Внутри родной нелепой реальности. О сериале «Последний министр»

Ольга Сутулова и Ян Цапник в сериале «Последний министр»
Ольга Сутулова и Ян Цапник в сериале «Последний министр» © kinopoisk.ru

Выстрелив первыми десятью сериями, «Последний министр» взял тайм-аут до 25 мая. Потом выстрелит еще. Снятый специально для онлайн-платформы «Кинопоиска», этот сериал Романа Волобуева сразу с такой силой объединил всех в общем умилении, что потребовалась Зулейха, чтобы как-то всех опять развести.

Реклама

«Последний министр» снят в том жанре, какой давно выветрился с наших просторов, но в последнее время тихо-тихо, пока еще робко, но последовательно, начал вновь занимать теле- и онлайно-пространство, — в жанре политической сатиры. «Последний министр» — уже не первая попытка рассказать о наших политических реалиях вроде весело и безобидно, но с большой фигой в кармане. Мы уже видели «Домашний арест» Петра Буслова, до этого был «Год культуры» Тито Калатозишвили. С шутками и прибаутками зрителям рассказали и о классовом расслоении, и о коррумпированных чиновниках, и о гнилой вертикали. Правда, «Домашний арест» несколько перестарался по части реверансов в сторону ФСБ, но никто ведь и не обещал быть диссидентом. А если бы и обещал — то поди попробуй выполнить.

В «Последнем министре» мы становимся свидетелями приключений свеженазначенного министра перспективного планирования Евгения Тихомирова (Ян Цапник) взамен скончавшегося прямо на рабочем месте от осознания бессмысленности собственных деяний предшественника. У Тихомирова есть зам Нечаева (Ольга Сутулова) и небольшая команда бездельников: пиарщик Дударь (Алексей Золотовицкий), заместитель Викентьев (Сергей Епишев), практикантка Соня (Софья Лебедева), вечно беременная секретарша Инга (Анна Шепелева), аналитики Дина Скотч и Даша Луч (Дарья Носик и Екатерина Носик). Всей это полуинвалидной командой новый министр, которого назначили, потому что идиот и наконец сможет развалить никому не нужное министерство, пытается внедрять безумные идеи. Например, отменяет запрет мата, что вызывает шквал обсценной лексики даже в официальных теленовостях и приводит чуть ли не к развалу государства. Или  заказывает приложение для смартфонов, которое заказывает и привозит алкоголь после 23.00. Но алкомафия чуть не лишает жизни всех причастных, и проект приходится закрыть.

Местами и правда очень весело и смешно. И это главное. Мы истосковались даже не по сатире — политической и любой другой — мы истосковались по смеху вообще. Российский телевизор по-звериному серьезен. Всегда и во всем. Не улыбаются и не шутят ведущие —  не принято, да и чего улыбаться, когда все кругом так тревожно, правда? Сводки новостей даются тоном, трагизму которого позавидовал бы сам Левитан. Комедии в телеэфире сводятся к фильму Александрова «Весна» или —  как другая крайность — к убийственным комедиям Сарика Андреасяна. Смейтесь, граждане, на кухне в свободное от телевизора время.

Поэтому появление таких фильмов, как «Домашний арест», «Год культуры» или «Последний министр», — уже сама по себе хорошая тенденция. А возрождение политической сатиры если и не добавляет оптимизма в части политических ожиданий в стране, то хотя бы разнообразит теле- и онлайн-палитру. Впрочем, преувеличивать политическую смелость авторов сериала (сценаристы — Роман Волобуев и Елена Ванина) не надо — сатира в фильме вполне себе миролюбивая, а намеки на верхушку вертикали в виде неких «площади» и «набережной» с их непрозрачной деятельностью и  волюнтаристскими решениями смотрятся очень мило, но вовсе не безбашенно отважно.

В «Последнем министре» гораздо важнее другое — то, что он сделан по тем же качественным лекалам, по каким сделаны похожие западные сериалы вроде «Новостей» Аарона Соркина. Правда, авторы оказались все-таки спринтерами, а не стайерами — длинная дистанция не для них. Если первые две-три серии были действительно смешными, то к середине драматургический запад сценаристов несколько поутих. Действие начало пробуксовывать, сюжет все чаще принялся топтаться на месте, словно не зная, в какую сторону ему отправиться. История с исчезновением Викентьева и его неожиданным возвращением больше похожа на самые неудачные моменты в комедиях Гайдая, а некоторые сюжетные линии (вроде таинственно звонящего телефона на столе практикантки) и вовсе перегружают действие. К десятой серии, завершившей первый «транш» сериала, становится понятно, что иногда минисериал мог бы обойтись и пятью-шестью сериями.

Но это тут случай, когда ложка дегтя способна подпортить вкус бочки меда лишь для очень взыскательных зрителей. Потому что в целом все-таки — смешно. И узнаваемо, что немаловажно для зрителя. Весь тот абсурд, что валится на зрителя из недр министерства перспективного планирования, — это тот самый абсурд, который все испытывают на своей шкуре и который, как нам всем кажется (не без оснований) и творится в высоких кабинетах. «Ага, так я и думал, так я и представлял себе!» — скажет не слишком просвещенный зритель, для которого — будем откровенны — и снимаются такого рода сериалы. Хотя надо отдать авторам должное — они не заигрывают с «простым» зрителем, позволяя себе порой эстетские шутки и намеки. Sapienti sat.

И наверное, самое главное — отличная актерская команда. Именно команда, а не просто сколоченный на раз ансамбль исполнителей. Упоительный дуэт Цапника и Сутуловой абсолютно органичен, здесь два актера — единомышленники, они прекрасно слышат друга и отлично друг друга дополняют. Это вообще нечастое явление, а в сериале, да еще в комедийном – особенно. Сутулова, кстати, и раньше была известна как хорошая актриса, а в последнее время стремительно вырастает в ведущую разножанровую артистку. Про Цапника мы и так все знаем. Епишев и Золотовицкий оба играют своих нелепых персонажей на полную катушку. Ощущение общей нелепости здесь вообще главенствует, и оно очень умело и уместно создано. Ведь мы живем в нелепой реальности. Можно ее ненавидеть, а можно находить в ней источники вдохновения, как это сделали создатели «Последнего министра».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями