Greenpeace Россия: «Понять, что произошло на Камчатке, можно только по результатам анализов»

Халактырский пляж, Камчатка. 3 октября 2020 года. На берег выносит останки погибших морских животных.
Халактырский пляж, Камчатка. 3 октября 2020 года. На берег выносит останки погибших морских животных. © FB, группа КАмчатка

В сентябре в районе Халактырского пляжа на побережье Авачинского залива на Камчатке вода изменила цвет, появилась желтая пена, а волны Тихого океана выбросили на берег мертвых морских животных. Ученые считают, что в Авачинской бухте погибло 95 % донных живых организмов. Экологи ждут результатов анализов проб, взятых только в октябре, а жители Камчатки — более энергичных действий властей.

Реклама

«Я на Камчатке родилась и выросла. Никогда такого не видели. Это эмоциональный шок», — говорит Татьяна Михайлова, член Общественной палаты Камчатского края и заместитель председателя регионального отделения Российского географического общества. В интервью Русской службе RFI она описывает «желто-зеленую пену» в Авачинской бухте и мертвых морских животных на берегу. На Халактырском пляже, на побережье Авачинского залива (район Петропавловска-Камчатского), в Большой и Малой Лагерных бухтах и Бабьей бухте — та же картина, рассказывает Михайлова. На пляже живут серферы, они первыми столкнулись с проблемами. В конце сентября вода изменила цвет, а люди получили в воде ожоги глаз». 

То же самое констатирует Сергей Соловьев, житель Камчатки. И утверждает, что проблема не одна, а две. Первое, это сама экологическая катастрофа. С этим нужно разбираться, нужно выяснять причины загрязнения и устранять их. Вторая причина — бездействие властей. «Когда кто-то кричит «пожар», выезжает пожарная команда. А тут сотни людей кричали — и ничего, — возмущается он. — Представители Роспотребнадзора съездили на место происшествия, когда после событий прошло уже больше недели, и только в одну точку. А пляж — это тридцать километров, и бухта в диаметре — 24 км. В одной точке обнаружили превышение фенола. А дальше — пауза».

Но жители Камчатки продолжали писать в различные инстанции и посылать фото. В социальных сетях образовались группы по нескольку тысяч человек. К началу октября об экологической катастрофе на Камчатке уже написала вся центральная пресса. Расследование начал Greenpeace России.

«Сейчас у нас на месте работает группа», — говорит RFI Иван Блоков, директор департамента по программам, исследованиям и экспертизе в Greenpeace. Он согласен с Соловьевым, что одна из главных проблем — бездействие властей. «То, что происходит, свидетельствует о бессилии наших природоохранных служб, — сокрушается он. — 5 октября губернатор края сделал заявление о том, что существует три версии. Для такого заявления требуется полторы минуты, а прошли полторы недели». В тот же день было объявлено о совещании, которое должен был провести  вице-премьер, полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев с представителями Росприроднадзора и экологами. «Зачем оно? — удивляется Блоков. — Сейчас нужно совсем другое, нужно вовремя взять пробы и проверить потенциально опасные объекты».

Неизвестное вещество оседает на дно Авачинской бухты.
Неизвестное вещество оседает на дно Авачинской бухты. © DR

«Вовремя» — ключевое слово. «Океан — это большая, мощная машина, — говорит Сергей Соловьев. — Он уже начал самоочищаться». 2 октября, через неделю после первого шквала сообщений о загрязнении акватории и гибели животных «желтизна уже не так бросалась в глаза, но желтый цвет оставался, — рассказывает он. — Дайверы говорят, что на рифах больше нет живности, а странное желтое вещество осело на дно, теперь его уже не видно глазом, как было видно пену в первые дни. Но это не отменяет проблему, а может быть, и усугубляет ее».

Татьяна Михайлова рассказала, что 4 октября пробы, наконец, взяли, и отвезли в Москву — около четверти тонны материалов. Видимо, местные лаборатории не обладают необходимым оборудованием. «Только анализы позволят определить причины катастрофы, — заключает она. — А пока все находится на уровне выстраивания версий. Нельзя ни утверждать ничего, ни оспаривать».

Причины и версии

5 октября  губернатор Камчатского края Владимир Солодов заявил, что власти изучают причины загрязнения Правительство рассматривает  три версии случившегося. Это либо сейсмическая активность, либо «поведение водорослей», либо техногенная причина. Ранее говорилось и  о сбросе нефтепродуктов одним из судов в акватории.

Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин в тот же день возложил ответственность на микроорганизмы, токсичность которых «повышается» и «приводит к изменениям в кислороде». Он отметил, что техногенные причины маловероятны, в том числе, разлив нефти. Однако  Генпрокуратура продолжает проверять промышленные предприятия.

Сергей Соловьев, по образованию сейсмолог, в сейсмическую активность как причину появления загрязнения не верит. Директор Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН Алексей Озеров также считает, что вулканическую активность как причину нужно исключить, в этом районе она находится на фоновом уровне.

Однако все эксперты без исключения соглашаются в том, что без результатов анализов утверждать что-либо нельзя. Татьяна Михайлова, правда, беспокоится, что эти анализы никто не покажет, а что власти просто опубликуют версию, «которая, возможно, уже разрабатывается». Greenpeace тоже надеется, что результаты анализов помогут прояснить причины и отказывается склоняться к любой из версий, не имея на руках точных данных. 

Жители Камчатки, как могут, сами пытаются понять, что произошло. Сергей Соловьев предоставил RFI видео, на котором видна желтая пена в течении реки Налычева, исходящие из ее правого притока Мутношки. 6 октября специалисты Камчатского филиала Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО) также обнаружили желто-коричневые  отложения и изменение цвета воды в реке Налычева. Река впадает в Авачинский залив. На месте взяли пробы воды и грунта и отправили для исследования во Владивосток, в лабораторию, а также в Следственный комитет.

6 октября специальная комиссия начала обследовать территории военных полигонов, расположенных вблизи Петропавловска-Камчатского. Об этом в краевом правительстве сообщили агентству «Камчатка-Информ». Это Козельский и Радыгинский полигоны .

Наибольшие подозрения падают на Козельский полигон на одноименном вулкане. Он находится в восьми километрах от устья Мутношки. С советских времен там хранятся более ста тонн опасных веществ, использовавшихся в сельском хозяйстве, двадцать тонн мышьяка и ртутные препараты. Они могли проникать из могильника в грунтовые воды, а из них — в родники и реки. «Новая газета» пишет, что «еще в 2006 году Комиссия по чрезвычайным ситуациям Камчатской области собиралась решить проблему с местом захоронения токсичных химикатов, а бывший вице-губернатор Владимир Рыбак утверждал, что полигон устроили в месте „совершенно не пригодном для таких дел“».

В районе Радыгинского полигона, расположенного примерно в 10 км от Халактырского пляжа, находятся старые армейские хранилища ядовитых химикатов (составляющих ракетного топлива). Они были законсервированы во время перестройки, но экологи постоянно выражали обеспокоенность ненадежностью хранилищ.

С обоих полигонов 6 октября были взяты пробы, результаты будут «в ближайшее время», сообщается на сайте Камчатского края.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями