«Я прекрасно понимаю, почему истерика у людей». Что теперь ждет малый и средний бизнес

Матрешка в маске в сувенирном магазине в Москве
Матрешка в маске в сувенирном магазине в Москве REUTERS - Evgenia Novozhenina

20 % предпринимателей в России планируют в условиях кризиса сократить зарплаты своим сотрудникам — таковы итоги опроса Центра стратегических разработок.

Реклама

Этот опрос был проведен с 19 по 22 марта, когда в России ситуация с коронавирусом была относительно благополучной, а с момента обрушения рубля прошла всего неделя. Уже тогда подавляющее большинство опрошенных было крайне обеспокоено падением курса рубля и нефтяных котировок и распространением вируса.

О том, что представители малого и среднего бизнеса думают о предложениях Владимира Путина о мерах по борьбе с кризисом и поддержке предпринимателей — в материале RFI.

У Яны Гуськовой собственное проектное бюро в Тюмени, штат небольшой. Ее заказчики — представители малого и среднего бизнеса, те, кто строят небольшие объекты, делают перепланировки и реконструкции нежилых помещений и строений. Это, по словам Яны, могут быть стоматологии, небольшие ресторанчики, магазины и ряд других объектов. То есть, те, кто по мнению Яны, непременно пострадает в результате кризиса. И она понимает: ее проектное бюро кризис заденет через клиентов — если они начнут закрываться, и она останется без работы.

Яна Гуськова:

Первые дни, когда у нас началось снижение по заказам — это как раз дни, когда упал рубль. Но сейчас, в преддверии карантина, когда мы не сможем контактировать с клиентами, заключать договоры, получать денежные средства, тут, я боюсь, на первое место выйдет именно проблема вируса.

Есть ли у вас какой-то запас прочности, чтобы пока продержаться?

Поскольку у нас достаточно длительная работа, не день, не два мы выполняем заказы, сейчас мы работой обеспечены за счет того, что у нас было много заказов до всех этих проблем. Но у нас уже есть несколько заказчиков, с которыми были предварительные обсуждения, проект договора мы обсуждали, но в последние неделю-полторы, они нам честно сказали, что в связи со сложившейся ситуацией эти проекты приостанавливают. То есть, несколько заказчиков у нас заморожены. Особенно активность физлиц на какие-то небольшие услуги — она сократилась процентов на 80.

Как вы думаете, что будет дальше с вашим бизнесом?

Все будет зависеть от того, как будет развивается ситуация. Если мы уходим на карантин на неделю, а потом выходим на работу, и плюс, если будет отыгран рубль, в чем я, конечно, сомневаюсь, то мы с каким-то упадком в процентов 20–25–30 за месяц, может быть, мы останемся все-таки в плюсе. Но если это будет длительная ситуация, даже если 3–4 недели, тогда это будет еще и отложенный результат. То есть, даже когда закончится карантин, и если цены на нефть не восстановятся, у людей просто денег не будет, и я думаю, что мы можем значительно потерять. Мы обсуждали с коллегами, подобными нам организациями, пока мы ожидаем большого падения, к лету.

На ваш взгляд, той «нерабочей недели», которую объявили российские власти достаточно, чтобы сдержать распространение вируса?

Я считаю, это полумеры. Если уж правительство пошло на то, что мы фактически вынуждены ограничивать нашу деятельность, давайте мы скажем честно: у нас карантин, чрезвычайная ситуация. Сидите дома! Все должны сидеть дома, не только люди старше 65 лет. Потому что нерабочая неделя, оплаченная нами, работодателями, малыми и средними предприятиями – нам не компенсирует государство эту зарплату, которую мы должны сохранить — так давайте она пойдет хотя бы на благо всем нам. Давайте мы будем дома, замедлим распространение вируса и, может быть, выйдем из этой ситуации с минимальными потерями. Ну, а сейчас получается, что ребятам просто объявили недельные каникулы. И я вижу, что очень многие относятся к коронавирусу легкомысленно. «Это обычный грипп! Почему закрыли Европу? Это заговор, у нас такого нет». Люди не носят маски, ну, ладно, масок нет. Люди не соблюдают какую-то дистанцию, в магазинах, в общественных местах. И я боюсь, что закроются кинотеатры —  люди начнут ходить в гости. В Италии так и было, и вы знаете, чем все закончилось. Пусть бы эта речь была пугающей, но она должна была быть жесткой.

Какова вероятность, на ваш взгляд, того, что через неделю ограничения снимут?

К сожалению, я думаю, что это не закончится через неделю, но я очень хочу ошибиться, очень.

Как вам речь Путина и его предложения по поддержке бизнеса?

Насколько я помню, там было примерно четыре позиции. Это снижение социальных выплат, которые мы выплачиваем в фонды социального страхования с зарплаты – с 30 до 15 %. Что-то говорилось не о налоговых каникулах, а об отсрочке, это две большие разницы! Что-то о том, что нельзя признать банкротом в период…опять-таки, в какой период? Что-то говорилось о кредитах, по-моему, о каникулах. Вообще, снижение с 30 до 15 % — это здравая идея. Мы сейчас с каждой зарплаты платим больше 40 % взносов. То есть, может быть, 13 % НДФЛ у нас и самый низкий в Европе, но в результате  мы с каждой зарплаты платим больше 40 процентов. Но, кстати, это будет распространяться только на тех, кто платит больше МРОТ, а у меня, например, есть работники, которые работают полдня. Если я плачу им половину МРОТ, мы, соответственно, уже не освобождаемся от выплаты. Но в «мирное» время мы бы были в любом случае этому рады, пусть даже с МРОТ. Но сейчас мы обсуждали, что платим достаточно большую сумму налогов на зарплату ежемесячно. Но даже если будет отсрочка, что изменится-то через полгода? У нас еще меньше денег будет. Конечно, надо вводить чрезвычайную ситуацию, пока не закончится этот кризис с карантином. И освобождать предпринимателей в принципе от выплаты налогов. Освобождать! Это должны быть каникулы, а не отсрочка! То же самое с кредитами, потому что это важно и для граждан, и для индивидуальных предпринимателей, и для юрлиц. Вот, у меня есть знакомый предприниматель, он держит сеть мини-гостиниц, посуточно. Люди перестали ездить в Тюмень, перестали перемещаться, у него стоят все номера. У него ипотека, он платит огромные деньги, и ему платить не с чего, уже тяжело. Конечно, должно быть освобождение, именно каникулы, и от уплаты процентов, и от основного долга на период чрезвычайной ситуации. Я думаю, что пострадают все одинаково, просто кого-то срубит сразу, а кого-то постепенно, потому что у людей просто не будет денег, и они не будут у нас ничего заказывать. Кризис и так назревал, и так у людей снижались доходы, даже без падения рубля, с учетом падения рубля и теперь эта пандемией — это все очень угрожает нашей работе.

По-вашему, насколько справедливо заставлять работодателей платить во время простоя зарплату из своего кармана?

Это абсолютно несправедливо. И даже если будет принято решение, оно напрашивается, что будет компенсация и бюджетным, и частным организациям, но я думаю о тех, кто платит серую зарплату. Кстати, платят серую именно потому что им тяжело выплачивать эти 40 %, они бы с удовольствием платили белую, но выплачивать еще 40 % с них взносы — это очень тяжело.

И все же, что будет, если «нерабочую неделю» продлят? Ведь по-вашему, такое может быть?

Такое может быть. Если не предпримут каких-то мер, хотя бы не пообещают нам, что в дальнейшем что-то компенсируют…хотя, все эти компенсации сложно получить, это надо 10 раз доказать, что у тебя столько работников, и они действительно у тебя не работали. Как я докажу? А может, они у вас на удаленке работали? А может, они вообще у вас в офисе сидели, мы же не заходили, не проверяли! Вот этого мы боимся. Кто бы что ни говорил, особенно в небольших организациях, будет сокращение штата. И будет огромный всплеск безработицы. Я прекрасно понимаю, почему истерика у людей, мы работаем 11 лет, и тут даже не «никогда такого не было, и вот опять», а действительно никогда такого не было. 

На фоне предпринимательских опасений оказаться без средств и клиентов, в сети начали создавать проекты помощи малому и среднему бизнесу. Один из них называется «После карантина», у него уже есть Телеграм-канал и аккаунт в Инстаграм, а скоро будет и собственный сайт. Об идее RFI рассказала одна из участниц проекта Ксения Вахрушева. 

Ксения Вахрушева:

Началось все с поста на Фейсбуке, один мой коллега, журналист и студент, запостил у себя на страничке информацию: коллеги, кажется, мы в довольно кризисной и стрессовой ситуации, и мы все знаем, что мы ходим в одни места, в одни бары и пьем кофе в одних кофейнях, может быть, нам стоит подумать, о том, как мы им можем помочь? И в комменты тоже пришли наши коллеги-журналисты, наши однокурсники, активисты, собрался чатик, и мы просто придумали название, наши коллеги быстро сделали дизайн. В чате есть коллеги из Москвы, Питера, кажется, из Казани кто-то есть, очень разных профессий. И мы планируем выбрать несколько проектов, более адресно курировать и как-то помогать им. Основная наша цель — в том, чтобы медийно помочь тем, кто сейчас находится в кризисе, финансовом, медийном и эмоциональном, потому что у нас довольно разношерстное сообщество, и у всех очень много разных медийных контактов, мы можем обеспечить хорошую медийную поддержку и рассказать о том, что существует такая проблема. Чтобы, когда карантин закончится, мы могли бы вернуться туда, и все было бы, как раньше. Если мы выйдем в медийное поле с этой проблемой, то, возможно, так же удастся привлечь и какие-то государственные аппараты к этой проблеме, и вдруг случится так, что на малый бизнес все-таки обратят внимание.

Сколько людей к вам уже обратились?

У нас уже больше 150 заявок, мы пока не можем найти ресурсов их разобрать, сейчас занимаемся версткой сайта. Думаю, на днях мы его анонсируем. Есть заявки из Москвы, Питера, Казани, Томска, Омска, Новосибирска, с юга, есть даже несколько заявок из-за границы, по-моему, от русских экспатов. В основном, конечно, это проблема финансирования. Почти все пишут о том, что чувствуют ответственность перед людьми, с которыми они работают. Перед своими сотрудниками, перед своей командой. И мне кажется, это очень хорошо говорит о людях, которые делают подобные небольшие проекты. Также пишут о том, что закрываются производства, просто перестают приходить люди, и, так или иначе, это заканчивается финансовыми проблемами.

Из какого сегмента, в основном, пишут?

В основном, это еда, напитки. Иногда появляются сервисы доставок, есть несколько десятков заявок от людей, которые занимаются организацией танцевальных или фитнес-студий, танцевальных школ, студий детского развития. Пишут небольшие художественные мастерские, галереи, которые тоже теряют какие-то свои ресурсы. Пишут разные чайные, кофейные, фотографы даже обращаются.

Кто-то запомнился особенно?

Нам написали сотрудники Жостовской фабрики, которые находятся в поселке Жостово под Москвой. Это завод, который уже почти 200 лет занимается жостовской росписью, это традиционный промысел. Они единственные или одни из немногих, кто продолжает до сих пор развивать и сохранять этот художественный промысел, и вот они написали нам, что опасаются, что им нечем будет платить аренду и зарплаты, что в этом году у них 195-летие промысла, и они очень много вложили в выставки и праздничные мероприятия, но все отменилось. Просят распространить информацию о том, что их можно поддержать, купив их продукцию. И пока, наверное, это самый трогательный для нас, искренний кейс, потому что я, по крайней мере, не ожидала, что такие организации могут обратиться к низовым инициативам. Мне казалось, что они могли бы и должны бы получать государственную поддержку. Но оказалось, они тоже в большом упадке, и нам хочется придумать для них что-то особенное. 

По мнению главы Всероссийского движения «За честный рынок» Ильи Хандрикова, нынешний кризис может уничтожить две трети сегмента среднего и малого бизнеса в России.

Илья Хандриков:

Опыт кризиса 2008-2010 годов, когда мне пришлось за копейки продать предприятие, подсказывает, что государство, заявляя всяческую поддержку, не оказывает ее. Если во многих странах в кризис реально государство в лице президента, правительства создает максимальные условия для поддержки бизнеса, то в нашей стране этого нет. Что-то решили отсрочить, какие-то выплаты. А вообще, интересно, доживут ли предприятия до того дня, когда закончится карантин, и наступит светлое будущее? К сожалению, большинство моих коллег-предпринимателей очень критично реагируют на все предложенные заявленные моменты в обращении Путина. Очень хотят доверять, но доверять не могут. Просто уже исторически сложилось, что предприниматель у нас в стране, особенно малый и средний, не рассматривается как опора государства — то, что существует во всем мире. Все общение, которое у меня было с коллегами — ни одного не было оптимистичного взгляда. Во-первых, напуганы абсолютно все, зарплату людям надо платить, платить не из чего, жирку не было. Государство наше, в отличие от своих фондов, накопленных колоссальных валютных ресурсов, такой шанс не давало малым и средним компаниям. Поэтому в условиях, когда нет жира, как говорят, «пока толстый сохнет, худой сдохнет». Вот тот самый пример, когда крупные компании — это толстые, а малые и средние компании — это как раз худые. И поэтому в этой ситуации нет наличных денег. Есть еще один фактор. У нас ведь большая часть бизнесов принадлежит силовикам, депутатам, олигархам, и поэтому все, кто их обслуживает, еще на рынке держится. А в принципе бизнес уже давно протягивал ноги. Но просто коронавирус — по сути, это смертный приговор для большинства компаний.

Как думаете, сколько малых и средних компаний могут уйти с рынка из-за кризиса?

Торгово-промышленная палата выступила с заявлением, что половина компаний не переживут этот кризис. Я думаю, что две трети. И это самый оптимистичный прогноз. Большая часть уже сейчас почти не дышит. А что будет через месяц? Я думаю, что очень печальная картина будет уже через месяц.   

Напомним, следующая неделя объявлена в России нерабочей. Закрыты многие торговые и развлекательные предприятия, офисы, производственные компании. Тем не менее, гражданам никто не запрещает свободно передвигаться и встречаться друг с другом. В этой связи ведущие российские экономисты потребовали ввести жёсткий карантин в России, чтобы не допустить дальнейшего распространения коронавируса. Их заявление опубликовано на странице одного из авторов — профессора НИУ ВШЭ и Чикагского университета Константина Сонина в Facebook.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями