Перейти к основному контенту

«Власть боится». Почему задерживают участников одиночных пикетов на Петровке?

Задержание за одиночный пикет в Москве
Задержание за одиночный пикет в Москве REUTERS - Maxim Shemetov

На этой неделе в столице России у здания ГУ МВД по Москве на Петровке, 38 проходят одиночные пикеты против полицейского и судебного произвола. Десятки человек были задержаны — в основном, за нарушение правил проведения публичных акций или режима «самоизоляции». Эти акции были, в частности, спровоцированы гибелью от рук силовиков 27-летнего жителя Екатеринбурга Владимира Таушанкова, которого заподозрили в краже обоев. 31 мая его квартиру взяли штурмом, в ходе которого хозяин был застрелен.

Реклама

Череда пикетов у Петровки, 38 началась еще 26 мая — тогда в поддержку арестованного блогера Владимира Воронцова, автора паблика «Омбудсмен полиции», вышел Виктор Немытов. Его задержали, на следующий день присудили 15 суток ареста, но уже 29 мая освободили. 27 мая в поддержку Воронцова и Немытова на пикет вышел журналист Илья Азар. Его также задержали, дали 15 суток, а апелляцию назначили на 5 июня, хотя по закону должны были ее рассмотреть в течение суток после ареста. После этих событий у Петровки, 38 начались одиночные пикеты. Несколько пикетчиков рассказали RFI о своем участии в этой акции.

Ксения Бабич: Я туда пришла за то, чтобы апелляция журналиста и муниципального депутата Ильи Азара была рассмотрена, и он был отпущен. Илья — первый человек, который вышел с одиночным пикетом к Петровке, 38, сказав о том, что режим самоизоляции нарушает права человека в России, и как раз таки под предлогом опасности вируса власти хотят запретить людям выражать свое мнение. Азар сидит сейчас в заключении, в тюрьме фактически — ни за что, за одиночный пикет! У него даже отложили апелляцию на 4 дня, это просто неописуемое нарушение. Я, конечно, не могла оставаться в стороне и не поддержать Илью.

Меня задержали через 2 минуты, что было совершенно незаконным, я была в перчатках, в маске, у меня был с собой электронный пропуск, где я указала цель поездки — одиночный пикет на Петровке, 38. Поэтому протокол за нарушение самоизоляции мне даже не составляли. Единственное, к чему полиция решила придраться — что якобы я нарушаю правила пикетирования и других публичных мероприятий.

Слушать: Почему задерживают участников одиночных пикетов на Петровке?

Людей было довольно много, большая часть, правда — против полицейского произвола. Это была реакция на полицейское насилие, это был ответ на то, что произошло в Екатеринбурге. Очень много тех, кто были со мной в автозаке, они как раз вышли с плакатами против произвола полиции. Всех их оформили за нарушение правил проведения публичных мероприятий, это ст. 22, ч.5. В основном, это были обычные студенты. У одной девушки был плакат в виде куска обоев с «простреленными» нарисованными дырами.

RFI: Как вела себя полиция при задержании?

Это было очень быстро, никаких жестких действий именно против меня совершенно не было. Но я знаю, что человека, которого отправили в автозак сразу после меня, это был студент, к нему применили силу — они начинают ее применять, если ты не помогаешь полицейским тащить тебя в автозак. Когда его подвели к автозаку, я так понимаю, его очень жестко то ли ударили, то пытались задержать, у него слетели очки, упали под автозак, у него вырвали клок волос, потому что схватили за голову. И когда его ударили об этот автозак, где я уже сидела — это было довольно громко, ощутимо.

Автозаков было несколько?

Да, их было несколько. И потом еще кого-то сажали в полицейские машины, не в автозаки, а в отдельные автомобили и отвозили тоже в отделения. Меня выпустили в 11 часов вечера с определением прийти для составления протокола о правонарушении.

Здержание участников одиночных пикетов у главка МВД в Москве
Здержание участников одиночных пикетов у главка МВД в Москве REUTERS - MAXIM SHEMETOV

Евгений Ступин, депутат Мосгордумы: Я принял участие [в акциях] в поддержку Азара, потому что считаю неправильным, когда за участие в пикете дают 15 суток ареста. Пикет в принципе не может быть незаконным, и я считаю, чем больше народу выйдет сейчас на пикеты, тем больше шансов, что нам удастся изменить эту ситуацию. Полиция кого-то задерживала, кого-то нет. Меня задержали за то, что я сфотографировался с картонным «аналогом» Ильи Азара. Портрет его там принесли, причем не я, другие активисты. Но в итоге меня задержали.

Что, по мнению полиции, вы нарушили, сфотографировавшись с этим портретом?

По мнению полиции, статью 20.6.1 КоАП. «Нарушение режима повышенной готовности».

С чем, по-вашему, связаны все эти аресты и задержания на одиночных пикетах?

С попыткой запугать общество. Власть боится, что одиночные пикеты станут началом массовых протестов. Сейчас условия и причины к этому в чем-то уже созрели, в чем-то дозревают. Сейчас любые пикеты, будь то за Воронцова, за Азара, за отставку Собянина, против обнуления Путина — это все не так важно. Сам факт, что вы выходите на пикет — это уже очень тревожный сигнал для власти. Поэтому такие пикеты она старается пресекать.

Почему, на ваш взгляд, сейчас так крепко взялись за «Омбудсмена полиции» Владимира Воронцова?

Очевидно, что он представлял медийную опасность для руководства полиции, оно ему мстит, откапывает из склепа какие-то старые дела, пытается натянуть их на что-то реальное, плохо получается. Мы видим, что одни дела отмирают, выискиваются новые. Даже фальсифицировать не удается. Пытаются отомстить ему за его активную гражданскую позицию в общении с другими сотрудниками полиции. Поскольку он призывает их бороться за свои права.

Ксения Логинова вышла на одиночный пикет к зданию ГУ МВД по Москве на Петровке, 38
Ксения Логинова вышла на одиночный пикет к зданию ГУ МВД по Москве на Петровке, 38 © Nikolai Igrokov

Ксения Логинова: Я за всей этой ситуацией слежу, за незаконными посадками людей. Я с первого дня туда хотела попасть, но у меня просто не получалось по личным причинам. Я знала, что там стопроцентно будут задержания, но я не этого боюсь. Я боюсь того, что, скорее всего, ничего не изменится. Задержаний я не боюсь. Людей там было не очень много — когда я приехала, было человек 30 и еще журналисты. Один человек подходил, стоял с пикетом, потом перерыв несколько минут — и подходил другой человек. Там люди договаривались между собой, соблюдали живую очередь. Естественно, все это было на безопасном расстоянии, только один человек стоял. Полиция подходила сразу — спустя, может быть, минуту. Человек выходил, разворачивал плакат, вокруг него вставали журналисты, фотографировали, снимали — и тут же подходила полиция. Кого-то пытались обыскивать — то есть, человек стоит с плакатом, и руками шарили по телу. Меня так не обыскивали, меня просто попросили паспорт, показать регистрацию.

При мне задерживали не жестко, никого не тащили — в основном, просто сопровождали человека. Люди, которые были на пикетировании, вели себя очень корректно, никаких провокаторов я не заметила, все очень спокойны. Никто не уходил, несмотря на то, что полиция, естественно, просила разойтись. Я не видела, чтобы кто-то ушел после этого. Ну, и, естественно, мы там заметили 2–3 человека, очень похожих на сотрудников Центра Э. Это просто были люди с ручными камерами — ходили между людьми, что-то снимали.

Как вам показалось, в основном, на пикеты вышли с какой идеей?

В основном, там обсуждался этот беспредел, вызванный поведением полиции, и особенно вот этот случай с убийством в Екатеринбурге человека, который подозревался в краже обоев. Этот случай послужил катализатором этих пикетов.

Вас задержали?

Меня задержали. Людей увозили в двух автозаках, меня повезли во втором в ОВД Арбат. Я была на связи с «ОВД Инфо», я сразу обрисовала обстановку, сказала, кого задержали. Плюс у нас еще были адвокаты, я тоже была на связи с адвокатом. Я думаю, что люди в автозаке слышали, когда мы переговаривались, в частности, я, — и вели себя более или менее корректно. Единственное, у одной девушки отобрали айфон, потому что она стояла в пикете с надписью на экране айфона. Как средство агитации отобрали. Они там силу не применяли — по крайней мере, к тем людям, которые были в нашем автозаке. Но не хотели говорить, куда нас везут. Потом отвезли и сразу начали нас оформлять по 5 части статьи 20.2. Оформляли всех по очереди, очень быстро, вели себя на удивление корректно. Наверное, потому что адвокат приехал практически сразу. Протокол оформили с обязательством явиться 16 июня на суд.

В среду, 3 июня, суд назначил 15 суток еще одному участнику одиночных пикетов на Петровке — Денису Петрову. Ему вменили неоднократное нарушении правил участия в акции (ч. 8 ст. 20.2 КоАП).

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.