Перейти к основному контенту

«Теряю веру в справедливость, в добро, в честь, в достоинство». О приговоре «Новому величию»

Вячеслав Крюков, Руслан Костыленков и Петр Карамзин, получившие реальные сроки по т.н. делу "Нового величия"
Вячеслав Крюков, Руслан Костыленков и Петр Карамзин, получившие реальные сроки по т.н. делу "Нового величия" AP - Pavel Golovkin

Сегодня, 6 августа, Люблинский районный суд Москвы вынес приговор по делу «Нового величия». На скамье подсудимых были семеро человек, четверо из которых находились под стражей, трое — под домашним арестом. Трем из семерых суд назначил реальные сроки наказания, остальным — условные.

Реклама

Приговор зачитывал судья Александр Маслов. Все семеро были признаны виновными в создании экстремистского сообщества  (часть 1 статьи 282.1 УК). Сами подсудимые вину не признали. Многие правозащитники неоднократно высказывались в поддержку фигурантов дела, заявляя, что оно политически мотивировано и является результатом действий провокатора, который, возможно, связан со спецслужбами.

Руслану Костыленкову (27 лет) дали семь лет колонии общего режима; Вячеславу Крюкову (22 года) шесть лет колонии общего режима; Петру Карамзину (34 года) шесть с половиной лет колонии общего режима.

Дмитрия Полетаева (31 год) приговорили к шести годам лишения свободы условно, его освободили в зале суда. Максиму Рощину (41 год) дали шесть с половиной лет лишения свободы условно. Марии Дубовик (21 год) и Анне Павликовой (19 лет) соответственно шесть лет и четыре года лишения свободы условно.

О своей реакции на приговор RFI рассказала адвокат Руслана Костыленкова Светлана Сидоркина.

Светлана, почему, на ваш взгляд, именно Руслану вынесли столь жесткий приговор?

Светлана Сидоркина: Сегодня каждый, кто со мной разговаривает из журналистов, задает мне этот вопрос. И я в голове прокручиваю, почему же так произошло? Я думаю, что если бы судья вынес приговор, по которому дал всем условный срок, это было бы равнозначно оправданию в рамках данного уголовного дела. А так получается, баланс соблюден. Часть людей освобождена от реального лишения свободы, получили условный срок наказания. Часть наказали. Баланс, вроде как, соблюден. То есть, и волки сыты, и овцы целы, что называется, в этой ситуации. Я только так могу это объяснить, потому что ни логикой, ни законом это не объясняется. Только таким раскладом вещей. Потому что в реалиях сегодняшнего времени условный срок наказания равнозначен оправдательному приговору.

Руслан до сегодняшнего заседания знал, что прокуратура требует для него 7,5 лет колонии? Он был готов к такому исходу?

Он все равно рассчитывал на справедливость решения суда в данной ситуации. Потому что те, кто был в судебных заседаниях, прекрасно понимали, что была провокация, что очень много нарушений было допущено в рамках ведения уголовного дела. И что при таких доказательствах нельзя выносить обвинительный приговор, тем более с таким огромным сроком реального лишения свободы, но, тем не менее, это произошло.

Теперь вы намерены обратиться в высшую инстанцию?

В кассацию, в Верховный и непосредственно в ЕСПЧ тоже. Все инстанции мы пройдем.

А что насчет условно-досрочного освобождения?

Просто я исхожу из своей практики, исходя из срока, который он уже отбыл в изоляторе, Руслан имеет право на УДО, но на практике у нас суды, когда подаешь, находясь в СИЗО, делают все, чтобы затянуть время. И на практике на условно-досрочное подают обычно при нахождении в колонии. Поэтому, если речь будет идти об условно-досрочном освобождении, я предполагаю, что вопрос этот можно будет реально оценивать и рассматривать, когда он уже будет в колонии. Имеет право и будем этим правом пользоваться.

С учетом срока, проведенного в СИЗО, Руслану останется отбыть в МЛС два с лишним года.

Мария Дубовик на выходе из Люблинского райсуда 6 августа 2020
Мария Дубовик на выходе из Люблинского райсуда 6 августа 2020 © Kirill KUDRYAVTSEV / AFP

Сегодняшний приговор расстроил маму Марии Дубовик Наталью Севостьянову.

Наталья Севостьянова: Конечно, все будем обжаловать, мы, честно говоря, надеялись на какое-нибудь хоть малюсенькое чудо. Что все-таки будут какие-то смягчения со стороны со стороны господина Маслова, который вместе с нами практически полтора-два года все эти тома дела перелистывал, все видео смотрел. Но в отношении ребят чуда не произошло. И, конечно, когда одного отпускают, а трое остаются, понимаете, даже порадоваться за того, кого отпускают, сил нет, потому что – что делать с теми? Девочки, конечно, слава Богу, хоть как-то там дома…Бороться мы будем дальше по-любому. Потому что очень больно, очень больно в целом за все.

Как Руслан отреагировал на приговор?

Опустил голову вниз, тихо, никаких эмоций, ничего. Собрался и пошел. Родных у Руслана, к сожалению, нет, он круглый сирота. У Руслана есть только тетя со стороны матери, которая по роду деятельности не может даже себя афишировать. Она кое-как его поддерживает, ходит на свидания, по мере возможности борется за него. Хотя бы его не оставляет. Больше у него никого нет. В общем, я вообще с каждым днем все больше и больше теряю веру в справедливость, в добро, в честь, в достоинство и все прочее. И сегодня мне легче не стало. Я думала, что хоть немножечко, хоть где-то как-то что-то сдвинется. Ничего не сдвигается.

Анна Павликова на выходе из Люблинского райсуда 6 августа 2020
Анна Павликова на выходе из Люблинского райсуда 6 августа 2020 © Alexander NEMENOV / AFP

Адвокат Анны Павликовой Ольга Карлова не считает сегодняшний приговор проигрышем. Но и победой —тоже.

Ольга Карлова:

Я не могу ни в коем случае назвать это проигрышем. Слава богу, моя подзащитная, она мне уже родной человек, и семья ее родная уже, она с сегодняшнего дня на свободе. Взяли выписку из приговора о том, что отменяется мера пресечения. Она пошла такая счастливая. Как это может быть проигрышем? Нет. Я бы назвала это не победой, а в отношении нас это облегчение. Облегчение, что девочка больше не будет страдать. Но в целом мы пока по всем ребятам, конечно, битву проиграли.  Но это битва, а не война, мы будем дальше бороться, обжаловать, в ЕСПЧ, будем доказывать, что это провокация, и я уверена, что докажем. И тогда уже вернемся в российские суды с другими, как говорится, аргументами.

Адвокаты Анны Павликовой от имени своей клиентки подали иск на 5 млн к Министерству финансов за незаконное заключение под стражу  и к ФСИН —за ненадлежащие условия содержания и транспортировки на 500 тысяч руб. В ближайшее время должны состояться заседания по обоим делам.

Дмитрия Полетаева приговорили к шести годам лишения свободы условно, его освободили в зале суда
Дмитрия Полетаева приговорили к шести годам лишения свободы условно, его освободили в зале суда © Kirill KUDRYAVTSEV / AFP

Историк, журналист, член Совета по правам человека при президенте России Николай Сванидзе был одним из тех, кто ждал приговора фигурантам дела «Нового величия» у здания Люблинского суда.

Николай Сванидзе:

К сожалению, он совпал с моими ожиданиями. Ожидания были достаточно пессимистичными. Приговор с ними совпал. Обязательно надо опротестовывать. Обязательно нужно апеллировать, и это будет сделано. А уж какой будет результат — будем посмотреть, что называется, потому что это от нас не зависит.

Почему кому-то дали условные сроки, а трое получили достаточно большие реальные?

Ну, потому что так потребовало обвинение, у них для этого были, по видимому, свои резоны. Вполне себе политические. Ну, девочек — ясно было, что будет просто стон общества, если их посадят. Поэтому здесь, так сказать, проявили «гуманизм»  в кавычках — хотя бы им дали условно. А молодых людей, в основном, решили посадить. И дали им, в общем, большие сроки. Раньше такое давали, по-моему, за групповое изнасилование. Тут дали невинным людям. Совершенно очевидно, что дело высосано из пальца, что оно спровоцировано одним негодяем, который это все затеял. Исходя, не знаю, из своих представлений о прекрасном, из карьерных соображений, из какой-то мании своей, я не знаю, из чего. Но, во всяком случае, это было сделано провокатором, и провокатор, хотя он совершил уголовное преступление, так как за это полагается статья в нашем УК, он вышел сухим из воды. А невинных молодых людей посадили.

Неужели один провокатор может раскрутить дело такого масштаба?

Конечно, может, если это на руку системе. Если это ей выгодно. Он принес дело, за которое можно получить лишнюю звездочку на погоны. Это всех устраивает. Так же раскручивался Большой террор. Там другие масштабы — несопоставимые, но принцип-то тот же.

Если оценивать количество пришедших сегодня к суду, чтобы поддержать подсудимых, можно ли сказать, что общество отдает себе отчет в опасности этого дела и приговора?

Боюсь, что нет, общество, конечно, отчет себе не отдает. Разумеется, количество присутствовавших возле суда  не отражает позицию общества. То, что там было 200 человек, не значит, что всего 200 сочувствующих. Разумеется, нет, их на порядки больше. Но, конечно, если говорить в целом о нашей 150-миллионой стране, она не отдает себе отчета в произошедшем сегодня. Но я думаю, что со временем отдаст.

 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.