Коронавирус и нефть: что будет с рублем?

Министры энергетики Саудовской Аравии и России на встрече в Вене 6 декабря 2019 г.
Министры энергетики Саудовской Аравии и России на встрече в Вене 6 декабря 2019 г. REUTERS/Leonhard Foeger/File Photo

Неделя началась с обвала цен на нефть, падения мировых рынков и курса российского рубля. Произошло это после того, как сорвались переговоры России и ОПЕК о сокращении объемов нефти. Москва не захотела еще больше снижать объемы добычи, так называемая сделка ОПЕК+ прекратила действовать.

Реклама

Почему Россия на это пошла?

Есть три версии. Одна геополитическая: Москва не хочет отдавать рынок американцам, которые сделали ставку на сланцевую нефть. Себестоимость добычи последней выше. И при дешевой нефти американские сланцевые компании разорятся. Эту идею продвигает Роснефть. Пресс-секретарь компании Михаил Леонтьев заявил ТАСС, что сделка с ОПЕК была невыгодна России: «Все объемы нефти, которые выбывали в результате неоднократного продления соглашения ОПЕК+, полностью и достаточно быстро замещались на мировом рынке объемами американской сланцевой нефти». К такому развитию событий другие игроки рынка готовы не были. По крайней мере, после срыва сделки ОПЕК+ совладелец Лукойла Леонид Федун сказал The Bell «Пока я в легком шоке».

По второй версии происходящее выгодно в первую очередь Роснефти, но так ли уж выгодно, задается вопросом управляющий директор УК «Агидель» Виктор Тунёв:

«Неужели ради того, чтобы одна Роснефть увеличила добычу на 0,3 млн баррелей в сутки (3% российской добычи), но вся страна потеряла до $100 млрд в год или 30–40% снижения цены?! Аргументы, что Россия борется за долю рынка и пытается выдавить с рынка американские сланцы, экономически не обоснованы. Даже с позиций конкретной компании и амбиций ее менеджмента — прибыли существенно сократятся. Но, кто его знает, может там готовится новая сделка с катарским фондом по привлекательным ценам».

И третья версия: нефть всё равно бы подешевела, Россия лишь выбрала более болезненный, но менее опасный в долгосрочной перспективе сценарий.

«Цены на нефть всё равно упали бы — из-за коронавируса: когда целые страны оказываются в карантине, нефть просто не нужна реальному сектору в прежних объемах, а для спекулянтов цена была слишком высокая», — считает независимый финансовый аналитик Юлия Бушуева. «Растянутая во времени коррекция позволила бы лучше подготовится другим участникам рынка, теперь же часть из них будет вынуждена снизить добычу и капвложения».

Колумнист Bloomberg Лиам Дэннинг считает, что Россия в этой ситуации права. Сделке ОПЕК+ уже три года, и результаты постоянного сокращения объемов нефти неоднозначные. Саудовская Аравия — лидер картеля — потеснить с рынка Россию и США, но в итоге доля ОПЕК лишь упала до рекордного в этом веке уровня.

Себестоимость добычи в Саудовской Аравии существенно ниже, чем в России. Но и экономика больше зависит от цен на нефть. В обеих странах есть и политические проблемы. В России — битва за Конституцию и сменяемость/несменяемость власти. В Саудовской Аравии — война за трон. За сутки до срыва сделки ОПЕК+ источники Wall Street Journal сообщили, что по приказу наследного принца Мохаммеда бен Салмана были арестованы два других претендента на престол. Но пока цены диктует Саудовская Аравия. «Дно определяет Саудовская Аравия сейчас. Рубль способен удержать только Банк России или возобновление переговоров ОПЕК+. Без дополнительных интервенций при снижении нефти до 25 курс USD может дойти до 90+ рублей», — считает управляющий директор УК «Агидель» Виктор Тунёв.

Чего ждать?

Goldman Sachs предрекает падение цен вплоть до $20 за баррель, но в следующем году они вернутся на уровень $40–60 за баррель. Впрочем до следующего года остается еще девять месяцев. Падение цен на нефть вкупе с коронавирусом могут спровоцировать глобальный финансовый кризис, считает независимый финансовый аналитик Юлия Бушуева. Цепочка поставок товаров нарушена. В том, что мировая экономика замедлится сомнений нет, вопрос лишь насколько. Коррекция на рынке началась еще до провала переговоров России и ОПЕК, но теперь продажи носят панический характер. Впереди — усиление эпидемии в развитых странах, включая США, а значит, паника продолжится. Дефолты и рецессия могут привести к тому, что банки и фонды перестанут перекредитовывать даже более устойчивых игроков, как это было в 2008 году, и это усилит негативный эффект на экономику.

Российским нефтяным компаниям падение цен на нефть обошлось в 1,6 триллионов рублей (КУРС) — на столько упала их капитализация во вторник, подсчитал РБК. На открытии торгов за доллар давали уже 72 рубля 99 копеек. Директор Финансового центра СКОЛКОВО-РЭШ Олег Шибанов говорит, что если динамика нефти будет такой, как предсказывает Goldman Sachs, то курс может упасть до 85 рублей за доллар, но потом российская валюта укрепится. В целом,  по его словам, «динамика рубля уже почти равновесная».

«При текущей цене на нефть российский Минфин будет продавать валюту из ФНБ, поэтому повышение курса за 100 рублей за доллар малореально. Российская экономика, скорее всего, затормозится ещё сильнее, чем было бы без падения цен на нефть. По оценке ОЭСР от 2 марта, рост в России мог быть порядка 1,2%, а теперь окажется на уровне ниже 1% в 2019 году. В 2020 вероятен более существенный рост, но за оба года едва ли мы увидим существенный рост зарплат и реальных доходов», — считает О. Шибанов.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями