Перейти к основному контенту

Версия о «красном приливе» на Камчатке: мог ли океан сам себя отравить?

Причины массовой гибели морских обитателей на Камчатке до сих пор не установлены
Причины массовой гибели морских обитателей на Камчатке до сих пор не установлены via REUTERS - DMITRY SHAROMOV/GREENPEACE RUSSI

Судя по заявлениям ряда российских ученых и чиновников, «природная» версия в расследовании экологической катастрофы на Камчатке выходит на первый план. Некоторые представители РАН, Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) и МГУ уверенно утверждают, что воды Авачинского залива отравили токсичные микроводоросли, вызывающие «красные приливы». Однако биогенная версия убеждает не всех. Могло ли цветение воды вызвать массовую гибель донных обитателей у побережья Камчатки?

Реклама

«Красными приливами» называют цветение морской воды из-за вспышки численности различных планктонных организмов. Чаще всего речь идет о ядовитых одноклеточных водорослях, из-за скопления которых вода может становиться красной или коричневой. Эти явления могут представлять опасность для некоторых морских обитателей и человека.

Некоторые российские ученые считают, что токсичные микроводоросли стали виновниками экологической катастрофы у побережья Камчатки. А техногенные причины — ни при чем. Вне подозрений оказываются в частности Козельский могильник ядохимикатов и военный полигон Радыгино.

Аргументы в пользу гипотезы о цветении воды

Версию о цветении воды самой вероятной называет зоолог, начальник водолазной службы Беломорской биологической станции МГУ Александр Семенов. Он вошел в состав экспертной группы, собранной Русским географическим обществом, и 14 октября вернулся из камчатской экспедиции в Москву. Он рассказывает, что специалисты действовали методом исключения: проверяли все версии и исключали одну за другой.

Так, версии об утечке химикатов с полигонов и разливе нефтепродуктов исключили после анализа проб грунта и воды, взятых в районе Авачинского залива. «Превышения предельно допустимой концентрации по фенолам, фосфатам и железу там все же есть, поэтому за нормы они выходят, но в портовом городе всегда есть небольшие отклонения. Ничего из этого не могло бы нанести хоть какой-то ущерб морским сообществам. Это во-первых. А во-вторых, дистанция между точками, в которых наблюдался массовый мор животных, настолько большая, что ни одно вещество, попавшее по реке или разлившееся локально в море, не могло бы туда дойти в опасной концентрации, потому что в море все очень быстро растворяется до гомеопатических доз», — указывает специалист из МГУ.

Как поясняет Семенов, «красные приливы» на Камчатке случаются редко, но уже имели место в прошлом. Так, в 1970-х массовое размножение микроводорослей даже приводило там к гибели людей. По его словам, в этом году температуры воды и воздуха на Камчатке выше среднего на несколько градусов, что создало благоприятные условия для цветения водорослей. А из-за отсутствия сильного ветра, волновой нагон собрал их в компактной зоне в 50–100 метрах от берега.

Вице-президент РАН Андрей Адрианов уже назвал имя виновника гибели животных. По его словам, это случилось из-за цветения микроводорослей рода Gymnodinium, которые вырабатывают токсины, действующие на беспозвоночных.

Как указывает Александр Семенов, гибель донных организмов могли вызвать не только токсины, но и снижение уровня кислорода в воде из-за скопления микроводорослей. Кислородного голодания «не может выдержать ни один организм, кроме тех, у кого есть хорошие ножки и плавники. Поэтому мертвой рыбы сильно меньше. А животных, которые ползают медленно или которые прикреплены (к камням) — их погибло гораздо больше», — говорит эксперт.

«Слишком уж разные таксономические группы взяли и померли. Так не бывает, даже если есть какое-то отравляющее вещество, то на разных животных оно, как правило, действует по-разному, если, конечно, это не какой-то невероятно сильной токсин — но это не он. Единственное, что объединяет всех животных на свете, — это то, что они должны дышать», — продолжает зоолог.

Хотя, по словам Александра Семенова, полной уверенности в «природной» гипотезе пока нет: нужно еще «добыть и проанализировать» спутниковые снимки, сравнить данные с данными других ученых и т. д.

«Природная» версия вызывает сомнения

Доктор биологических наук, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН Владимир Раков в интервью RFI указывает, что выводы о причинах катастрофы можно будет делать только после того, как появятся данные о пострадавших видах и токсинах в органах погибших животных (в том числе по спектру тяжелых металлов). Однако он уверен, что цветение воды не могло стать причиной масштабной гибели донных организмов.

«Среди обитателей морского дна есть представители самого разного происхождения. Допустим, морские ежи едят морскую капусту, макрофиты, планктоном не питаются. Морские звезды — хищники, питаются моллюсками, мертвой рыбой. Осьминоги тоже хищники, они питаются и моллюсками, и крабами, другими ракообразными, рыбу иногда умудряются ухватить. Обычно одноклеточные водоросли входят в рацион фильтраторов — тех, кто более ими менее активно фильтрует воду. Это губки, кишечнополостные, двустворчатые моллюски, асцидии, некоторые представители многощетинковых червей. Фильтраторов не так много, это ограниченная группа донных животных», — поясняет Владимир Раков.

Ученый напоминает, что все водоросли, в том числе токсичные, синтезируют органическое вещество за счет света, и поэтому в подавляющем большинстве живут в верхних слоях воды и не образуют скоплений на дне. Цветение обычно наблюдают в мелководных закрытых лагунах, в бухтах со спокойной водой и плохим водообменом с открытой частью моря. В холодных водах Авачинского залива — открытом районе океана с мощными приливами и течениями — условия для этого неблагоприятны, отмечает Владимир Раков.

С «природной» версией не согласен и доцент кафедры экологии Камчатского технического университета, химик Рэм Ляндзберг. По его словам, экологическое бедствие у берегов Камчатки носит техногенный характер. Он напоминает, что Росприроднадзор в пробах от 3—6 октября обнаружил значительные превышения по фенолам, фосфатам, железу и аммонию в реках, впадающих в Авачинский залив.

«Природный фактор — это могут быть только фенолы. Они возникают, когда разлагается отнерестившаяся рыба. Но они никогда не достигают таких величин. Так, небольшие превышения могут быть, когда нерестовые реки выносят свои воды в Авачинскую губу. С этим мы давно уже сталкиваемся и знаем. Из воздуха они взяться не могут, вулканы их не производят, вулканические причины отпадают, безусловно», — цитирует Рэма Ляндзберга «Интерфакс». По его мнению, причиной случившегося могут быть неочищенные стоки или склады ядохимикатов.

Росприроднадзор ранее обнаружил в реках, впадающих в Авачинский залив, значительные превышения по фосфатам, железу, фенолам и аммонию. Так, например, в реке Мутнушке около Козельского полигона превышение по фосфат-ионам — в 6,5 раз, по железу — в 2,3 раза. Наибольшее загрязнение выявили в реке Кирпичная перед впадением в Халактырское озеро. Там уровень фосфатов в 10,8 раз выше нормы, аммония — в 6,2 раза, железа — в 6,7 раза, фенолов — в 2,9 раза.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.