при президенте на встрече с Путиным пытались поднять вопрос о деле «Нового величия», но разговора явно не получилось…

Мы понимаем, что-либо нашему президенту намеренно докладывают неверно… Кто как ни мы — которые изучали это дело, уж, наверное, даже получше всяких следователей, потому что это наши дети — заинтересованы, чтобы восторжествовала правда?!

Я подготовила доклад по «Новому величию». Конкретный. Наверное, такой, какой должен был увидеть наш президент. Потому что то, что он говорил на СПЧ…Он сказал, что в этом деле было нарезное оружие и гранаты. Как-то так он сказал. Но в нашем деле нет никакого оружия вообще. С мая у нас проходят суды, уже опрашивался этот провокатор. Он даже не пытается скрыть, что это дело — его рук дело. И он говорит, «то, что я говорил — это все были шутки, а то, что говорили ребята — это правда». Получается, дело сделано на словах человека, который являлся настоящим провокатором. И он даже это не скрывает.

Путин сказал на встрече с СПЧ — мол, люди могли не слушать провокатора и уйти. Что бы вы на это ответили?

Я бы просто показала заверенную нотариально переписку моей дочери с этим человеком, где он всячески не дает ей уйти. Она два раза пыталась выйти. Они были за честные выборы, хотели идти наблюдателями, на тот момент это было самое главное. Но он же всячески их подначивал под какие-то действия. Они ведь никогда нигде не повелись, нигде! И даже когда он произносил какие-то такие речи, это воспринималось как шутка, посмеялись и все. Как обычно у молодежи, кто-то что-то ляпнул, они посмеялись, ну и все. Может быть, он и хотел от них получить что-то большее, но, поняв, что они вообще не хотят ничего и не ведутся ни на что, ну вот, что было, то слепил. Вроде, уже такая работа проделана немаленькая, вот он их и слепил по экстремизму. У нас приходил эксперт, который рассказывал, какие конкретно методы применял этот провокатор, пытаясь удержать Аню и не дать ей уйти, именно с точки зрения специалиста. Это очень известный лингвист, у нее более 20 лет стажа работы, ее заслушал судья, прокурор и все мы, конечно же.

Как вы думаете, слова Путина, сказанные на встрече с СПЧ, могут повлиять на приговор?

Очень страшно. Страшно, что это может повлиять именно в таком ракурсе, в котором заявил наш президент. Я совершенно точно понимаю, что его либо преднамеренно ввели в заблуждение, либо он просто что-то сам перепутал.

Судебное расследование, на ваш взгляд, идет пока объективно?

Мне кажется, само расследование идет объективно, но страшно, что не будет ничего зависеть ни от прокурора, ни от судьи, а будет зависеть от какого-то звонка или бумаги, распоряжения, где просто скажут: нужно сделать так.

Где сейчас Константин Котов, осужденный в рамках московского дела по «дадинской» статье? Мы знаем, что недавно он стал вашим зятем?

Он сейчас в городе Покров, ИК-2, он вчера вышел из карантина, его должны были уже определить в отряд. Мы завтра с папой его едем, попробуем передать передачку. В принципе, вроде, все в порядке, к нему во вторник ездила адвокат Маша Эйсмонт. Конечно, он очень устал после этапа самого. На первой встрече, когда его только довезли, он был достаточно уставший, изможденный, без настроения. В следующий раз, когда Маша приехала через неделю, немножко повеселее. Бодрости духа он не теряет, он у нас молодец. Единственное, что печалит, когда думаешь об этом — Аня же не может просто сесть и поехать к нему. Она находится на домашнем аресте, и, чтобы получить разрешение, нам нужно сначала взять справку из колонии, что Костя там находится и потом попробовать, может быть, судья разрешил бы. Я не могу ничего прогнозировать, не знаю. Они виделись в СИЗО один раз, это было перед тем, как его этапировали, они ходили с папой на свидание. Один раз давали разрешение, она Костю видела. Но Аня на домашнем аресте, ей вот сегодня вызывали скорую помощь, ей было очень плохо, и сегодня было отменено заседание судебное, потому что со вчерашнего дня ей совсем прямо плохо было. А пойти в поликлинику к врачу завтра, если ей вдруг станет получше, мы не можем, потому что нам нужно в любом случае разрешение от судьи. Без этого разрешения мы выходить из дома не можем, только с часу до трех во время прогулки.

Как дела у тех, кто все еще находится в СИЗО по делу «Нового величия»?

Это Руслан Костыленков, Петр Карамзин, Дима Полетаев и Слава Крюков. Как у них сейчас… Ну, знаете как? Дима Полетаев — ему тяжело, он как-то совсем приуныл, устал, видно даже, когда там находишься, в зале заседания, тяжело ему. Такой — совсем уже без настроения. Слава Крюков и Руслан Костыленков более ли менее, даже иногда улыбаются. Петр Карамзин — он тоже более ли менее нормально. Мы со всеми ребятами переписываемся, я всегда их поддерживаю. Сейчас самое страшное, что все заседания и весь путь в суд и везде их держат в наручниках. Из-за того, что Руслан и Слава порезали себе вены, после этого их стали держать в наручниках. И как раз это, наверное, самое неприятное, потому что когда суды проходят очень долго, они все это время находятся в наручниках. Для меня это все называется пытки самые настоящие.

***

10 декабря на встрече с членами СПЧ Владимир Путин заявил, что поручит прокуратуре вновь разобраться с делом «Нового величия». Он также сообщил членам совета, что ему представили доклад, согласно которому члены этой организации планировали свержение конституционного строя и запасались оружием. На этой же встрече президент, комментируя московское дело, подчеркнул, что, если не наказывать тех, кто кидает в полицейских бумажные стаканчики, потом они «начнут стрелять и громить магазины».

После этого заседания в СМИ появились сообщения о том, что новый глава СПЧ Валерий Фадеев не стал представлять президенту доклад Николая Сванидзе, посвященный, в частности, московским протестам и последовавшим за ними преследованиям активистов. Фадеев в ответ на эти публикации сообщил, что доклад будет представлен Путину «в установленном порядке», но сначала он будет «тщательно рассматриваться и дорабатываться». Когда именно Путин увидит доклад, Фадеев не уточнил.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.