Перейти к основному контенту

«Отрезать ему ухо или голым отпустить в этом лесу?». К Международному дню борьбы с гомофобией

17 мая - Международный день борьбы с гомофобией
17 мая - Международный день борьбы с гомофобией Jean-Sébastien Evrard/AFP

17 мая во всем мире отмечают День борьбы с гомофобией и трансфобией. Его учредили в память об исключении гомосексуальности из Международной классификации болезней — это произошло 17 мая 1990 года, 30 лет назад.

Реклама

Несмотря на то, что за прошедшее с того дня время многие страны легализовали гей-браки или гражданские союзы для однополых партнеров, практически по всей планете отменены уголовные наказания за однополые связи, открытые геи занимают высокие политические посты, в том числе выборные, гомофобия как явление все еще существует.

Савик — 22-летний молодой человек из Таджикистана. Будучи геем, несколько лет назад из-за гомофобии он был вынужден уехать из своей страны в Россию, а совсем недавно — по той же причине — перебрался в Европу.

Савик: Моя семья подозревала. Из-за того, что они не могли принять это, они грубо обращались со мной, «пи.аз» или что-то такое. И это меня дико бесило. Я ни с кем из них не разговариваю, последний раз разговаривал с мамой два месяца назад, а с братьями уже с 2016-го или 17-го не разговариваю. Моя семья очень религиозна, они не могли смириться с тем, что их сын может оказаться геем. Им же внушают с самого детства, что это плохо, то плохо. Они часто говорили, что, например, Савик, если ты хочешь что-то делать, делай скрыто, не в инстаграме. А я из-за того, что сам пережил то, что сейчас переживают ЛГБТ в Таджикистане или в Москве, хотел рассказать свои истории и как-то поддержать их. Чтобы не скрывались, старались друзьям, например, сначала признаться. Потому что я скрывался всю жизнь, а после того, как признался, было такое облегчение и ощущение, что все дороги стали открытыми, и теперь я знаю, куда идти и что делать.

Савик после нападения
Савик после нападения © DR
Почему вы уехали из России?

В Москве я мог бы строить свою карьеру как модель и актер, но из-за того, что я вел инстаграм, меня узнавали на улице и хотели избить, преследовали. Я не мог нормально участвовать в кастингах, показах моды. Я решил, что мне нужно уехать из этой страны, пока не поздно.

На меня напали, при нападении сломали нос. Это было в районе Филевского парка. И это было второе нападение, первое было чуть раньше, зимой. Это был мой соотечественник, из Таджикистана. Напал сразу, без каких-то слов. Я начал защищаться, мы упали. Мой парень начал защищать меня, первый удар попал ему, второй удар уже я держал и тоже нападал на него. Мой парень кричал, что сейчас позвонит в полицию, и он сбежал. Второе нападение было тоже с их стороны. И третье нападение было уже слишком, чересчур. Когда я стоял на остановке, машина остановилась, полностью затонированная. Они опустили окно, сказали сесть мне в машину. Сзади вышел из машины чувак, затолкнул меня внутрь. Это был вечер, мы очень долго ехали, я не знаю, куда. Они сразу забрали мой телефон и выключили. Мы разговаривали, они спрашивали, почему ты все это делаешь, почему ведешь инстаграм, зачем выкладываешь фото с торсом или танцуешь, зачем тебе это надо? Мы же мусульмане, это нас позорит, ты же знаешь, что мы горные, ты нашу честь портишь. Вот это все началось. Мы ехали в какой-то лес. Был шофер, рядом с ним чувак, который сидел с телефоном и все записывал, и в двух сторон от меня еще люди сидели. И они начали бить меня кулаками в височную часть головы. Они требовали, чтобы я сказал в камеру, что больше не буду это делать, чтобы попросил прощения у всех народов Таджикистана, что ты танцевал там или вел какие-то эфиры и сказал там, что это нормально — быть геем. Они включили мой телефон, зашли в мой инстаграм и сделали для моей аудитории лайв. Что, мол, видите, мы обещали, что поймаем его и поймали. Он будет просить прощения у всех вас. И мне пришлось, конечно, делать то, что они просят, потому что я был один, и мне некуда было деться уже. И потом они спросили в лайве, что делать с ним – отрезать ему ухо или голым отпустить в этом лесу? Показали лес — там темно.

***

В итоге Савику удалось уговорить своих похитителей отпустить его. Они стерли все его посты в инстаграме, вернули ему телефон и высадили у метро.

Савик: Когда я вернулся домой, то задумался, что так больше не должно продолжаться. Потому что это был прямо край моего терпения. Я начал искать выходы, чтобы уехать из этой страны. После этих случаев, когда я выходил на улицу, я не был на все сто процентов уверен, что я вернусь домой живым. У меня было ощущение, что все на меня смотрят, все меня узнали, и все хотят меня бить или убить. Я просто не мог спокойно куда-то ходить, это было страшно.

Вы обращались в полицию?

Я не видел смысла обращаться туда, так как у меня есть друг, его зовут Саша Москва, он тоже ведет блог, как и я. И тоже были нападения на него, он столько раз обращался, ему ничем не могли помочь. Хотя это дело довели до ТВ, показали по телевидению. Но все равно никто ему не помог.

Как вы ощущаете себя в Европе?

Я просто очень счастлив, поскольку все эти последние годы у меня было ощущение, что я не могу выйти на улицу и не париться не о чем, не бояться, что кто-то сейчас скажет, что я не так одет, не так хожу, не то говорю, не так выгляжу. Здесь такого нет. Поэтому я очень счастлив, что нахожусь тут, могу делать то, что я хочу и быть тем, кем я являюсь.

***

Федору, который сейчас живет в Подмосковье, 25 лет. По его словам, он не часто ходит в увеселительные заведения. В прошлом году, выбравшись с друзьями в бар в центре Москвы, он подвергся гомофобному нападению.

Федор: Пошли мы как-то с друзьями в тематический (гей — прим. RFI) бар «Цифра» на Тверской. Потом, часа через 2–3, я вышел покурить, там была большая компания, помимо нас — кто-то день рождения отмечал, там была куча натуралов и вообще непонятно кого. Кто-то перебухал и «прилетело». Я просто стоял спиной к заведению, стоял, курил.

Куда пришелся удар?

Кулаком по затылку. Потом упал еще, ударился ребрами, там крутая достаточно лестница — я на нее упал. На какое-то время вырубился. Потом вышли мои друзья, попытались разрулить эту ситуацию. Я понял, что мне фигово, вызвал скорую, уехал на скорой.

Почему вы уверены, что нападение было гомофобным?

Были высказывания не совсем корректные, в стиле пи..р и так далее.

Что сказали врачи?

Гематома, сотрясение.

Почему не вызвали полицию сразу же?

Не знаю, не пришло в голову. Про полицию я уже подумал утром, в больнице. Я позвонил в «Стимул» и пошел с ними в полицию, написал заявление.

Вы же не видели нападавшего, он ударил со спины? Как вы описали его в заявлении?

Вообще, там должны быть везде видеокамеры. Но полиция даже не затребовала никаких видеозаписей и все спустили на тормозах. Потому что ничего даже не прислали в ответ, никакой отписки.

Почему же вы сами не позвонили, не узнали, как идет расследование по вашему заявлению?

Честно говоря, не знаю. Потому что, когда на эмоциях, первый день, у меня было желание этим заниматься, чтобы это где-то в статистике хотя бы отражалось. Потом эмоции отпускают, и уже моральных сил на это нет. Я себя похвалил, что написал доверенность на «Стимул» и понадеялся, что они с этим что-то сделают.

После таких случаев может возникнуть дискомфорт, связанный с ощущением потенциальной опасности в публичных местах…

Этот дискомфорт есть всегда. По той простой причине, что мы живем в такой стране, где нужно стараться по максимуму не привлекать к себе внимание в этом контексте.

***

Правозащитники к Дню борьбы с гомофобией подводят итоги 2019 года в докладах, посвященных правам ЛГБТ в России. В частности, группа «Стимул», работающая с представителями ЛГБТ, зафиксировала в 2019 году в Москве и Московской области 94 случая дискриминации, преступлений на почве ненависти и нарушений прав человека из-за сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Еще 36 эпизодов связаны с использованием языка вражды. В нескольких десятках случаев речь идет о физическом насилии и угрозах его применения.

ЛГБТ-группа «Выход» сообщила о 51 случае сексуального насилия по отношению к ЛГБТ в 2019 году в Санкт-Петербурге. 18% жертв - несовершеннолетние. По-прежнему фиксируются и другие преступления на почве гомофобной ненависти: побои, грабеж, истязание, причинение вреда здоровью, имуществу со стороны не только незнакомцев, но и родственников и близких. Традиционными остаются «подставные свидания», когда геям назначают романтическую встречу, а на месте грабят или вынуждают заплатить за молчание. Многие жертвы, опасаясь огласки или насмешек со стороны полиции, не обращаются за помощью.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.