Перейти к основному контенту

«Граждане отдыхающие, в городе Одесса холера» — эпидемия холеры в СССР полвека назад

Одесса летом 1970 года.
Одесса летом 1970 года. © jurashz.livejournal.com

Летом 1970 года в Одессе и ряде других советских городов произошла вспышка холеры. Ее называют одной из самых известных эпидемий в СССР. Холера в Одессе стала частью местного фольклора. Как шутил Михаил Жванецкий, «в городе стало так чисто, что можно было лежать на асфальте в белой сорочке». Это третья история в серии материалов о забытых эпидемиях XX века, которую публикует RFI.

Реклама

«Граждане отдыхающие, в городе Одесса холера. Срочно уезжайте из города», — доносилось из громкоговорителей на одесских пляжах в августе 1970 года. Отдыхающие бежали к кассам дальнего следования и массово покидали черноморский курорт, разнося инфекцию по другим населенным пунктам. 

С таким же громкоговорителем ходили в августе 1970 по общественным пляжам Ялты местные чиновники во главе с первым секретарем горкома партии и призывали отдыхающих срочно уезжать. Так называемые «неорганизованные отдыхающие», то есть приехавшие в Крым не по путевкам, тоже в спешке покидали полуостров.

Хотя советская пресса и молчала об эпидемии холеры, скрыть ее от общества — как вспышку черной оспы в Москве за десять лет до этого — было уже невозможно. Слишком большая территория была охвачена эпидемией, причем в разгар курортного сезона. Кроме того, в отличие от России, где по-прежнему засекречены архивы КГБ, Украина эти документы частично рассекретила. Поэтому рапорты и сообщения спецслужб об эпидемии сегодня находятся в открытом доступе.

Первыми очагами заражения на территории СССР в июле 1970 года стали Батуми и Астраханская область. В статье под названием «Закономерности распространения холеры в бассейне Волги в 1970-1973 годах» для издания «Проблемы особо опасных инфекций» отмечается, что холера попала в Астраханскую область морским транспортом из Ирана, где в мае 1970 года была зарегистрирована вспышка заболевания. «До начала эпидемии все суда пассажирского и грузового флота сбрасывали в Волгу балластные и хозяйственно-фекальные воды из цистерн без очистки и обеззараживания», — говорится в материале.

В этой же статье отмечается, что седьмая пандемия холеры проникла в СССР именно через Астраханскую область. Ее началом специалисты называют 1961 год — тогда вспышка холеры произошла в Южной Азии, откуда передалась на север, в Китай, Южную Корею и Филиппины, потом в Таиланд, Камбоджу, Вьетнам и Бирму и позднее «историческими путями» распространилась на запад через Пакистан, Афганистан, Иран и Ирак. 

Первым заболевшим в Одессе стал сторож полей орошения совхоза им. Кирова Федор Лютиков. Как пишет одесский историк Дмитрий Урсу, 57-летнего мужчину (в специальном сообщении ЦК Компартии Украины указывается, что ему было 56 лет. — RFI) доставили в местную инфекционную больницу на «скорой» 3 августа 1970 года с подозрением на острый энтероколит. В тот же вечер пациент скончался. Лабораторный анализ подтвердил у Лютикова холеру.

«Можно без всякого преувеличения сказать, что ночь с 3 на 4 августа 1970 года многим одесским начальникам запомнилась на всю жизнь, —рассказывает Урсу. — Уже в полпервого ночи заработал противоэпидемический штаб очага, вскоре в его распоряжение прибыла рота солдат внутренних войск для оцепления инфекционной больницы, штаба и других учреждений. (…) Ночью и в первую половину дня 4 августа были развернуты госпитали для больных и отдельно — для подозреваемых (провизорский), изолятор для контактных. На Пересыпь и в район Хаджибеевской дороги направилась бригада врачей инфекционистов для подворных обходов».

Начиная с 5 августа больные холерой стали поступать в больницу ежедневно, а 6 августа Одессу объявили неблагополучным городом и ввели карантин. Это означало, что город можно покинуть «только после обсервации в специальных медицинских учреждениях». Обсерваторы устраивали в школах, техникумах, пансионатах, пионерских лагерях и даже на круизных лайнерах.

Как рассказывает кинорежиссер Владимир Фокин, лайнеры «Шота Руставели» и «Тарас Шевченко» в тот август были «под завяз набиты задержанными в городе туристами». Всего, как пишет также ставший свидетелем этих событий профессор Владимир Попов, для обсервации на зараженной территории было использовано 19 морских судов, 23 морских теплохода и 36 поездов.

7 августа 1970 первый случай смерти от холеры был зарегистрирован в Керчи. Там жертвой инфекции тоже стал сторож — 73-летний охранник морского причала, предположительно заразившийся холерой от батумских рыбаков. Еще через три дня, 10 августа, Керчь закрыли на карантин. 

В Одессе милиция эвакуировала курортников с побережья из прилегающих к городу сел. Как рассказывает Урсу, тысячи отдыхающих бросились в панике к Одессе: «Началось повальное бегство приезжих: в аэропорту, на вокзале люди штурмовали самолеты и поезда. У всех на устах было пугающее слово холера, хотя местные власти в речах, по местному радио и в прессе твердили о неких острых кишечных заболеваниях (ОКЗ). Эта грубая ложь, впрочем, никого не могла успокоить». Попов отмечает, что из города «за короткий срок» выехали более 30 поездов и вылетели около 70 самолетов.

Медики и санитарные дружинники в составе 11 тысяч человек ежедневно обходили одесские дворы, проверяя состояние здоровья местных жителей. «При малейшей жалобе на жидкий стул подозрительного забирали в провизорский госпиталь, — пишет Дмитрий Урсу. — Кроме того, была проведена профилактическая вакцинация медработникам, персоналу аэропорта и плавсоставу ЧМП (Черноморское морское пароходство. — RFI), всего 5,5 тысяч человек. Остальному населению было решено ее не проводить по двум причинам — дороговизне и малой эффективности».

Параллельно на территории Крыма, где было огромное количество туристов-«дикарей», власти приняли решение организовать их досрочный выезд с полуострова. Отдыхающих эвакуировали поездами, самолетами и автобусами.

Как отмечает профессор Попов, в Астрахани с 25 июля по 25 сентября холерой заболели 927 человек. В Керчи с 7 августа по 24 сентября заболели 158 человек. В Одессе со 2 августа по 9 сентября — 126 человек, семь из них умерли. Дмитрий Урсу пишет со ссылкой на данные отдела особо опасных инфекций областной СЭС о 20 скончавшихся — 14 из них умерли в самом городе и еще шесть в области. Всего в СССР обсервацию прошли 180 тысяч человек.

19 августа во Всемирной организации здравоохранения заявили, что Западу не стоит опасаться эпидемии, «затронувшей СССР». Тем не менее в ВОЗ сообщили о создании «специального центра для отслеживания развития эпидемии и обеспечения необходимых профилактических мер в портах, аэропортах и на пограничных постах».

Французская переводчица Анн Колдефи-Фокар рассказывала в подкасте «Товарищ-иностранец» о том, как впервые студенткой в составе туристической группы приехала в СССР в 1970 году. Путешествие проходило по маршруту Ленинград-Москва-Киев. Она решила остаться в Советском Союзе еще на неделю и полететь в Батуми, но вместо этого оказалась в Сочи. Долгие препирательства с администрацией «Интуриста» ни к чему не привели. Юную студентку поставили перед фактом: «Не хотите в Сочи, поедете в Париж». С трудом ей удалось дозвониться до родителей во Францию, которые вздохнули с облегчением: «Как хорошо, что ты не в Батуми. Там эпидемия холеры». Во французских СМИ тогда много писали об эпидемии холеры в СССР, в Советском Союзе об этом не говорили ни слова. «Если бы мне сказали, что вам в Сочи, а не в Батуми, потому что там холера, я бы не скандалила», — смеется переводчица.

5 сентября 1970 года во французской Le Monde вышла заметка под названием «Тишина и паника в Москве». «Правда ли, что в 200 км от Москвы зафиксировано несколько случаев холеры? Иностранные техники и инженеры, работающие в СССР, итальянцы из Тольятти и французы из Куйбышева, ездят делать прививки в Москву? Сколько случаев холеры в Астрахани: 500 или 600? Правда ли, что жителям силовыми методами запрещают перемещаться из одного района в другой? — пересказывает слухи, которые поползли по Москве в эти дни среди живущих в России иностранцев, корреспондент издания. — Холера стала неисчерпаемым сюжетом для разговоров».

«За 28 копеек (то есть 1,72 франка) посольство Франции предлагает достаточную дозу вакцины… Затем нужно отправиться к американским или британским врачам для инъекции», — объясняет журналист. 

К началу сентября, когда вспышка холеры уже была почти побеждена, слово «холера» появилось и в советской прессе. В частности Le Monde цитирует газету «Известия», в которой в те дни впервые были упомянуты несколько смертельных случаев от холеры — их власти списали на халатность. «На сегодняшний день советские власти так и не назвали количество случаев заражения в стране и не назвали регионов, где это произошло, — отмечает французское издание. — Отсюда более или менее фантастические слухи, которые распространяются в Москве и других городах».

Эпидемия осталась в городских байках и анекдотах. «Холера в Одессе!.. В городе стало так чисто, что можно было лежать на асфальте в белой сорочке, — декламирует в одной из своих миниатюр Михаил Жванецкий. — На улицах появились растерянные такси с зелеными огоньками, чего не наблюдалось с 13-го года. И стаканы в забегаловках вымыты, и трубы все исправлены, и туалетики в порядке, и личики у всех чистые, и мы моем ручки до еды и после еды, и кипятим, и чистим, и пьем тетрациклин, и взаимно вежливы... Вся холера стоит той вежливости, которая появилась тогда в Одессе. А анализы, как они сближают…»

Сообщение о снятии карантина в Одессе можно найти в архивах The New York Times от 20 сентября 1970 года. Официально карантин в городе был отменен 16 сентября.

Первую часть серии о забытых эпидемиях XX века — историю о вспышке черной оспы в 1959 году в Москве — можно прочитать здесь.

Вторую часть — историю о вспышке бубонной чумы в 1920 году в Париже — можно прочитать здесь.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.