Перейти к основному контенту

Смогут ли штрафы и аресты «задушить» протестное движение в Хабаровске?

Митинги и шествия в поддержку Сергея Фургала прошли в Хабаровске, Владивостоке, Южно-Сахалинске, Комсомольске-на-Амуре, Новосибирске, Красноярске, Иркутске и других городах Сибири и Дальнего Востока.  На фото: Хабаровск, 25 июля 2020 г.
Митинги и шествия в поддержку Сергея Фургала прошли в Хабаровске, Владивостоке, Южно-Сахалинске, Комсомольске-на-Амуре, Новосибирске, Красноярске, Иркутске и других городах Сибири и Дальнего Востока. На фото: Хабаровск, 25 июля 2020 г. REUTERS - STRINGER

В Хабаровске митинги после ареста и доставки в Москву экс-губернатора Сергея Фургала не прекращаются уже пять месяцев. По своей длительности это протестное движение, начавшееся 11 июля, стало уникальным явлением в политической жизни России. Как рассказывают местные протестующие, в последние месяцы демонстрации проходят на фоне усилившихся репрессий: «карусельных» арестов,  штрафов и даже уголовных дел. Ко Дню прав человека, который отмечается 10 декабря, русская служба RFI разбиралась как власти пытаются бороться с протестами в Хабаровске. 

Реклама

«Самый активный „отлов“ был в четверг и пятницу»

«В первые две недели довольно мирно все проходило, полиция нам улыбалась, раздавали маски, раздавали воду. Мы даже скандировали „полиции спасибо“. Но как только Михаила Дегтярева нам прислали (в качестве временно исполняющего обязанности губернатора — RFI), резко начались репрессии, аресты, штрафы, нас начали запугивать», — рассказывает RFI активный участник хабаровских протестов Евгений Мазикин.

"Верните нам Фургала": митинг в Хабаровске 18 июля 2020 г.
"Верните нам Фургала": митинг в Хабаровске 18 июля 2020 г. AP - Igor Volkov

По словам Евгения, в первые месяца четыре непосредственно во время митингов задержаний не было. «Ловили уже после акций, как правило, ближе к выходным. Самый активный „отлов“ был в четверг и пятницу. В первую очередь — это „зачистка“ перед (большой акцией) в субботу. Плюс суды в выходные не работают, соответственно могут продержать в спецприемнике до понедельника», — рассказывает он. Самого Мазикина уже дважды «отлавливали» и дважды назначали ему штрафы по «митинговой» статье.

Хабаровский адвокат Виталий Тыхта защищает подвергшихся преследованиям за протесты. Он подтверждает, что точечные задержания начались почти сразу — «принялись за самых активных». Но, как он говорит, неким рубежом стал митинг 10 октября, после которого репрессии приняли массовый характер. В этот день силовики жестко разогнали протестующих, попытавшихся установить палатки возле здания краевого правительства (в народе «Белый дом») на площади Ленина. По данным местных журналистов, в ход тогда пошли дубинки. Несколько десятков человек погрузили в автозаки, в том числе одного несовершеннолетнего.

Как рассказывает Виталий Тыхта, на протестующих с июля завели уже сотни административных дел. Чаще всего им вменяют различные части «митинговой» статьи 20.2 КоАП. Например, если колонна движется по проезжей части, могут вменить «тяжелую» часть 6.1 этой статьи — участие в несанкционированной акции, повлекшей помехи для движения транспорта. Задержанным назначают штрафы, но нередко административные аресты до 15 суток и обязательные работы.

«Ломают руки, вырывают телефон, пытаются забрать паспорт»

Евгения Мазикина силовики задерживали в августе и сентябре. Причем оба раза — не на самой акции, а через несколько дней после. Евгений подозревает, что его выслеживали по номеру телефона. «В первый раз меня случайно поймали, я шел спонтанным маршрутом дворами, — рассказывает Мазикин. — Подъехала машина, выбежали двое неизвестных мужчин крепкого телосложения». По его словам, это были сотрудники центра «Э» в штатском. «Вырывают из рук телефон, пытаются забрать паспорт. Я зажал, не отдал. Мне заломили руки, посадили в машину силой, отвезли в отдел полиции, там уже оформили», — рассказывает участник протестов.

«Как я понял со слов адвоката, они не имели права ни отслеживать меня, ни задерживать, — продолжает он. — У меня статья была не арестная — 20.2, пятая часть. Я должен был сам по повестке прийти. Более того: мне звонили из отдела полиции. Я сказал, что приду завтра в три часа. Я уже ехал на встречу с адвокатом и после этой встречи собирался идти. Несмотря на это, меня прямо по пути задержали».

За участие в несогласованной акции ему дважды назначали штраф в 10 тысяч рублей (один из них аннулировали). Евгений предполагает, что отделался минимальным наказанием из-за того, что у него пятеро детей на иждивении.

Очередная акция в защиту арестованного Сергея Фургала, Хабаровск, 1 августа
Очередная акция в защиту арестованного Сергея Фургала, Хабаровск, 1 августа REUTERS/Evgenii Pereverzev

Недавно, 20 ноября, на Мазикина совершили еще и вооруженное нападение. По его словам, поздно вечером двое неизвестных погнались за ним, избили и выстрелили из травматического оружия. «Четыре выстрела было, один попал по ноге, очень сильно повезло, что пуля по касательной прошла. Это был мощный травмат, мог убить», — говорит Евгений. С его слов, нападавшие представились полицейскими, спрашивали «Где наркотики?», никаких удостоверений не показали. «Пытались лазать по карманам, я очень боялся, что подкинут какую-нибудь наркоту», — рассказывает он. В итоге вышел охранник автостоянки, которого Евгений попросил вызвать полицию. По факту нападения завели уголовное дело, провели следственный эксперимент и судмедэкспертизу. О каких-либо подвижках в расследовании Евгению не известно.

Сейчас Мазикин и сам опасается попасть под уголовное дело — «дадинскую статью» 212.1 за неоднократные нарушения на уличных акциях. Дело в том, что в полиции ему дали понять, что его «ждут» еще два административных протокола помимо двух уже вступивших в силу.

«Если меня один раз задержали и 10 тысяч штрафа назначили или 10 суток ареста дали, второй раз — то же самое, то третий раз это уже может быть штраф 150–300 тысяч рублей либо уголовное дело. Меня могут на три года посадить. Я не против за правое дело заплатить штраф 10, 20, 30 тысяч рублей, но сидеть три года я не очень готов», — говорит Мазикин.

«Не представились, удостоверений не показывали»

По данным «ОВД-Инфо» (к середине ноября), на хабаровских протестующих завели минимум четыре уголовных дела: три — по статье о применении насилия к полицейскому, одно — по «дадинской» статье.

На участницу хабаровских протестов Анастасию завели два уголовных дела по 318-й статье о насилии в отношении представителя власти. Позже их объединили в одно. По одному из эпизодов вместе с ней проходит другая женщина, Надежда. Как рассказывает Анастасия в интервью RFI, инцидент, связанный с уголовным делом, произошел на шествии 10 октября.

По ее словам, в этот день она сняла маску с мужчины в гражданской одежде. «Между (площадью) Ленина и (улицей) Калинина произошел инцидент, какая-то очередная потасовка, людей было очень много, не знаю сколько тысяч. Я туда бегу с рупором, подруга мне помогает несет аккумулятор. Бить никого не били, все кричат „провокаторы, провокаторы“. Стоят люде по гражданке, в форме никого не было. Все пытаются снять с них маски. С одного я сняла маску, до второго не дотянулась», — вспоминает Анастасия.

«По факту никакого нападения не было, было просто снятие маски с одного человека. Подали на меня заявления оба эти сотрудника, написали, что я им множественные удары по лицу нанесла», — рассказывает она. Сейчас Анастасия под подпиской о невыезде. По первой части 318-й статьи УК ей грозит до пяти лет лишения свободы.

Протестное шествие в Хабаровске 12 сентября 2020.
Протестное шествие в Хабаровске 12 сентября 2020. REUTERS - EVGENII PEREVERZEV

Как подчеркивает Анастасия, двое мужчин, проходящие по этому делу потерпевшими, не были в полицейской форме, не представлялись, удостоверений не показывали, поэтому ни она, ни другая фигурантка дела Надежда, не могли знать, что они являются сотрудниками органов и находятся при исполнении. По ее словам, следствие сейчас пытается доказать обратное.

Напомним, 8 декабря депутаты Госдумы приняли в первом чтении поправки в закон «О полиции», который в особых случаях позволяет полицейским представляться не сразу, а уже после задержания. Например, «при необходимости незамедлительного пресечения преступления или административного правонарушения».

Как отмечали правозащитники в интервью «Медиазоне», эти нормы и так фактически уже действовали, хотя официально таких полномочий у полиции нет. Принятие же поправок, по их оценке, может привести к еще большим злоупотреблениям со стороны сотрудников МВД.

Задушат ли точечные репрессии протестное движение?

Наблюдатели сходятся во мнении, что преследования за участие в митингах в Хабаровске усилились в последние месяцы. Активистам назначают «карусельные» аресты и повторные штрафы, задерживают журналистов и блогеров. Однако протестные настроения в Хабаровском крае никуда не исчезли.

Как рассказывает адвокат Виталий Тыхта, некоторые люди, которые уже имеют по несколько наказаний, все равно продолжают выходить на протесты. По его мнению, попытки силового подавления, штрафы и аресты в этом плане контрпродуктивны: они еще больше «распыляют» людей. Спад протестной активности он связывает с наступлением холодов.

Как указывает ученый-политолог, специалист в области региональных политических процессов России и стран СНГ Александр Кынев, ни одно политическое событие не может длиться с одинаковой интенсивностью, а в случае Хабаровска климатический фактор тоже играет свою роль. «Но то, что сейчас не выходят десятки тысяч, ничего не говорит о настроениях людей. Оно как было резко негативным в отношении политики центра, в отношении того, что арестовали „народного“ губернатора, в отношении того, что их не уважают, это все осталось», — отмечает политолог.

Активист Евгений Мазикин тоже считает, что такими методами протестные настроения не задушить. «Люди наоборот все больше и больше будут обозлены на власть», — говорит он. Но Евгений признает, что преследования ослабляют «видимую часть протеста»: людей выходит все меньше. Сам он из-за опасений попасть под уголовную статью уже сомневается, следует ли выходить на митинг в субботу.

Анастасия рассказывает, что перестала участвовать в протестах после того, как на нее возбудили уголовное дело о нападении на полицейских. Она, как и Евгений, опасается стать фигуранткой «дадинской статьи». Дело в том, что на Анастасию завели еще три административных дела по разным частям «митинговой» статьи 20.2 КоАП, по которым ей уже назначили арест на трое суток, 30 часов обязательных работ и штраф.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.