Перейти к основному контенту

«Люди застряли без денег и без еды»: как живут россияне, которых не вывезли из Индии

Евгений Пешков у ворот российского консульства в Мумбаи
Евгений Пешков у ворот российского консульства в Мумбаи © Евгений Пешков

Российские власти в субботу, 4 апреля, объявили о приостановке «вывозных» рейсов из-за рубежа, на которых десятки тысяч человек хотели вернуться домой. Когда они возобновятся в полном объеме, неясно. Граждане России, которые не успели покинуть Индию, оказались в опасном положении: иностранцев там не селят в гостиницы, а население считает их носителями инфекции. Художник Джон Пешков, который застрял в Мумбаи, рассказал RFI об отсутствии содействия и том, как россиянам самим приходится помогать друг другу в Индии.

Реклама

Джон Пешков: Мы путешествовали всю зиму и должны были вернуться в Россию 26 марта, но за неделю до этого Индия закрыла регулярное международное авиасообщение. Как только мы узнали о прекращении полетов, то позвонили на горячую линию «Аэрофлота». Там нам не подтвердили отмену нашего рейса и сказали, что поменять билеты и улететь раньше нельзя.

Мы решили срочно купить новые авиабилеты на более ранние даты — они резко дорожали, буквально на глазах. В два с половиной, в три раза стали дороже. Причем для того, чтобы выбраться, мы купили не прямые, а транзитные рейсы. Сначала мы должны были доехать до Гоа и прилететь в Мумбаи, потом вылететь в Дубай, а уже из Дубая «Аэрофлотом» — в Москву.

Мы полетели до Мумбаи, но там нам сказали, что Дубай закрыл авиасообщение, а наш рейс отменен. Как оказалось, когда мы покупали билеты, он уже был отменен — просто посредник продавал билеты на рейс, которого больше не было, которого не существовало. Оказалось, так делали многие посредники.

Мы прилетели 21 марта ночью в Мумбаи и до утра скандалили с авиакомпанией. Какие-то рейсы были, но на них могли попасть только дипломаты. Мы долго пытались попасть на эти рейсы, ведь мы только что купили дополнительные билеты и у нас начались трудности с деньгами.

В Мумбаи уже не ходил общественный транспорт — мы такого не ожидали, ведь приехали из деревни, где все работало. В гостиницы уже не селили иностранцев. Тогда мы решили поехать на такси в консульство, думали, что они могли нам как-то помочь.

В консульство мы приехали в семь утра и позвонили в дверь. Нам сказали — ждите дежурного дипломата, он сейчас выйдет. Мы прождали три с половиной часа, сидели у ворот на земле.

Потом к нам вышел третий секретарь консульства и длинной, витиеватой речью объяснил, что нам не могут помочь. Он вынес распечатанную памятку о том, куда писать, куда звонить и в какой список себя нужно вписать.

В итоге за пару недель мы заполнили 30 разных списков. То консульство, то посольство, то МИД, то «Госуслуги». Каждый день предлагает заполнить какой-то новый список. Ощущение, что они имитируют деятельность, чтобы люди меньше волновались. Списки тех, кто тут застрял, списки на помощь, списки на вылет… Списки тут всем надоели уже, если честно. При этом никакой помощи мы так и не получили.

После поездки в консульство мы на такси доехали до самого центра города, где находятся многие гостиницы. Но мы столкнулись с тем, что нас никто не хочет селить. Мы бродили 2–3 часа, и в итоге уговорили одну гостиницу взять нас на день-два. Нас пустили по завышенной цене скрипя сердце. Мы понимали, что больше там не сможем остаться из-за финансов.

Мы стали искать помощь, и русская жительница Мумбаи Екатерина, муж которой — гражданин Индии, решила нас приютить. Уже 12 дней мы живем тут.

Мы собрали в Facebook всех, кто застрял в Мумбаи. Получилось около 40 человек. Одна их девушек, у которой знакомые работают в Консульстве, рассказала, что всего дипломаты получили заявки от 100 человек в Мумбаи. В Индии, по моей информации, осталось около 10 тысяч человек. (В МИД России Международному французскому радио рассказали, что всего из-за рубежа хотят вернуться порядка 30 тысяч человек — RFI)

Мы начали собирать данные, писать коллективные письма, чтобы как-то заявить о себе. Консульство ничего не делает, нас даже внутрь здания не пустили. Для того, чтобы на нас обратили внимание, мы записали видео. Мы бы хотели, чтобы организовали автобус в Дели, откуда периодически летают самолеты (в полночь 4 апреля Россия приостановила вывоз своих граждан из-за рубежа. Когда возобновятся полеты, неизвестно, а план вывоза должны представить 6 апреля — RFI). Там у посольства есть возможность получать информацию, контактировать с кем-то и дождаться рейса. Тем более что у нас есть билеты «Аэрофлота», которые можно обменять, хотя удается это не всем.

Сейчас мы находимся в Мумбаи и не выходим из квартиры. Не хотим подставить семью, которая нас приютила: тут хороший район, и соседи могут начать волноваться. Держим связь со всеми в Facebook. У нас сейчас условия хорошие — но есть некоторые, кто застрял без денег, без еды. Многие приехали в Мумбаи работать на съемках в Болливуде в массовке и остались без средств к существованию. Одного даже выгнали из гостиницы — правда, полиция встретила его на улице, привела в ту же гостиницу и запретила его выселять.

Тем, кому нужна была срочная материальная помощь, мы собирали деньги. Небольшие суммы, но отправили. Подключился один журналист из Мумбаи, который помог с доставкой еды.

Ни мы, ни наши знакомые пока материальной помощи не получили. Изначально нам обещали единоразовую выплату в 20 тысяч рублей. Потом оказалось, что платить будут определенную сумму в день, причем начиная с дня обратного рейса.

Весь город оцеплен, въезд в город оцеплен. Иногда не могут ввести даже продукты в город. Хозяин квартиры, где мы живем, выезжает за продуктами раз в два-три дня, и иногда говорит — сегодня ничего не привезли, все грузовики застряли на въезде в Мумбаи.

Индийцы очень беспокоятся. Вирус уже проник в трущобы, где живет очень много людей. Они оцеплены, оттуда не выпускают никого. Полицию и медиков туда не пускают сами жители. Их встречают камнями — там свои порядки, свои законы.

По улице Мумбаи, на которую выходят наши окна, иногда ходят люди. Хотя мы видим, что часть индийцев предпочитает заниматься спортом на крышах домов. Но город опустел.

Мы морально готовы к тому, что как только вернемся домой, нас поместят на жесткий карантин. Хотя еще неделю назад всех просто отпускали по домам. Мы готовы даже полететь не в Москву — говорят, могут организовать вылет в Екатеринбург, — и попасть на карантин там в больницу.

Мы художники, нам хочется в Россию, чтобы начать работать. Мы тут без материалов. И сейчас мир и Россия так меняются, что наша задача — отражать это в творчестве.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.