Суд над Baring Vostok: Калви и Дельпаль заявили о своей невиновности и назвали дело «сфабрикованным»

Майкл Калви перед зданием суда в Москве (архив 07/05/2020)
Майкл Калви перед зданием суда в Москве (архив 07/05/2020) AP - Alexander Zemlianichenko

В Москве суд приступил к рассмотрению по существу дела инвестиционного фонда Baring Vostok. Все фигуранты — в том числе основатель фонда, американец Майкл Калви и его французский партнер Филипп Дельпаль — на первом заседании 2 февраля заявили о своей невиновности. Их обвиняют в хищении путем растраты. Обвиняемые не раз заявляли о заказном характере уголовного преследования, которое продолжается два года. Корпоративный спор, который лег в основу обвинений, завершился мировым соглашением осенью 2020 года. По мнению ряда аналитиков, дело Baring Vostok стало знаковым и нанесло серьезный удар по привлекательности России для иностранных инвесторов.

Реклама

Во вторник, 2 февраля, Мещанский суд Москвы приступил к рассмотрению по существу так называемого дела инвестиционного фонда Baring Vostok, по которому семерым фигурантам предъявлено обвинение в хищении путем растраты 2,5 млрд рублей из банка «Восточный», который находился под контролем фонда Майкла Калви.

Это дело стало потрясением для западных бизнесменов, работающих в России, а многие влиятельные представители экономических кругов публично выступили в поддержку инвесторов, заслуживших уважение коллег многолетней работой на российском рынке, — напоминает AFP. Дело Baring Vostok и, в частности, судьба Филиппа Дельпаля неоднократно обсуждались в ходе франко-российских встреч на высшем уровне. В августе 2019 году вопрос был в повестке переговоров президентов Эмманюэля Макрона и Владимира Путина в Форте Брегансон. «Занозой в двусторонних отношениях» называл преследование Дельпаля глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан.

«Заложники сфабрикованного уголовного дела»

В этот вторник — после оглашения обвинительного заключения прокуратурой — все семеро фигурантов дела отрицательно ответили на вопрос суда о том, признают ли они свою вину.

«Вину не признаю», — цитирует AFP заявление основателя Baring Vostok Майкла Калви. Американский бизнесмен подчеркнул: «Я настаиваю на том, что каких-либо противоправных действий, направленных либо приведших к хищению денежных средств (...), не совершал и, тем более, не создавал никакую преступную группу для совершения тяжкого преступления». Предъявленные обвинения Калви назвал «не только необоснованными и несправедливыми, но и незаконными», отметив, что «предан суду за надуманное следствием преступление». Инвестор выразил надежду на «объективный и честный» процесс.

Партнер Baring Vostok, французский инвестбанкир Филипп Дельпаль, не признав своей вины в растрате, указал, что «стал заложником сфабрикованного уголовного дела». «Никто из лиц, указанных в обвинении, не совершал никакого преступления», — цитирует AFP заявление Дельпаля.

О своей невиновности заявили суду и остальные обвиняемые: партнер Baring Vostok Ваган Абгарян, директор фонда по инвестициям Иван Зюзин, бывший гендиректор компании «Первое коллекторское бюро» (ПКБ) Максим Владимиров, а также экс-председатель правления банка «Восточный» Алексей Кордичев и экс-директор банка по инвестициям Александр Цакунов.

Филипп Дельпаль в суде (архив 09/04/2019)
Филипп Дельпаль в суде (архив 09/04/2019) AP - Pavel Golovkin

Подсудимые также настаивают на том, что уладили все экономические и финансовые конфликты, ставшие поводом для уголовного преследования, Baring Vostok выплатил всю сумму, которую следствие квалифицировало как якобы нанесенный ими ущерб.

Калви, Дельпалю и их коллегам предъявлено обвинение по статье о хищении путем растраты (ст. 160 УК РФ — до 10 лет тюрьмы), хотя первоначально дело было заведено по статье о мошенничестве (ст.159). Обвинение было переквалифицировано в декабре 2019 года. Тогда в Baring Vostok заявляли, что «следствие, длившееся более 10 месяцев, закончилось ничем». Адвокаты называли смену статьи попытками следствия спасти дело, которое грозило развалиться за отсутствием состава преступления. 

Обвинение строится вокруг истории с выдачей кредита в размере 2,5 млрд рублей: подконтрольный Baring Vostok банк «Восточный» предоставил средства «Первому коллекторскому бюро» (ПКБ), которое принадлежало фонду Калви. За кредит ПКБ расплатилось с банком акциями люксембургской компании IFTG. Следствие назвало этот кредит невозвратным, утверждая, что стоимость акций, которыми был погашен заем, была значительно ниже объема полученных средств.

От спора акционеров до уголовного дела

Уголовное преследование Калви, Дельпаля и их коллег началось в феврале 2019 года на фоне корпоративного спора за контроль над банком «Восточный» между Baring Vostok и бизнесменом Артемом Аветисяном. Конфликт возник из-за распределения долей после слияния в один банк «Восточный» двух финансовых организаций, принадлежавших фонду Калви («Восточный экспресс») и Аветисяну («Юниаструм»). Baring Vostok стал контролирующим акционером общего банка с пакетом 52%. Аветисян получил 32% акций с опционом на почти 10%.

Весной 2018 года Baring Vostok отказался выполнять опцион, так как заподозрил Аветисяна и его партнера Шерзода Юсупова в подозрительных операциях и выводе активов из подконтрольного им банка «Юниаструм» — перед созданием общего банка «Восточный».

В феврале Юсупов, миноритарный акционер «Восточного», написал на Калви заявление в ФСБ, обвинив его в махинациях с кредитом фирме ПКБ (до этого на собрании акционеров Юсупов, правда, проголосовал за сделку о погашении кредита акциями).

В 2018 – 2020 годах Аветисян и фонд Калви продолжали свой спор в различных судах и арбитражах — Великобритании, Кипра, Нью-Йорка и Амурской области РФ. 28 октября прошлого года спору был положен конец: Baring Vostok и Аветисян заключили мирового соглашение, отозвав все арбитражные иски во всех юрисдикциях. Контроль над банком «Восточный» окончательно перешел Артему Аветисяну, а Baring Vostok сохранил 42% акций банка. Фирма ПКБ фонда Калви перечислила банку всю сумму 2,5 млрд рублей (которая легла в основу уголовного дела).

Мировое соглашение и урегулирование всех претензий не избавило Калви, Дельпаля и их коллег от уголовного преследования. Такие дела возбуждают только по заявлению потерпевшего, но прекращение дела невозможно по примирению сторон, — объясняли юристы деловому изданию The Bell суть уголовных дел «частно-публичного обвинения».

Многие экономисты, обозреватели и комментаторы сочли уголовное преследование Калви и его коллег примером использования в России силовых структур в качестве инструмента для решения экономических споров (см. 1, 2, 3).

Майкл Калви в суде (архив 11/04/2019)
Майкл Калви в суде (архив 11/04/2019) AP - Pavel Golovkin

Два года следствия

Майкла Калви, Филиппа Дельпаля и их четверых коллег задержали в феврале 2019 года и заключили в СИЗО.

Калви и экс-главу «Восточного» Алексея Кордичева отпустили из СИЗО и перевели под домашний арест в апреле 2019 года, Филипп Дельпаль находился в СИЗО шесть месяцев — до августа. Вагана Абгаряна и Ивана Зюзина (Baring Vostok), а также Максима Владимирова (ПКБ) держали за решеткой почти год, переведя под домашний арест лишь 12 февраля 2020. Александр Цакунов провел почти год под домашним арестом.

12 ноября 2020 года Верховный суд освободил фигурантов дела Baring Vostok из-под домашнего ареста. Меру пресечения им изменили на запрет определенных действий.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями