Перейти к основному контенту

Северокорейские результаты выборов в России: эксперты о трехдневном голосовании

Протестное шествие в Хабаровске 12 сентября 2020.
Протестное шествие в Хабаровске 12 сентября 2020. REUTERS - EVGENII PEREVERZEV

В России подводят окончательные итоги выборов, завершившихся в единый день голосования 13 сентября. Уже сейчас ясно, что кандидаты от власти одержали победу во всех регионах на выборах губернаторов. Большинство — относительное или абсолютное — получили единороссы в законодательных органах всех 13 субъектов РФ, где выбирали региональных депутатов. Но выборы муниципального уровня принесли сюрпризы: в Томске и Новосибирске в городские советы депутатов прошли координаторы и активисты штабов Навального, а в Тамбове большинство получили представители партии «Родина».

Реклама

Причины и возможные последствия этой выборной кампании прокомментировали для RFI политологи Михаил Виноградов, глава фонда «Петербургская политика», и Илья Гращенков, руководитель Центра развития региональной политики.

RFI: Как получилось, что, несмотря на социально-экономические потрясения периода пандемии и карантина, на выборах губернаторов везде победили ставленники власти? И «Умное голосование» не сработало.

Михаил Виноградов: Я бы выделил несколько причин успеха власти. Первая причина: достаточно серьезный административный контроль за регистрацией кандидатов, накладывающийся на то, что парламентские оппозиционные партии не испытывали больших ожиданий от себя и не пытались полноценно ситуацию расшатать. Во-вторых, говорить о том, что сентябрьские выборы были центральным событием повестки второй половины года, не приходится. Наоборот, они были почти незаметными, происходило много всего: пандемия, голосование по Конституции, волнения в Белоруссии, отравление Навального. И на этом фоне о самом факте проведения выборов даже не было слишком хорошо известно. И, тем более, каким-то центром ожиданий, полюсом надежд у критиков власти эти выборы не были.

Что касается «Умного голосования», его значимость традиционно преувеличена. Все-таки штабы Навального не особенно сильно ориентированы на региональную повестку и проблематику, и эта тактика срабатывает в случае какой-то очень серьезной антивластной мобилизации. Когда власть совершает неудачные шаги, будь то пенсионная реформа, события вокруг выборов в Мосгордуму в прошлом году или не очень удачная драматургия рокировки в 2011 году. Когда происходит всплеск политизации критиков власти, всплеск ожиданий от самих себя. В 2020 году этого не случилось. Рекордсменом создания антиповестки против власти была, скорее, Белоруссия — усилиями самой власти, а в России власть не совершала чего-то великого — позитивного или негативного. Как следствие, всплеска политизации не возникло даже у критиков власти. Поэтому и в городах, где позиции оппонентов власти велики — типа Томска или Новосибирска — полученные результаты оказались довольно скромны.

А что мешало системной оппозиции показать себя на выборах губернаторов? Почему их кандидаты везде проиграли, если не считать назначенных Путиным эсера Олега Николаева в Чувашии и члена ЛДПР Алексея Островского в Смоленской области, который, кстати, показал самый низкий по сравнению с коллегами результат на этих губернаторских выборах?

Понятно, что системная оппозиция находится между двух огней. С одной стороны, ей нужно создавать ожидания от самих себя у оппозиционных избирателей, с другой стороны, впереди выборы в Госдуму, исполнительная власть начинает запугивать существующие парламентские партии призраком новых партий, которые придут и получат свое место за столом. Та же КПРФ, наверное, уже с 1996 года внутри себя все время борется именно за второе место с теми, кто это место хочет занять. А борьба за первое место случается редко и по большим праздникам. В итоге — балансирование между желанием получить некий результат сейчас, вопреки ограничениям, иногда даже административным, и желанием сохранить полноценный пропуск в Госдуму, не допустить размывания места существующих партий появлением новых игроков, оппозиционных или квазиоппозиционных.

Выходит, что протесты в Хабаровске и Беларуси никак не влияют на электоральные настроения россиян?

На мой взгляд, существенного влияния на поведение избирателей события в Хабаровске и в Белоруссии не оказали. Есть точка зрения, что, наоборот, избиратели испугались призрака Майдана, революции в Хабаровске и Белоруссии — мне кажется, это довольно спорная позиция. Но все-таки ситуация в Хабаровском крае для жителей остальных регионов малопонятна, мало близка. Для них Сергей Фургал не является ни положительным, ни отрицательным персонажем.

Что касается Белоруссии, в российском обществе по отношению к этим событиям существует довольно серьезный раскол. Какой-то общей оценки, общего мнения событий в Белоруссии у респондентов нет. Ну, и прямого проецирования на российскую ситуацию не происходит. Может быть, если бы был всплеск политизации, на который бы наложились события в Белоруссии, у кого-то возникало бы желание воспользоваться белорусским опытом. Хотя белорусский опыт пока большой истории успеха до конца не снискал, и не очень понятно, это путь результативный или тупиковый. Поэтому непосредственного переноса на себя не происходит, скорее, критики власти на сегодня в пассивности, в депрессии, нежели в готовности цепляться за любой кейс мировой политики, чтобы перенести его на российский.

Сотрудница томского штаба Алексея Навального - Ксения Фадеева - победила в своем округе на выборах в городскую думу Томска 13 сентября 2020.
Сотрудница томского штаба Алексея Навального - Ксения Фадеева - победила в своем округе на выборах в городскую думу Томска 13 сентября 2020. REUTERS - MAXIM SHEMETOV

Политолог Илья Гращенков, руководитель Центра развития региональной политики, считает, что успех представителей несистемной оппозиции на муниципальных выборах в ряде регионов — результат того, что Кремль просто упустил из внимание голосование за муниципальных депутатов, сосредоточившись на выборах губернаторов.

RFI: Как получилось, что в Тамбове единоросс-губернатор набрал почти 90 процентов голосов, но на выборах в городскую думу победу одержала партия «Родина», про которую уже мало кто помнит?

Илья Гращенков: Федеральные выборы были выборами губернаторов, соответственно, на них было максимально зачищено поле, на них было пристальное внимание Кремля, все, что связано с «корректировкой» — трехдневным голосованием, упиралось только в губернаторские выборы. А все, что нижестоящее — законодательные собрания, городские советы — они шли более ли менее стихийно, не контролировались федералами, были отданы на откуп местных властей. И получилось то, что получилось — в частности, в горсоветах мы наблюдали, прежде всего, раскол элит. Вот, мы про Тамбов говорим, партия «Родина» как раз показывает, что часть элит Тамбова поставили именно на партию «Родина». И их лидер (Максим Косенков — RFI) — очень известный уважаемый человек — сумел консолидировать вокруг себя хороших молодых оппозиционеров, которые, не уклоняясь от дебатов, провели очень яркую стремительную кампанию. А вот «Единая Россия», наоборот, показала себя косной, архаичной партией с непопулярными кандидатами. Мало того, они отказались участвовать в дебатах, они спрятались за какими-то плакатами с избитыми лозунгами. И противостояние нового и старого привело к победе. Но главное, что эта победа была возможна в принципе. Потому что на губернаторских выборах победа была предопределена.

А почему та же «Родина» в Тамбове, раз уж она там так популярна, не смогла выставить своего кандидата на губернаторских выборах? Или это даже в теории невозможно?

Разумеется. Происходила зачистка всех мало—мальски значимых кандидатов. То есть были кандидаты от власти, на них была заточена вся эта система, связанная с трехдневным голосованием.

О чем идет речь? Вбросы, фальсификации?

Говорить об этом можно было бы, если бы проводилось расследование, пока могу пересказать некоторые догадки. В частности, Борис Кагарлицкий правильно совершенно озвучил такую версию, что эти сейф-пакеты, в которых несколько дней содержались результаты голосования, изначально были наполнены бюллетенями с результатом. Голосуй — не голосуй. По той схеме, о которой говорит Кагарлицкий, получается, что только в третий день шло какое-то голосование, и оно фактически разбавляло тот результат, который изначально был предначертан.

Сотрудник томского штаба Алексея Навального - Андрей Фатеев - победил на выборах в городскую думу Томска
Сотрудник томского штаба Алексея Навального - Андрей Фатеев - победил на выборах в городскую думу Томска REUTERS - MAXIM SHEMETOV

Мы впервые столкнулись с трехдневным голосованием, получили какие-то северокорейские результаты, дело за тем, чтобы все-таки расследовать, как так получилось. Почему вдруг явка в некоторых регионах скакнула до 90 процентов, почему большой пул губернаторов набрал результаты больше, чем у Лукашенко и у Путина, под 90 процентов. То есть, как-то должно все объясняться. И как-то это связано с процедурой трехдневного голосования. Выглядит это аномалией. Должно быть какое-то объяснение. У губернаторских выборов была особая история, их выделили в жесткую зачистку от любых неожиданностей. Чтобы не было ситуации 18-го года. А то, что ниже, стало неуправляемым, от того там стали возможны эти аномалии в виде Тамбовской гордумы и так далее.

Кремль сделает из результатов муниципальных выборов в Тамбове, Томске, Новосибирске какие-то выводы или ничего страшного для федеральной власти не произошло?

Если оценивать по старой сурковской модели, я бы сказал, что власти должны радоваться, что так получилось. Получился выход пара, несмотря на то, что везде гайки завернуты, все победили с результатами, близкими к Ким Чен Ыну, тем не менее, оппозиции есть, что пообсуждать, позубоскалить, что мы взяли Тамбов, что-то получили в Томске и Новосибирске. Абсолютный выпуск пара. Если оценивать с точки зрения нынешних администраторов, я думаю, они, конечно, недовольны, что так получилось и постараются на следующих выборах и эту вольницу нивелировать. Хотя, конечно, с моей точки зрения это неправильно. Политическая система должна быть гибкой, и все люди должны понимать, что они с помощью выборов могут хоть кого-то поменять, как-то поучаствовать в жизни общества и так далее. Если через какое-то время люди вообще утратят интерес к выборам, то все методы смены власти переместятся на улицу и еще куда-то.

Но мне кажется, что, поскольку у нас грядет Госдума, а Госдума — важный элемент обнуления путинской системы после Конституции, то, соответственно, на Госдуме будет применен такой же подход, как на этих выборах — по возможности будут стараться все зачистить и дать предсказуемый результат. Но насколько это получится на госдумовских выборах — не факт, потому что там будут люди, которые вкладывают в свою избирательную кампанию миллионы долларов. Я сомневаюсь, что они просто так отдадут победу. В конце концов всегда можно провести какое-то расследование, найти попытки фальсификаций, тогда это чревато скандалом и подрывом авторитета выборов. И, как мы видели в Белоруссии, это скользкая дорожка.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.