Перейти к основному контенту

СтудентНеРаб: отказавшихся от «практики» студентов-медиков подвергли травле в интернете

Фото для иллюстрации: Национальный медицинский исследовательский центр хирургии им. А.В. Вишневского перепрофилирован для пациентов с коронавирусом.
Фото для иллюстрации: Национальный медицинский исследовательский центр хирургии им. А.В. Вишневского перепрофилирован для пациентов с коронавирусом. via REUTERS - Handout .

Участники движения #СтудентНеРаб столкнулись с травлей в социальных сетях и в студенческих сообществах после того, как выступили против обязательной практики студентов старших курсов в «ковидных» больницах. Русская служба RFI поговорила с самими учащимися, а также экспертами о том, почему студенты-медики не хотят идти на практику в больницы с коронавирусными пациентами, может ли им грозить за это отчисление, и как вместо разговора со студентами чиновники занимаются шеймингом в соцсетях.

Реклама

Принуждение к героизму

27 апреля Министерство здравоохранения России совместно с Министерством науки и высшего образования выпустило приказ о том, что студенты-медики будут проходить обязательную практику в этом году в больницах, занимающихся лечением пациентов с COVID-19. В приказе уточнялось, что студенты должны допускаться к таким практическим занятиям при наличии «добровольного письменного согласия», а также после прохождения обучающего онлайн-курса по работе с инфицированными коронавирусом больными.

После выхода приказа многие университеты стали выпускать внутренние распоряжения, где практика в так называемых «ковидных» больницах называлась обязательной, а в случае отказа студентам грозили отчислением. Среди вузов, отправивших своих студентов на борьбу с коронавирусом, оказались университеты Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Казани, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Новосибирска и других городов. Когда об условиях прохождения практики объявили учащимся московских вузов, студенты запустили в сети кампанию #СтудентНеРаб.

«Приказ [Минздрава] от 27 апреля особого недовольства не вызвал, потому что в нем прямо было прописано, что отправлять нас в „ковидные“ больницы могут только по согласию, но не было прописано, нужно или нет наше согласие в другие больницы», — рассказала RFI Марина (имя изменено), студентка четвертого курса Лечебного факультета Первого Московского медицинского университета имени Сеченова. Больше недовольства среди студентов вызвал следующий указ Департамента здравоохранения Москвы, «в котором есть пункт 1.2, о том, что эта практика будет проходить с 1 мая до окончания режима повышенной готовности, — объясняет девушка. — И всю эту бессрочную практику мы должны проходить в рамках учебного плана, и непонятно, сколько месяцев должны работать под угрозой академической задолженности и отчисления».

В аналогичной ситуации оказались и студенты других медицинских факультетов Москвы. О принуждении к практике в «ковидных» больницах заявили студенты Университета имени Пирогова (РНИМУ), Медицинского института РУДН и Московского государственного медико-стоматологического университета (МГМСУ). Отказаться от такой практики могут только студенты, имеющие противопоказания по состоянию здоровья. «Грубо говоря, это принуждение, просто в таком скрытом формате», — рассказал RFI студент пятого курса лечебного отделения МГМСУ Эдгар Оганян.

«В моем университете пока никаких таких официальных документов нет. Все передается через студентов, которые общаются с руководством нашего университета, — говорит Оганян. — Также нам сказали, что надо будет пройти 36-часовой курс по коронавирусной инфекции, чтобы нас допустили к практике». По словам Эдгара, студентов проинструктировали, что онлайн-обучение нужно пройти, зарегистрировавшись под вымышленным именем. «Сайт доступен только для медработников, мы там должны указать номера дипломов, [которых] у нас нет. Но сам я лично не регистрировался, потому что даже боюсь вводить фейковые данные», — говорит Оганян.

Недовольные студенты объединились в группу «Мы выбираем жизнь» и написали «Манифест», в котором потребовали отменить принудительную практику и обеспечить средствами защиты, жильем, питанием всех добровольно согласившихся на работу в «ковидных» больницах. Свои требования студенты изложили и в опубликованной на change.org петиции. На момент публикации статьи ее подписали более 21 тысячи человек.

«Самое главное для них — это то, что с ними никто не поговорил, — считает врач из Санкт-Петербурга, исполнительный директор Фонда профилактики рака Илья Фоминцев, который опубликовал набравший популярность пост в поддержку движения #СтудентНеРаб. «Какая должна быть нормальная реакция? Нормальная реакция — выступить и сказать: „ребята, извините, что-то у нас тут суета, ковид, не успели провести коммуникационную кампанию… Вообще ни в коем случае мы не заставляем вас этого делать, но мы бы очень хотели бы вас там видеть, вы большие молодцы и постараемся, чтобы у вас все было хорошо“», — рассуждает Фоминцев.

Страхование от хейтеров

Однако в ответ на интернет-кампанию #СтудентНеРаб в отношении ее участников началась публичная травля. Студентов обвинили в меркантильности, вспомнили «клятву Гиппократа» и «дедов, которые за них воевали» в Великую Отечественную войну. Из-за публичной кампании осуждения и возможных репрессий со стороны руководства вузов многие боятся выступать в СМИ под своими именами.

комментарии в соцсетях в адрес студентов, отказавшихся идти на практику в "ковидные" больницы.
комментарии в соцсетях в адрес студентов, отказавшихся идти на практику в "ковидные" больницы. © DR

«Это просто очень некрасивое поведение, — прокомментировал ситуацию для RFI Илья Фоминцев. — Министерство здравоохранения вообще никак не реагирует на это, а вузы начинают кампанию по шеймингу студентов. И эта официальная кампания со стороны многих вузов ведется по блогам, через разных активистов, по шеймингу тех студентов, которые поучаствовали в кампании #СтудентНеРаб, дескать, вы трусы и прочее, и прочее. Проявление неуважения к своим собственным студентам чревато для вуза». Фоминцев также считает, что во время такой практики студенты-медики смогут выполнять роль санитаров, на которую можно привлечь любого волонтера.

«Студент не знал, куда он шел. На первый курс поступают студенты 17–18 лет, они еще „зеленые“, не знают, что собой представляет врачебная сфера», — говорит Эдгар Оганян. Никакой «клятвы Гиппократа» российские студенты-медики давно не дают. Клятва российского врача —торжественный ритуал, который ждет студентов-медиков только при получении выпускных дипломов. «Юридически студент ничем не обязан. Мы даже дипломов [еще] не получали, мы — не медработники, мы — студенты», — настаивает Эдгар.

Аргументы о том, что студенты «должны отдать долг Родине, которая платила за их обучение», тоже бессмысленны. «Во-первых, многие учатся платно, а во-вторых, бюджет РФ по большей части основан на налогах граждан, которые мы сами же и платили. Кто-то, конечно, может сказать: „я платил налоги, а меня не хотят лечить“, но опять же нужны врачи для этого, а не студенты», — объясняет пятикурсник МГМСУ.

Прямых угроз от руководства вуза в свой адрес Эдгар пока не получал, несмотря на то что является одним из немногих представителей движения, который активно выступает в СМИ под собственным именем. «Боюсь, конечно. Я слышал, что кому-то уже угрожали отчислением. Но мы отстаиваем свои права. Надеюсь, все пройдет гладко», — говорит Оганян.

Студентка лечебного факультета Сеченовского университета Марина попросила не называть ее настоящее имя, прежде всего из-за агрессии в социальных сетях. «Анонимность — это страхование от хейтеров в интернете. У нас уже некоторые ребята, которые открыто выступали, подверглись травле, — рассказывает студентка. — Видела недавно страницу „Вконтакте“, где человек собирает данные всех студентов, которых он подозревает в „откосе“, собирает списки недовольных». Но и репрессий со стороны руководства вуза девушка тоже не исключает. «Боимся, что поотчисляют. [Некоторым студентам] пытались говорить, что „вас отчислят, потому что по уставу вуза вы не имеете права так говорить“. Я читала устав вуза, нет там запрета высказываться против университета», — говорит Марина.

Студенты — люди пламенные

В ответ на возмущение студентов московские власти пообещали всем, согласившимся на прохождение практики в «ковидных» больницах, официальное трудоустройство, зарплату «более 100 тысяч рублей» и горячее питание. О предоставлении жилья студентам, живущим с пожилыми или больными родственниками, столичные власти не сообщили. В других регионах ни о каких специальных мерах поддержки и гарантиях для студентов-практикантов вообще не сообщалось.

Студенты обещаниям властей уже не верят, но объясняют, что проблема не в деньгах, а в отношении. «Мы готовы туда идти, но не под этими палками. У нас нет практически никого, кто не пошел бы добровольно в эти больницы, — говорит Марина из Сеченовского университета. — Все наши волнения происходят из-за того, что она принудительная. Все-таки COVID-19 — это особо опасная инфекция, этому вирусу присвоен второй уровень патогенности, это тот же самый уровень, что у холеры и сибирской язвы. А нас даже не спрашивают, готовы ли мы туда идти. Мне кажется, это попрание человеческого права на жизнь. Это вызывает у нас негодование».

Помимо принудительных мер студентов также беспокоит отсутствие гарантий того, что им будут предоставлены необходимые средства защиты и созданы условия для безопасной работы. «Если бы были гарантии в отдельном жилье, в средствах защиты, добровольно пошло бы огромное количество студентов, включая меня», — уверяет Марина. «Есть люди, которые сами хотят помочь, но проблема в том, будет ли обеспечена адекватная защита и оплата труда», — подтверждает распространенные среди студентов опасения Эдгар Оганян.

Реальные условия далеки о того, что обещают власти и сотрудничающие с администрацией вузов студсоветы. «Мы видим иногда сообщения студентов, которые уже работают, о том, что включается давление: „ребята, вы же знали, куда вы шли? Что вы отказываетесь“», — пересказывает студентка слова своих знакомых, которые пошли волонтерами в больницы. «Много слухов, что даже полноценным сотрудникам — врачам, медсестрам — не выплачивают полностью обещанные деньги», — соглашается Эдгар.

«В основном студенты действительно хотят — люди пламенные, молодые, у них есть желание, они в общем-то не считают для себя это каким-то высоким риском, — говорит врач Илья Фоминцев. — Проблема в том, что они чаще всего живут в семьях — с бабушками, дедушками, родителями пожилыми — и, если в приказе ни слова не сказано по поводу того, каким образом будет обеспечена безопасность семей, приказывать что-либо очень странно. Нельзя, ничего не объяснив, доводить это в форме бумажки, которая упала как будто с неба».

Перспективы в ЕСПЧ

Действия российских властей и администрации вузов не только неэтичны, но и незаконны, уверен правозащитник Николай Зборошенко: «студентов принуждают и запугивают тем, что, если они не согласятся, это будет рассматриваться как академическая задолженность с перспективой дальнейшего отчисления». Юристы проекта «Covid-инфо» подготовили шаблон заявления об отказе проходить практику в условиях, которые угрожают жизни и здоровью не только самих студентов, но и их родственников, и обещают помогать всем студентам, желающим отстаивать свои права, в случае давления со стороны администрации вузов.

«Сложно предсказать, как будут действовать администрации вузов. Если действительно угрозы будут реализованы и студентов-медиков будут отчислять, то это будет иметь перспективы в ЕСПЧ, по моему убеждению, и по убеждению моих коллег. Будем доводить это дело до ЕСПЧ, опыт у нас многолетний», — рассказал RFI Зборошенко. По мнению правозащитника, в ситуации, когда российские суды из-за эпидемии фактически перестали работать, ЕСПЧ может согласиться с отсутствием средств эффективной защиты на национальном уровне, что значительно упростит сроки рассмотрения дел.

«Если из-за структурных проблем в организации здравоохранения не были предоставлены надлежащий медицинский уход и средства индивидуальной защиты, что повлекло тяжкие последствия, то РФ будет нести ответственность, в связи с невыполнением позитивных обязательств, то есть обязанности нести ответственность за жизнь и здоровье заявителей», — считает юрист Зборошенко.

Тем студентам, которые дали добровольное согласие на прохождение практики в «ковидных» больницах, юрист советует внимательнее читать договор, который им предложат подписать, так как именно от этого будут зависеть безопасность их жизни и здоровья. О массовых обращениях студентов-медиков за правовой поддержкой сообщили и в международной правозащитной группе «Агора». Юрист организации Валерия Аршинова сообщила, что готовится обжаловать действия руководства вузов в суде.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.